Код здоровья сердца и сосудов | Страница 10 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу
Любовь Георгиевна,47 лет, Ярославль

Я врач-педиатр, приехала из Казахстана. Хочу сказать большое спасибо Бубновскому С.М. за его великолепный Центр, который помогает людям восстановить свое здоровье, вернуть радость движения!

Уезжаю домой в полном здравии, с отличным настроением, желаю вашему Центру дальнейшего процветания!

Сара Артисановна,56 лет, Алматы

Предисловие

Человек имеет не одно сердце, а 700. Когда он поймет это – будет жить долго и здоровой жизнью.

С.М. Бубновский

Ученые из Лозаннского университета подготовили для Всемирной организации здравоохранения доклад по статистике сердечно-сосудистых заболеваний в 34 странах мира, начиная с 1972 года. Россия заняла первое место по смертности от этих недугов, опередив прежнего лидера – Румынию.

Статистика по России выглядит просто катастрофически: из 100 тысяч человек только от инфаркта миокарда в России ежегодно умирают 330 мужчин и 154 женщины, а от инсультов – 204 мужчины и 151 женщина. Среди общей смертности в России сердечно-сосудистые заболевания составляют 57 %. Такого высокого показателя нет ни в одной развитой стране мира! В год от сердечно-сосудистых заболеваний в России умирают 1 млн 300 тысяч человек – население крупного областного центра.

Львиная доля здесь принадлежит ишемической болезни сердца (ИБС) и артериальной гипертонии (АГ) с ее осложнениями – инфарктами миокарда и инсультами.

Безусловно, большую роль в высокой смертности играют и различия в лечении заболеваний сердца. Во всех развитых странах ИБС лечат хирургически. Исключения составляют только очень запущенные случаи и те ситуации, когда операция противопоказана. В России же преобладающим методом лечения остаются таблетки. Например, баллонную ангиопластику и стентирование в России получают лишь около 1 % пациентов, страдающих ИБС. Для сравнения: в странах Западной Европы и США этот показатель составляет 20–30 %.

Вот такая статистика. Печальная и страшная…

Страшно жить с ощущением конца жизни завтра, послезавтра или даже через месяц.

Не через 20–30 лет, а вот-вот. А хочется еще, ну хотя бы лет 10, или, на худой конец, год. Но именно хроническая болезнь в остром периоде, особенно после 50 лет (все, что до этого срока, воспринимается случайной несправедливостью), обостряет ощущение ценности самой жизни. Это ощущение свойственно не здоровым, пусть и относительно, людям, а тем, у кого есть хронические заболевания, требующие регулярного врачебного контроля.

Именно в период обострения болезни – будь то гипертонический криз, высокая температура, острая боль за грудиной или в спине – вдруг осознаешь, что есть еще ряд дел (пусть даже одно, но важное), которые просто необходимо завершить, или дождаться результата от уже сделанного, а потом… Как говорится, на все воля Господня…

Обостряет ощущение ценности жизни не что иное, как страх смерти – смерти, как представляется подавляющему числу больных людей, несправедливой именно по отношению к ним. Раньше срока?! О котором, правда, никогда не думалось… Конечно же, в такие моменты – моменты страха за собственную жизнь, которые всегда возникают при обострении болезни, люди обращаются к Скорой медицинской помощи, набирая 03, а не к размышлению – почему это произошло?

Такая, часто подсознательная, реакция возникает по одной простой причине – незнании основных законов жизнедеятельности человеческого организма и роли влияния на здоровье человека факторов окружающей среды, о которых сложилась поговорка: «Солнце, воздух и вода – наши лучшие друзья!»

Я говорю о хронических болезнях в стадии обострения, а не о приступе, возникшем первый раз в жизни!

Людей, завершивших жизнь раньше (конечно, с их точки зрения) положенного срока в результате хронических заболеваний, намного больше, чем тех, кто подвергся атаке «внезапной смерти» – острому инфаркту миокарда, тромбоэмболии и т. п. Поэтому я, как врач, изучающий законы активного долголетия, интересуюсь именно этим большинством. На их примере легче выявить закономерности угасания здоровья, истинные причины и возможности предотвращения этого преждевременного угасания без применения лекарств. В частности, с использованием для оздоровления энергии солнца, воздуха и воды, о чем я начал разговор в книге «Жизнь после травмы, или Код здоровья».

