На высотах твоих | Страница 90 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

– Врешь, сукин ты сын! – Уоррендер вскочил, еле удержавшись на ногах.

– Думайте что хотите, – все так же сдержанно заявил Ричардсон. – Но зачем мне вас обманывать? В любом случае вопрос, как я узнал, не имеет значения. Главное то, что я об этом знаю.

– Ну ладно, – взорвался Уоррендер. – Значит, заявились меня шантажировать. Так вот что я вам скажу, мистер партийный функционер, выскочка вы этакий, мне наплевать, что вы пронюхали о нашей сделке. Грозите мне разоблачением? А последним-то смеяться буду я. Я вам еще покажу! Созову репортеров и все им выложу – прямо здесь и сегодня же!

– Вы все же присядьте, пожалуйста, – настойчиво попросил его Ричардсон. – И давайте не повышать голос. А то вашу супругу потревожим.

– Ее нет дома, – коротко бросил Уоррендер, но все-таки сел в кресло. – Здесь вообще больше никого нет.

– Я пришел к вам не угрожать, – продолжал Ричардсон. – Я пришел просить вас, молить, если хотите.

"Сначала испробую самый очевидный путь, – подумал он, – хотя надежды на успех почти никакой. Но к альтернативному способу придется прибегнуть только тогда, когда все другие средства будут исчерпаны”.

– Молить? – удивился Уоррендер. – Это в каком же смысле?

– В буквальном. Умоляю вас, освободите вы шефа от вашей хватки, порвите с прошлым, верните ему бумагу с текстом вашего соглашения…

– Ну конечно, – саркастически обронил Уоррендер. – Ничего другого я и не ждал.

Ричардсон старался, чтобы его голос звучал как можно убедительнее:

– Теперь уже никакой пользы вам не будет, мистер Уоррендер. Ну разве вы сами не понимаете?

– Я понимаю только одно. Мне вдруг пришла догадка, зачем вы все это затеяли. Спасаете свою шкуру, вот что. Если я разоблачу Джима Хаудена, ему конец. А вместе с ним и вам тоже.

– Уверен, что так и будет, – устало согласился Ричардсон. – Хотите верьте, хотите нет, но меня это мало волнует.

Он сказал правду, убеждал Ричардсон сам себя, об этом он думал меньше всего. Но действительно, зачем же он все это затеял? Из личной преданности Джеймсу Хаудену? Отчасти да, но здесь все-таки нечто большее. Не заключалась ли разгадка в том, что Хауден – при всех его недостатках – на посту премьер-министра был благом для страны, и какие бы излишества он себе ни позволял в стремлении сохранить власть, разве он не возвращал сторицей служением нации? Хауден – и Канада тоже – заслуживал лучшей доли, нежели крах в бесчестье и позоре. “А может быть, – думал Ричардсон, – то, что я сейчас делаю, и есть проявление чувства, родственного патриотизму, что-то вроде троюродного патриотизма”.

– Так я отвечу вам “нет”, – заявил Харви Уоррендер. – Твердо и бесповоротно.

Значит, придется все же прибегнуть к секретному оружию.

Ричардсон и Уоррендер в гнетущем молчании испытующе разглядывали друг друга.

– А если бы я вам сказал, – медленно начал Брайан, – что имею некоторые сведения, которые заставят вас передумать.., сведения, которые мне не хотелось бы обсуждать даже с глазу на глаз с вами, вы изменили бы свою позицию?

Министр по делам иммиграции ответил безапелляционным тоном:

– Ни на земле, ни в небесах не найдется такой силы, чтобы принудить меня взять свои слова обратно.

– А по-моему, найдется, – вполголоса возразил Брайан Ричардсон. – Видите ли, я знаю правду о вашем сыне.

В кабинете воцарилось молчание, которому, казалось, не будет конца.

С лицом, залившимся смертельной бледностью, Харви Уоррендер выдавил из себя свистящим шепотом:

– Что это вы там знаете?

