Аманда | Страница 6 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

— Ну что ж, ставлю на эти восемьдесят процентов, — ровным голосом ответил Джесс, но глаза его сверкнули яростью.

Уокер не нуждался в дальнейших объяснениях. Единственный ребенок единственного сына, Аманда занимала особое место в его сердце. Джесс так любил Брайана, что двое других детей для него как бы вовсе не существовали. В своих отцовских чувствах Джесс был так же неуемен и безжалостен, как и во всем остальном. Его, казалось, абсолютно не тронула смерть дочери Адриан и ее мужа Дэниеля Лэттимора в авиакатастрофе в 1970 году. Что же касается Кейт, то ее он словно и вовсе не замечал. С тем же успехом она могла бы быть невидимкой.

С Брайаном все обстояло иначе, и дочь своего любимого сына Джесс считал единственным сокровищем в жизни.

Если он убедит себя, что эта женщина — его настоящая внучка, он вполне способен завещать ей практически все свое состояние, оставив дочери и двоим внукам лишь жалкие крохи. И не важно, что Рис трудится в поте лица в качестве младшего служащего на промышленных заводах Далтонов, что Салли выращивает и тренирует отличных лошадей, прославивших семью Далтонов, что Кейт провела всю свою жизнь в качестве очаровательной хозяйки «Славы». Все это сейчас не имело никакого значения.

— Джесс…

— Уокер, я знаю, это она. Я почувствовал это в ту же минуту, как она вошла в комнату. — Глаза его смотрели все с той же яростью. Он залпом допил виски, чуть поморщившись, и решительно кивнул. — Аманда вернулась домой.

Уокер понимал, что спорить бесполезно, однако все же решил переубедить его.

— Не торопитесь, Джесс. Дождитесь хотя бы результатов анализов, а тем временем поговорите с ней, порасспрашивайте о ее жизни, о прошлом.

Джесс коротко рассмеялся.

— А вы такой же осторожный, как и ваш отец. Ну хорошо, хорошо. Я пока не стану менять завещание.

Это было даже больше, чем Уокер надеялся услышать.

— Очень рад. Ну а теперь, если позволите, отправлюсь к себе в офис. Попытаюсь хотя бы пару часов поработать сегодня.

— Приезжайте на ужин.

Это прозвучало скорее как приказ, чем приглашение. Впрочем, Уокеру самому хотелось узнать, как будут развиваться события, поэтому он не стал выдумывать отговорки и с благодарностью принял приглашение.

Кейт поднялась с места.

— Я провожу вас до машины.

Из окна угловой комнаты на втором этаже Аманда смотрела, как Уокер и Кейт шли к машине. Они представляли собой поразительно красивую пару. Он — ростом выше шести футов, атлетического сложения — прекрасно смотрелся рядом с высокой, статной Кейт, а его чуть хищное, ястребиное и все же странно привлекательное лицо лишь подчеркивало ее безупречную красоту. Несколько минут они стояли у его сверкающего «линкольна», разговаривая о чем-то, судя по их виду, очень важном. Интересно, о чем. Там, в большой комнате, он говорил с Кейт непривычным для него мягким тоном, и сейчас вся его поза выдавала желание защитить, уберечь. А между тем — Аманда могла бы поклясться в этом! — Уокер Мак-Леллан не тот человек, которому свойственно импульсивное желание защитить слабую женщину.

Однако Кейт, по всей видимости, занимала особое место в сердце адвоката. Может быть, они любовники? Здесь, в «Славе», он явно чувствует себя как дома, и хозяева обращаются с ним, как с членом семьи. Они с Кейт знают друг друга с детства, оба одиноки. Да и Джесс наверняка не имеет ничего против таких отношений.

Уокер, наверное, лет на семь-восемь моложе Кейт. Но он скорее всего не из тех, кто придает значение разнице в возрасте. И все же странно… Если они и в самом деле любовники, то почему не поженились? Что им могло помешать? Они, без сомнения, подходящая пара. Оба известные люди в городе. К тому же на Юге, особенно в небольшом городке, где репутация человека все еще имеет большое значение, а внебрачные отношения вызывают явное порицание, продолжать тайную связь в течение сколько-нибудь длительного времени было бы довольно трудно.