Случайная смерть всегда случайна. По крайней мере, так она видится большинству людей. Она может дать статистику, но не помогает выявить закономерности.

Каков же алгоритм действий подавляющего большинства пациентов и врачей при обострении заболевания? Например, при болях в сердце или повышении артериального давления (АД)? Вызов на дом врача, неотложной или скорой помощи, далее – внутримышечная или внутривенная инъекция для снятия острого приступа, а затем – сопровождение болезни таблетированными лекарственными препаратами. Результатом такого подхода становится жизнь, расписанная в соответствии с назначениями кардиолога, и, заметьте, – без каких-либо пауз, с регулярным посещением аптеки и периодическим – отделения кардиологии в стационаре. Вся жизнь на таблетках! Но именно так и живет большинство людей, перенесших приступ стенокардии, гипертонический криз, а тем более – инфаркт миокарда. Неужели так примитивен организм человека, носящего имя «человека разумного» – Homo Sapiens? Где же этот разум? А если заглянуть поглубже – за что, зачем и почему дается человеку болезнь?

Эволюция человека от питекантропа и кроманьонца до гомо сапиенса происходила только тогда, когда не было агрессивной фармакологии, электрофизиотерапии, компьютеров и автомобилей. Во всяком случае, так получается! Я имею в виду не только интеллектуальное, но и физическое развитие.

Этому в большой степени способствовали свежий воздух и экологически чистая еда, но прежде всего, движение. Много движения!

Жили мало, но не вследствие хронических болезней, а из-за бесконечных войн и эпидемий. С появлением человека разумного появились и хронические болезни. А с ними и те, кто захотел излечивать эти болезни. Но если для исцеления от болезней на заре цивилизации, еще задолго до появления письменности, в качестве лечебных средств использовали растения, минералы, части живых организмов, воды природных источников и др., то уже в Средние века эта лечебная практика стала видоизменяться.

Сначала появилась фармакология, основу которой заложили Авицена (Ибн Сина) и Парацельс, а в ХХ веке уже экспериментальная фармакология, сместившаяся в сторону синтеза и производства этих искусственно созданных лекарственных средств. Нельзя отрицать роль этой науки, важной для ургентной медицины, т. е. медицины неотложных состояний. Но и обожествлять ее, как это происходит в современной симптоматической терапии, тоже нельзя. Применение сильнодействующих лекарственных препаратов, имеющих опасные побочные действия, для лечения не только сложных, но и достаточно простых хронических заболеваний, неоправданно.

Отошла от фармакологии приемлемая гомеопатия, располагающая индивидуальными и одновременно натуральными лекарствами, хотя и в гомеопатии появилось направление, использующее современные открытия в области биохимии (школа Д. Леезера). Кстати, вполне себе здравствует и знахарство, относящееся к так называемой народной медицине.

Этот феномен процветания «ненаучного, парамедицинского» подхода к лечению, в том числе и тяжелых заболеваний, продолжает активно существовать не только в связи с высокой материалоемкостью и, соответственно, дороговизной квалифицированной медицинской помощи, но и в связи с отсутствием эффекта от пользования последней. Все эти подходы к лечению хронических заболеваний (не буду упоминать различные формы оккультных методов) скрывают главное – растерянность врачей и целителей в понимании возможностей организма самого человека. Поэтому вывод И.П. Павлова, первого нобелевского лауреата от России: «Человек есть система, грубо говоря, машина, как и всякая другая в природе подчиняющаяся неизбежным и единым для всей природы законам, но система единственная по высочайшему саморегулированию, система, сама себя поддерживающая, восстанавливающая, поправляющая и даже совершенствующая», – им, врачам и парамедикам, не понятна. Как это – без лекарств и микстур – восстановить здоровье человека? Но, оказывается, можно. Об этом вы узнаете из книги. Сейчас, в эпоху покорения космоса и появления Интернета, на мой взгляд, происходит, как это ни парадоксально, контрэволюция. Да, жизнь стала более продолжительной, но не благодаря реализации скрытых возможностей организма человека, а благодаря лекарствам, создающим нового человека – лекарственнозависимого.

10