– Помилуйте ради Бога, – запротестовал Ричардсон. – Ну разве вам недостаточно того факта, что я знаю. Не вынуждайте меня пересказывать всю эту историю.

И вновь зловещий шепот:

– Говорите, что вы там знаете? Значит, не будет между ними никаких намеков, никаких недомолвок; мрачной и трагической правды не избежать.

– Хорошо, – упавшим голосом произнес Ричардсон. – Очень жаль, что вы так настаиваете. – Он посмотрел Уоррендеру прямо в глаза. – Ваш сын Говард никогда не был никаким героем. Он был предан суду военного трибунала за трусость, проявленную перед лицом противника. За то, что бросил в бою своих товарищей и подверг опасности их жизни. За то, что стал причиной гибели своего штурмана. Военный трибунал признал вашего сына виновным по всем пунктам. В ожидании приговора он покончил жизнь самоубийством – повесившись.

В лице Харви Уоррендера не осталось ни кровинки. Через силу Ричардсон угрюмо продолжал:

– Да, воздушный налет на Францию действительно был. Но только ваш сын никем не командовал, кроме одного-единственного своего штурмана. И своего самолета. И добровольцем он не вызывался. Это было его первое задание, самый первый вылет.

Губы у партийного организатора пересохли. Он торопливо облизал их и вновь начал говорить.

– Эскадрилья летела в оборонительном боевом порядке. В районе цели их атаковали самолеты противника. Другие летчики прорвались и отбомбились, некоторые были сбиты. Ваш же сын, несмотря на мольбы штурмана, разорвал строй и повернул назад, оставив своих товарищей в уязвимом положении.

Уоррендер дрожащей рукой поставил стакан.

– На обратном пути, – монотонным голосом излагал Ричардсон, – в самолет попал зенитный снаряд. Штурман был тяжело ранен, но ваш сын остался невредимым. И тем не менее ваш сын бросил штурвал, оставил кресло пилота и отказался управлять бомбардировщиком. Штурман, несмотря на раны и тот факт, что он не был обученным летчиком, взял на себя управление поврежденным самолетом и в попытке дотянуть до дому…

"Если сейчас закрыть глаза, – мелькнуло в голове у Ричардсона, – я, словно наяву, увижу эту страшную сцену: тесная кабина вся в крови штурмана, оглушительный рев моторов, зияющая пробоина от снаряда, пронзительно свистит врывающийся сквозь нее воздух, резкие хлопки снарядов, рвущихся снаружи кабины… А внутри кабины.., все обволакивает страх, подобно липкому зловонному облаку. И в углу кабины – скорчившаяся в животном ужасе жалкая фигурка сломленного человеческого существа.

Ах ты, бедняга, – пожалел его про себя Ричардсон. – Застигнутый страхом врасплох бедняга. Ты просто сломался, вот и все. Ступил через тот незримый край, на котором балансируют многие из нас. Знает Бог, ты поступил так, как часто хотелось другим. Кто мы такие, чтобы теперь тебя осуждать?"

Слезы текли по лицу Харви Уоррендера. С трудом встав на ноги, пошатываясь, он выговорил слабым голосом:

– Я больше не желаю вас слушать.

Ричардсон смолк. Да и рассказывать осталось совсем немного. Вынужденная посадка в Англии – все, что смог сделать штурман. Страшный удар о землю, экипаж извлекают из-под обломков. Говарда Уоррендера – каким-то чудом целым и невредимым, штурмана – при последнем издыхании. Потом врачи скажут, что он мог бы остаться жить, если бы не огромная потеря крови из-за перенапряжения при управлении самолетом… Военный трибунал, приговор – виновен… Самоубийство… А в конце всего – дело замято, тема закрыта.

Но ведь сам-то Уоррендер знал. Знал – и создал лживую и наивную легенду о геройской гибели сына.

– Что вы хотите? – спросил Уоррендер тусклым голосом. – Что вам от меня нужно?