Аманде хотелось увидеть, поцелует ли он Кейт, перед тем как уехать. Но нет, адвокат сел в машину, лишь небрежно помахав рукой, и Аманда, неожиданно для себя самой, почувствовала облегчение. Возможно, они все-таки не любовники. Или уж очень скрытные. И никакого облегчения она не испытывает, яростно убеждала она себя. Просто…

Что «просто», Аманда? Просто радость оттого, что подозрительно настроенный адвокат с проницательными глазами и бархатным голосом, тот, который с самого начала счел тебя самозванкой, не состоит в любовной связи с твоей тетушкой?

Она тряхнула головой, сама поражаясь своим нелепым мыслям. Постояла у окна, дожидаясь, пока Уокер уедет, и потом отвернулась с легким вздохом. Нельзя сказать, чтобы он так уж поддерживал ее, но теперь, после его отъезда, она вдруг почувствовала странное одиночество.

Она ясно помнила, как впервые вошла в его офис несколько дней назад. Помнила, как он поднялся ей навстречу. Она словно бы видела его бесстрастное лицо и проницательные зеленые глаза.

— Мистер Мак-Леллан? Я Аманда Далтон.

— В самом деле? Что ж, поживем — увидим.

Усилием воли она попыталась выбросить из головы ту первую встречу. Оглядела комнату. Мэгги, верная своему слову, не стала играть в «угадайку» и сразу объяснила, что эта комната не была ни спальней Брайана и Кристин, ни ее детской. Это одна из самых просторных комнат в доме. Она всегда предназначалась для гостей, и Джесс распорядился, чтобы ее предоставили Аманде.

В ходе реконструкции дома к этой комнате присоединили просторную ванную, очень приятную, в голубых тонах, и гардеробную с множеством встроенных шкафов. Мебель здесь стояла старинная, из того немногого, что еще сохранилось в «Славе». Два высоких комода, длинный туалетный столик с многочисленными ящичками, большое овальное зеркало на стене, мраморный ночной столик с лампой у кровати. Сама же кровать представляла собой настоящее произведение искусства — королевских размеров, изготовленная на заказ одним из известнейших мебельных мастеров Нового Орлеана, с балдахином и резными украшениями в стиле рококо. Балдахин из ярко-красного бархата по цвету сочетался с обоями, а по рисунку на ткани — с расшитым ковром, устилавшим пол от стены до стены.

Не слишком хорошо разбираясь в архитектуре, южной или какой-либо другой, Аманда тем не менее поняла, что эта мебель представляла огромную ценность.

Вообще комната ей понравилась. Здесь было уютно, даже несмотря на слишком роскошную мебель и слишком яркие краски. Аманда открыла окно, и в комнату ворвался легкий свежий ветерок и аромат жимолости. Она вышла на балкон с резной металлической решеткой. Балкон выходил на западную часть дома, и к нему вела отдельная винтовая лестница. Предназначенные, по всей видимости, для того, чтобы гости могли гулять по окрестным лугам и холмам при луне, не беспокоя домочадцев, и балкон, и винтовая лестница, с резными перилами и решетками, с затейливыми витыми украшениями, поражали роскошью, которой так славилась Луизиана. Балкон поддерживали изящные колонны в готическом стиле.

Аманда осталась довольна тем, что у нее есть отдельный выход, впрочем, не забыв проверить, хорошо ли запирается дверь на балкон. Она вернулась в комнату и начала распаковывать чемоданы.

Она провела в этом доме всего несколько часов, однако уже чувствовала страшную усталость оттого, что приходилось взвешивать каждое слово. Каково же будет прожить здесь целую неделю? А две недели? А месяц? Столько глаз за ней наблюдают, столько людей только и ждут, чтобы она сделала ошибку, оступилась. Как долго сможет она продержаться, не выдав себя?

Аманда отнесла сумку с туалетными принадлежностями в ванную комнату, развесила блузки, юбки, брюки и летние платья в гардеробной, аккуратно поставила там же несколько пар туфель, потом начала раскладывать по ящикам майки, белье, джинсы и шорты. Развесив и разложив все свои вещи, она поняла, как мало места занимает ее имущество.

Она подошла к дверям, прислушалась, потом осторожно повернула старомодный медный ключ в замке и вдруг вспомнила, что дверь на балкон открыта. Но, тут же сказала она себе, ни один из этих крупных тяжелых людей не сможет подняться по металлической винтовой лестнице неслышно.

Она прошла обратно в комнату, положила перед собой самый большой чемодан, теперь уже пустой, и осторожно открыла потайное дно. Очень удобное место для бумаг — чтобы не мялись, как заявил ей продавец не моргнув глазом. Два больших конверта и три большие записные книжки в твердых переплетах.

6