Третья мировая над Сахалином, или кто сбил корейский лайнер? | Страница 9 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

Свою роль в различиях во времени, в которое в обе­их странах были сделаны объявления, а также в разли­чиях между двумя версиями катастрофы, сыграла геогра­фия. Когда Джордж Шульц сделал свое телевизионное за­явление, в Японии было 11.45 вечера, время, уже слишком позднее для того, чтобы заявление оказало воздействие на японскую публику. Японское оборонное агентство прове­ло свою пресс-конференцию в 09.10 вечера, так поздно, как только это позволили возможности японского телевидения и реалии эффективной связи между правительством и пуб­ликой. Тем не менее на берегах Потомака было только 08.10 утра, время слишком раннее для важного заявления амери­канского правительства.

Утверждение JDA о том, что рейс 007 был сбит совет­ским перехватчиком, появилось в новостных комнатах на телестанциях по всем США. Но прежде чем эта новость попала к прессе, она была вытеснена заявлением Шульца, сделанным спустя два часа, о том же самом предмете. Рез­кость Шульца, находящаяся в полном контрасте с тщатель­но подбираемыми словами JDA, и тот факт, что история ста­ла американским вопросом, оркестрованным из Вашингто­на, быстро оттеснила на задний план заявление японского правительства. Пресса, потрясенная новостями, исходящи­ми из Токио, просто проигнорировала японскую информа­цию, как только о катастрофе объявил лично госсекретарь США. Для американского журналиста, как и для большин­ства западной прессы, новости делаются в Вашингтоне, а не в Токио. Поскольку две эти истории были похожи, дета­ли, которые сопровождали заявление японского оборонно­го ведомства были попросту проигнорированы. В результате американская публика и большая часть мира узнали толь­ко одну сторону истории гибели рейса 007, а именно — ис­ходящую от Шульца.

В Японии события приняли иной оборот. Утренние га­зеты дали полный отчет о конференции JDA, и японская публика была вскоре знакома с инцидентом. Версия Шуль­ца упоминалась в вечерних газетах просто как иностранная интерпретация того, что считалось внутренним японским вопросом. Вот японская версия этой истории:

В соответствии с информацией японского оборонного агентства, самолет, который мог быть корейским авиалай­нером, появился на экранах радаров в 03.12, двигаясь со ско­ростью 430 узлов. Советский истребитель МиГ-23 появился на расстоянии 25 морских миль (29 миль) позади авиалайне­ра. Он пересек трассу полета авиалайнера слева направо и в 2000 метрах ниже его, в 03.25 японского времени (18.25 по

Гринвичу). Оба самолета исчезли с экранов радаров несколь­ко минут спустя, в 03.29. Трасса полета советского истре­бителя вновь появилась на экранах, когда он начал разво­рот с набором высоты, но все выглядело так, как будто са­молет, являвшийся предположительно корейским лайнером, взорвался в воздухе на высоте 32000 футов в тот момент, когда радиопередатчик самолета, передающий код 1300 в ре­жиме А, прекратил свою работу. Если перехватчик на са­мом деле атаковал корейский авиалайнер, он мог сделать это только перед тем, как пересек его курс в 03.25.

Глава японских воздушных сил самообороны использо­вал эту карту, составленную по данным радара в Вакканае. Ее копии, которые были переданы журналистам (см. рис. 1) использовались для того, чтобы проиллюстрировать карти­ну гибели корейского авиалайнера.

Согласно американской версии событий, как ее сумми­ровал Джордж Шульц, корейский «Боинг» сошел с курса и непреднамеренно пролетел над Камчаткой, где его безус­пешно преследовали советские истребители. Затем он пере­сек Охотское море и направился к Сахалину. Над Сахали­ном перехватчик МиГ-23 преследовал авиалайнер в течение примерно двадцати минут, прежде чем выпустил ракету в 18.26.30 по Гринвичу. К 18.30 по Гринвичу корейский авиа­лайнер снизился до высоты 16 ООО футов. В 18.38 по Грин­вичу он исчез с экранов радаров и упал в море.

Во время своей пресс-конференции Шульц не пользо­вался картой. Тем не менее несколько дней спустя в ООН американский представитель Киркпатрик показала карту с трассой корейского самолета во время его пролета над Кам­чаткой и Сахалином (см. ниже).