– Бумагу с текстом соглашения между шефом и вами, – отчетливо произнес Ричардсон.

На миг к Уоррендеру вернулись силы для отпора.

– А если я не отдам?

– Я очень надеялся, что такого вопроса вы мне задавать не станете, – попробовал урезонить его Ричардсон.

– И тем не менее я его задаю. Брайан тяжело вздохнул.

– В таком случае я подготовлю изложение протоколов судебного заседания военного трибунала, размножу его в больших количествах и копии анонимно разошлю по почте всем, кто хоть что-нибудь значит в Оттаве: депутатам парламента, министрам, журналистам, общественным деятелям, сотрудникам вашего собственного министерства…

– Вот свинья! – оборвал его Уоррендер, задыхаясь от ненависти. – Подлая ты, вонючая свинья! Ричардсон пожал плечами.

– Я не собираюсь ничего делать, если вы меня сами не вынудите…

– Люди поймут, – заявил Харви Уоррендер. Щеки его начали розоветь. – Они поймут меня, говорю я вам, и посочувствуют. Говард был молод, совсем еще мальчик…

– Они вам всегда сочувствовали, – заметил Ричардсон. – И даже теперь, может быть, пожалеют вашего сына. Но не вас. Вас уже один раз пожалели, и хватит…

90
Аpтуp ХЕЙЛИ: НА ВЫСОТАХ ТВОИХ 1
23 ДЕКАБРЯ 1
ПРЕМЬЕР-МИНИСТР 1
Глава 1 1
Глава 2 6
Глава 3 7
Глава 4 9
ТЕПЛОХОД “ВАСТЕРВИК” 10
Глава 1 10
Глава 2 10
Глава 3 11
Глава 4 12
Глава 5 14
Глава 6 16
ОТТАВА, КАНУН РОЖДЕСТВА 16
Глава 1 16
Глава 2 19
СЕНАТОР РИЧАРД ДЕВЕРО 23
Глава 1 23
Глава 2 24
Глава 3 25
Глава 4 27
Глава 5 28
Глава 6 29
ЭЛАН МЭЙТЛЭНД 30
Глава 1 30
Глава 2 31
Глава 3 33
ДОСТОПОЧТЕННЫЙ ХАРВИ УОРРЕНДЕР 35
Глава 1 35
Глава 2 36
Глава 3 39
Глава 4 41
ЭДГАР КРАМЕР 41
Глава 1 41
Глава 2 43
Глава 3 44
Глава 4 45
Глава 5 46
Глава 6 47
ГЕНЕРАЛ АДРИАН НЕСБИТСОН 48
Глава 1 48
Глава 2 51
Глава 3 52
Глава 4 54
Глава 5 54
ПРИКАЗ СУДА 55
Глава 1 55
Глава 2 57
БЕЛЫЙ ДОМ 58
Глава 1 58
Глава 2 60
Глава 3 67
ВАНКУВЕР, 4 ЯНВАРЯ 70
Глава 1 70
Глава 2 74
Глава 3 75
Глава 4 77
ПАЛАТА ОБЩИН 79
Глава 1 79
Глава 2 80
Глава 3 83
ЗАДЕРЖАТЬ И ВЫСЛАТЬ 86
БРАЙАН РИЧАРДСОН 88
Глава 1 88
Глава 2 88
Глава 3 91
СУДЬЯ УИЛЛИС 91
Глава 1 91
Глава 2 93
Глава 3 93
Глава 4 94
МАРГАРЕТ ХАУДЕН 95
Глава 1 95
Глава 2 97
Глава 3 98
АНРИ ДЮВАЛЬ 99
Глава 1 99
Глава 2 101
Глава 3 102
Глава 4 104
Глава 5 105
СОЮЗНЫЙ ДОГОВОР 105
Глава 1 105
Глава 2 106
Глава 3 106
Глава 4 107
Глава 5 108