Перегрузка | Страница 86 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

Несколько минут спустя зазвонил телефон, и Вики доложила, что с ним хотел бы поговорить мистер Лондон.

Думая о переполненной красной папке, он раздраженно приказал ей:

– Спроси, это важно?

– Я уже спросила. Он говорит, что да.

– Тогда соедини меня с ним.

Раздался щелчок, и начальник службы охраны собственности спросил:

– Ним?

– Гарри, вся эта неделя у меня расписана по минутам. Твое дело может подождать?

– Вряд ли. Есть кое-что интересненькое, о чем тебе, я думаю, следует знать.

– Ладно, выкладывай.

– Не по телефону. Надо встретиться.

Ним вздохнул. Временами Гарри Лондон действовал так, будто все касающееся его отдела имело первостепенную важность и срочность по сравнению с другими заботами “ГСП энд Л”.

– Приезжай сейчас.

Ним продолжал работу, пока не приехал Лондон.

Отодвинувшись на стуле от своего стола, Ним сказал;

– Гарри, я слушаю. Но только коротко.

– Я постараюсь. – Коренастый начальник службы охраны собственности уселся на стуле лицом к Ниму. Одеждой и манерой вести себя он все еще походил на бывшего морского пехотинца, энергичного, стремительного, но Ним заметил, что на его лице прибавилось морщин.

– Ты помнишь, – начал Лондон, – как вскоре после того, как мы поймали этих парней из фирмы “Кил”, ворующих энергию в “Зако-билдинг”, я сказал тебе, что мы обнаружили целое крысиное гнездо. Я предсказывал, что мы еще многое узнаем и в наших делах будут фигурировать известные имена. Ним кивнул.

– Представь себе, одно из них – Пол Шерман Йел. Ним резко бросил ему:

– Не валяй дурака!

– Хотел бы я, чтобы это было так, – печально проговорил Лондон. – К сожалению, это правда. Вся раздражительность Нима исчезла.

– Расскажи все, что ты знаешь, – попросил он.

– В тот день, когда мы обедали с тобой, – начал Гарри, – я еще пообещал тебе, что моя служба проверит все записи “Кил электрикал энд гэс контрактинг”. Нам нужно было вместе с прокуратурой поднять документы на все работы, которые “Кил” выполняла в прошлом году. После этого мы могли бы определить, какая часть этих работ не соответствовала закону, если вообще такие работы были.

– Да, я помню.

– Мы сделали все это. Мои люди работали как черти, и мы обнаружили целый клубок. Ты детально со всем ознакомишься в моем отчете, который я сейчас пишу. Суть в том, что прокуратура завела много дел с привлечением некоторых толстосумов.

– Переходи к Йелу, – сказал Ним. – Какое это имеет отношение к нему?

– Я приближаюсь к этому.

Среди рабочих распоряжений компании “Кил”, сообщил Лондон, необычно большое количество связано с именем Яна Норриса.

Имя это было знакомо Ниму, но он не мог вспомнить откуда.

– Норрис – юрист, работающий в качестве финансового советника, – сказал Лондон. – У него контора в городе – в “Зако-билдинг”, слышал ты такое название? Он связан с фондами и имуществом клиентов. Один из них – семейный фонд Йелов.

– Я знаю об этом фонде. – Теперь Ним вспомнил Норриса. У них состоялась короткая встреча на пастбище для скота неподалеку от города Фресно.

– У нас есть веские доказательства, – продолжал Лондон, – что Норрис очень сильно замешан в кражах. Он контролирует значительную собственность – учреждения и промышленные здания, жилые постройки, магазины и прочее имущество подобного рода. По-видимому, Норрис какое-то время назад понял, что может сэкономить деньги своих клиентов и заработать сам, если снизит затраты на электричество и газ за счет мошенничества. Он рассчитывал, что это останется незамеченным – по крайней мере похоже на это, – и занялся кражами энергии с большим размахом, используя “Кил электрикал энд гэс контрактинг”.

– Но отсюда не следует, что люди, от лица которых действовал Норрис, имели хотя бы малейшее представление о том, что происходило, – предположил Ним. Он почувствовал облегчение. Даже если фонд Йелов имеет касательство к делу, Ним был уверен, что сам Пол никогда не будет заниматься чем-то нечестным.

