Перегрузка | Страница 82 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

– Поезжай за автобусом, не теряй его из виду, но так, чтобы было незаметно, что мы преследуем его. На каждой остановке я должна видеть, кто выходит.

Водитель сразу же согласился:

– Все сделаем, леди! Только сядьте на заднее сиденье и позвольте мне действовать.

Он был проворным и находчивым, дважды обгонял автобус и затем пропускал его. Когда они оказывались близко к автобусу, она отворачивалась. Но как только автобус делал остановку, такси занимало такое место, что она видела всех выходящих. Бердсон долго не появлялся, и Нэнси уже подумала, что упустила его. Они проехали около четырех миль, когда он появился.

Она видела, как он оглядывался по сторонам.

– Вот этот, с бородой, – она указала шоферу.

– Я вижу его, – таксист проехал мимо, даже не взглянув на Бердсона, и притормозил.

– Не поворачивайтесь, леди. Я наблюдаю за ним через зеркало. Он переходит через улицу. – Через минуту или две он сказал:

– Будь я проклят, если он не собирается сесть в другой автобус.

Они поехали и за вторым автобусом, но уже в противоположном направлении. На этот раз Бердсон вышел через несколько кварталов, также посмотрев по сторонам. Неподалеку находились несколько машин такси. Бердсон сел в одну из них и поехал. Нэнси видела его напряженное лицо через заднее стекло машины.

Нэнси приняла решение:

– Пусть он уезжает. Отвези меня обратно. Да, не стоило рисковать. Она надеялась, что Бердсон не заметил преследования, но, если бы она настояла на дальнейшей погоне, он, несомненно, обнаружил бы ее. О том, куда он ехал и зачем, можно было узнать и по-другому.

– Леди, я что-то не понимаю вас, – недовольно сказал шофер, когда они изменили маршрут. – Сначала вы следите за ним. Затем отказываетесь. Даже не подъехали, чтобы посмотреть номер такси.

Пришлось объяснить ему, что она боялась быть замеченной. Он выслушал и кивнул:

– Ладно!

Через несколько минут он снова повернулся к ней:

– Вы все еще хотите знать, куда поехал борода?

– Да, – ответила Нэнси. Чем больше она думала о мерах предосторожности, которые принял Бердсон, тем сильнее была ее уверенность, что происходит нечто важное, о чем она должна была узнать.

– Знаете, где этот парень обитает? – спросил водитель.

– Его домашний адрес? Нет, но это не так трудно узнать.

– Может быть, нам сварганить одно дельце? – предложил таксист. – У меня есть два приятеля. Они не работают, но у них есть машины с рациями. У меня также рация. Мы можем следить за бородой, подменяя друг друга, когда кто-то утомится.

– Но вы должны будете наблюдать за ним все время, – уточнила Нэнси.

– Конечно. Как я уже говорил, мои друзья не работают.

– Интересная идея. И сколько это будет стоить? – спросила она.

– Это мы прикинем, леди. Но не так много, как вы думаете.

– Когда прикинете, позвоните мне, – сказала Нэнси, написав телефон своей квартиры на обратной стороне визитной карточки.

Он позвонил поздно вечером в этот же день. Она уже выяснила домашний адрес Бердсона, посмотрев его в телефонной книге.

– Двести пятьдесят долларов в неделю, – сказал таксист. – Это для меня и моих ребят.

Она колебалась. Стоило ли входить в такие траты? И снова чутье подсказало ей, что это следует сделать.

Может быть, попросить денег в редакции? Сомнения одолевали ее. Если она сделает это, то придется рассказать о собранном на Бердсона и его организацию материале, и газета тут же захочет его напечатать. Нэнси считала это преждевременным, она была уверена, что при известном терпении в истории с Бердсоном ей удастся узнать нечто очень важное. К тому же руководство газеты не любило бросать деньги на ветер. Она решила тратить пока свои деньги и надеялась получить их обратно позже. Невелика беда, если она их даже не вернет, хотя и нарушит таким образом собственные принципы.

По общепринятым стандартам Нэнси Молино была богатой женщиной. Несколько лет назад ее отец образовал специальный фонд, который обеспечивал ее регулярным доходом. Но она из гордости держала деньги из фонда и свои, заработанные, на разных счетах. На этот раз, видно, придется смирить гордыню. Таксист попросил у нее аванс, что было справедливым, и исчез на шесть дней. Потом молодой водитель, его звали Викери, появился с отчетом. К удивлению Нэнси, он оказался подробным и ясно изложенным. Были описаны все передвижения Бердсона, вполне, впрочем, обычные и безобидные. Вел он себя естественно. Более того, не сделал ни одной попытки запутать следы.