Ясно, что японская и американская версии относятся к двум разным событиям:

«Корейский» самолет, упомянутый Шульцем, преследо­вался советским истребителем в течение двадцати минут, в то время как самолет в японской версии оказался рядом с истребителем на несколько мгновений, когда последний пе­ресек его курс слева направо.

Рис. 1. Карта японского оборонного ведомства, распространенная в 09.10 вечера в Токио 1 сентября 1983 г. В действительности на ней изображен курс трех (американских военных) самолетов-нарушите­лей и трех советских перехватчиков, каждый из которых преследо­вал свою собственную цель— Истребитель, преследующий самолет Шульца выпус­тил ракету в 03.26.20 (по токийскому времени). Истребитель,

преследующий самолет, за которым наблюдали японцы, вы­пустил ракету до 03.25, прежде чем пересек его курс.

— Японский самолет взорвался на высоте 32 ООО футов в 03.29. Самолет Шульца стал терять высоту, и к 03.30 он спус­тился до высоты 16 ООО футов.

— Самолет, упомянутый Шульцем, упал в море в 03.38. Различия между этими двумя версиями не прошли

мимо внимания японской прессы. Она подчеркивала «мис­тическую» разницу в 9 минут между двумя версиями гибе­ли авиалайнера — 03.29 по японской версии и 03.38 по аме­риканской. Когда 2 сентября Пентагон заявил, что советский истребитель, сбивший корейский авиалайнер был не МиГ-23, как сказал госсекретарь Шульц, а Су-15, японская прес­са быстро указала на несоответствие между двумя версия­ми истории, исходящей из Вашингтона. Более того, японцы, придерживающиеся своей собственной версии инцидента, продолжали считать что авиалайнер был сбит истребителем МиГ-23. Вопрос «МиГ-23 против Су-15» стал одним из глав­ных пунктов дискуссии в японских масс-медиа.

Различие между двумя первоначальными объявления­ми, японским и американским, заслуживает объяснения. Остается мало сомнений в том, что два правительства со­гласились только в том, что лайнер был сбит над Сахалином советским истребителем. Но учитывая то, что для коорди­нации было слишком мало времени, а также принимая во внимание другие факторы, которые я буду обсуждать позд­нее, два правительства ухватились за два разных инциден­та, детали которых они представили как обстоятельства ги­бели рейса 007.

Когда я весной и летом 1985 года читал подшивки газет в японской национальной библиотеке, меня больше всего поразило то, что различия между двумя версиями этой ис­тории означали: был совершен не один перехват, а несколь­ко, и над Сахалином был сбит не один, а несколько самоле­тов. Это полностью меняло всю картину. Я решил, что дол­жен еще больше углубиться в расследование.

К моему удивлению, я обнаружил, что западная прес­са не давала почти никакой технической информации. Тем не менее японские газеты, особенно выходящие на Хоккай­до, привели множество технических нюансов. Это произош­ло потому, что именно здесь находились радары, операторы которых наблюдали за этими событиями. Местные журна­листы могли интервьюировать руководителей и техников, с которыми они поддерживали личные многолетние контак­ты. Сразу же после катастрофы журналисты собрали огром­ное количество детальной информации, прежде чем прави­тельство предложило общепринятую версию события. Из-за своей полноты и точности их отчеты составляют важный исторический документ и помогают нам понять события, развернувшиеся в ту ночь над Сахалином.

«Майничи Симбун», 1 сентября 1983 г.

Послеобеденное издание «Майнини Симбун», которое появилось в газетных киосках около 2 часов дня, сообщи­ло, что корейский лайнер с 269 пассажирами на борту был вынужден совершить посадку на Сахалине. Все пассажиры, включая 27 японцев, были в безопасности. Газета дальше описывала в деталях наблюдения, сделанные операторами радарных установок в Вакканае. Статью сопровождали две карты. Одна показывала трассу полета корейского самоле­та, отклонившегося от своего курса, пересекающего Куриль­ские острова и идущего к Сахалину. Другая — путь движе­ния самолета, пересекающего Сахалин с востока на запад. Обе карты были снабжены легендой, в которой было сказа­но, что наблюдения велись из Вакканая.

9