– В том, что ты говоришь, есть немалая доля правды, – согласился Лондон, – и даже если кто-либо из клиентов Норриса действительно был в курсе, я сомневаюсь, что мы в состоянии доказать это. Но прокуратура стряпает дело против Норриса, и имя Йела непременно будет фигурировать в нем. Вот почему я подумал, что тебе следует об этом знать. Не очень-то хорошо получается, Ним, и для него, и для нас.

"Гарри прав, – размышлял Ним. – Имя Йела и компания “Голден стейт пауэр энд лайт” были теперь крепко связаны воедино, и обязательно найдутся те, кто поверит в существование некоего сговора. Пусть даже не будет найдено ни единого доказательства, сплетников это не остановит. В общем, определенные неприятности компании и ее руководству обеспечены”.

– Я еще не закончил, – сказал Гарри Лондон, – и, возможно, не упомянул самого главного. Ним приготовился слушать.

– Подавляющая часть нелегальной работы, выполняемой людьми “Кил” для Норриса – или, это будет вернее, для людей, которых представляет Норрис, – началась около года назад. Все для семейного фонда Йелов было сделано в течение последних трех месяцев. Как ты помнишь, как раз в это время мистер Йел оставил Верховный суд и перешел на работу в “Голден стейт пауэр энд лайт”.

– Подожди минутку, Гарри, – попросил Ним. Он был шокирован. – Дай-ка мне поразмыслить над этим.

– Распоряжайся своим временем сам, – согласился Лондон. – Мне тоже надо о многом подумать.

Ним не мог поверить в это. Просто не мог поверить, что Пол Шерман Йел мог быть участником мошенничества с энергией, даже косвенно, даже как молчаливый свидетель. И все же… Ниму вспомнился разговор на пастбище. Что тогда сказал Пол? Происходит инфляционный рост цен на все, что мы используем.., особенно на электричество.., та процедура осуществляется за счет электричества. Мы используем электроэнергию для нашей мельницы.., для сорока тысяч голов скота.., на фермах всю ночь светло.., наши счета за электроэнергию астрономические. И потом: “Я попросил своего управляющего Яна Норриса сократить издержки, экономить… Мы должны это сделать”.

Еще раньше, в тот день, когда он впервые встретил чету Йел в Долине Нейп, Бет Йел говорила о том, что их фонд плохо управляется и они теряют деньги.

Ним обратился к Гарри Лондону:

– Еще один вопрос. Ты не знаешь, кто-нибудь из твоей службы, полиции, прокуратуры беседовал с Йелом на эту тему?

– Я знаю точно. Никто.

Ним молча осмысливал услышанное. Затем он сказал:

– Гарри, это слишком много для меня. Я собираюсь рассказать все президенту.

Начальник службы охраны имущества кивнул в знак одобрения:

– Я считаю, тебе следует сделать это.

На следующий день в одиннадцать часов утра Эрик Хэмфри, Ним, Гарри Лондон и Пол Шерман Йел собрались в кабинете президента.

Судья Йел, которого шофер привез из Долины Нейп, был особенно весел. Его морщинистое лицо засветилось, когда он сказал:

– Возвращение в Калифорнию сделало меня более молодым и счастливым. Мне следовало вернуться раньше. – Внезапно он понял, что улыбается только он один. Он повернулся к Хэмфри. – Эрик, что-нибудь случилось?

Ним был уверен, что безукоризненно одетый и, как всегда, внешне спокойный Хэмфри чувствовал внутренний дискомфорт. Он знал, что президент ждал этой встречи с опаской.

– Честно говоря, я не уверен, – ответил Хэмфри. – Мною получена информация, о которой мне, я убежден, следует сообщить вам. Ним, пожалуйста, раскрой все мистеру Йелу.

В нескольких предложениях Ним обрисовал из ряда вон выходящую ситуацию с кражей энергии и роль в компании Гарри Лондона, с которым судья до сих пор не был знаком.

Пока Ним говорил, лоб судьи прорезали глубокие морщины. Он казался удивленным и, улучив паузу, поинтересовался:

– Какое это имеет отношение к моей работе?

– К сожалению, то, о чем мы говорим, не касается вашей работы, – сказал Хэмфри. – По-видимому, это скорее личный аспект.

Йел в недоумении покачал головой:

– Теперь я даже еще в большей растерянности, может, кто-нибудь объяснит?

– Гарри, – обратился к нему Ним, – приступай.

– Сэр, я думаю, вы знаете Яна Норриса, – начал Лондон. Показалось Ниму или действительно выражение тревоги промелькнуло на лице Йела? Вероятно, показалось. Ним предостерег себя от поисков призраков, которых нет.

86