– Одной недели мало, – сказал Викери. – Может, попробуем еще?

"А почему бы и нет, черт возьми?” – подумала Нэнси. Через семь дней они снова увиделись. Викери опять принес подробный отчет с такими же неутешительными результатами.

Она была разочарована.

– О'кей, позабудь об этом, – сказала ему Нэнси. Молодой человек посмотрел на нее с нескрываемым презрением.

– Хотите покончить с делом? Смотрите, сколько уже вложено! – Почувствовав, что она колеблется, он настойчиво продолжил:

– Рискните! Попробуйте еще недельку.

– Тебе следовало быть чертовым продавцом, а не водителем такси, – сказала Нэнси.

Она размышляла. У нее были доказательства, что Бердсон обманщик, но не было никакой уверенности, что он не занимается чем-то похуже мелкого мошенничества. Может, за странным поведением Бердсона в тот день ничего серьезного не кроется? И наконец, есть ли смысл в том, чтобы, как посоветовал этот шустрый парень, рискнуть и продолжать слежку?

Что-то в глубине души подсказывало, что стоит рискнуть.

– Ну хорошо. Еще одну неделю, но не больше. На четвертый день Викери позвонил и зашел к ней поздно вечером.

– Сегодня после полудня бородач вел себя очень осторожно, как в тот день, когда мы ездили вдвоем, – сказал Викери и самодовольно улыбнулся. – Мы одолели этого сукина сына.

– А сколько это стоило мне! – сказала Нэнси. – Но я все-таки надеялась.

Молодой человек, ухмыляясь, передал ей написанный отчет. Из него следовало, что Дэйви Бердсон выехал из своего гаража на машине и оставил ее в противоположном конце города. Перед тем как выйти из машины, он надел темные очки и шляпу. Потом взял такси в другой конец города. Сменил два автобуса, идущих в разных направлениях, и закончил свои маневры прогулкой окольной дорогой к маленькому дому в восточной части города.

Он вошел в дом. Адрес в отчете был указан.

– Бородач пробыл там, в доме, два часа, – сказал Викери. После этого, говорилось в записке, Бердсон поймал такси и остановился в нескольких кварталах от места, где была припаркована его машина. Пешком добрался до машины и уехал домой. Викери спросил с надеждой:

– Может, еще понаблюдаем за бородой? – И добавил:

– Мои приятели все еще не работают.

– Имея такого друга, как ты, им нечего беспокоиться, – Нэнси покачала головой. – Нет, на этот раз достаточно.

Спустя два дня Нэнси сидела в своей машине, наблюдая за домом, который так таинственно посещал Бердсон. Она находилась там около двух часов. Близился полдень.

Вчера она была занята тем, что завершала большую статью по заданию “Экзэминер”, хотя еще и не сдала ее в городскую редакцию. Она сделает это завтра.

Она наблюдала за домом 117 по Крокер-стрит. Это был один из многих одинаковых, как близнецы, домов на улице, построенных еще в двадцатые годы. Лет десять назад их отремонтировал какой-то предприниматель, который верил, что этот район предназначен для возрождения и благополучия. Но он ошибся. Крокер-стрит осталась такой же, как и была, – невыразительной, серой. И люди там жили потому, что не могли позволить себе лучшего. Отремонтированные дома вернулись в свое прежнее состояние – щербатые кирпичные стены, потрескавшиеся стекла, отлетевшая краска.

Дом 117 ничем не отличался от остальных. Она припарковала свой “мерседес” у соседнего дома; отсюда она могла наблюдать за 117-м, не рискуя быть замеченной. Вдобавок здесь ее прикрывали еще несколько стоявших поблизости автомобилей. Она взяла с собой бинокль, но пока не использовала его из боязни привлечь внимание прохожих.

Пока на улице было мало людей. Ничто не происходило и в доме 117.

Нэнси не знала, чего она ждет, просто надеялась увидеть кого-нибудь из жильцов этого дома. Но утро закончилось, а никто так и не появился. Она раздумывала, подождать еще или же вернуться на другой день.

Машина проехала мимо нее, как и множество других за прошедшие два часа. Непроизвольно она отметила, что это был помятый битый “фольксваген” – фургон черного цвета с разбитым боковым стеклом, небрежно заделанным картоном и пленкой.

82