Третья мировая над Сахалином, или кто сбил корейский лайнер? | Страница 68 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

В 19.28.50 GMT FB 650 сообщил Токио, что достиг кон­трольной точки KADPO, отменил план полета по прибо­рам (IFR) и перешел на радиосвязь с использованием воен­ных каналов. FB 650 начал затем патрулирование над самой водой. Но почему он патрулировал на сверхмалой высоте? И что он искал? Контрольная точка KADPO расположена над Японским морем, к северу от Ниигаты. Она также нахо­дится на кратчайшем пути от Сахалина. Тот факт, что рай­он KADPO имел в случае KAL важное значение, подтвер­ждается тем, что через две недели, 13 сентября 1983 года, две пары японских истребителей были посланы на перехват советских самолетов над KADPO. Значение этого подчерки­вается и тем, что JDA привлекло к этому случаю внимание международной прессы.

В чем заключалась миссия FB 650? Мы впервые слышим, как он вызывает Токио в 19.13.54 GMT, сообщая свое ЕТА в KADPO. Это примерно соответствует самому раннему вре­мени, когда KAL 007 мог быть уничтожен, что, скорее все­го, произошло несколькими минутами ранее. У токийского диспетчера были свои сомнения относительно идентичности KAL 015 до 19.16.23 GMT, когда он приказал ему лететь «по направлению к Ниигате». Его неуверенность относительно идентичности KAL 015 могла быть разрешена тем, что радар­ная отметка KAL 007 просто исчезла с экрана. Или, возмож­но, это могло быть связано с тем, что KAL 007 не мог лететь по тому маршруту, который был назначен ему диспетчером. Этот маршрут мог только удалить его от Ниигаты, которой он намеревался достичь точно по расписанию.

Самолет FB 650 военно-морских сил США, таким об­разом, направлялся в точку KADPO до того, как KAL 007 встретился со своей все еще неизвестной Немезидой. От­куда FB 650 мог знать, что на поверхности воды может на­ходиться нечто, представляющее интерес? И что это могло быть? Или, в то время как FB 650 следовал в KADPO, его задание было изменено после получения информации о ка­тастрофе?

Кажется, что радиомолчание KAL 007 не слишком взвол­новало KAL015. Когда Токио-контроль попросил KAL015 связаться со своим компаньоном, его попытки не оставляют впечатления срочности, и, как будто не взволнованный этим вопросом, KAL 015 ни разу не спросил токийский контроль о том, где именно находится 007. Но оба капитана авиалай­неров были друзьями. Во время службы обоих пилотов в корейских ВВС капитан Парк, пилот KAL015, был коман­диром эскадрильи, в которой служил Чун Бун-Ин. Что мог­ло случиться с этой дружбой в одночасье, или, может быть, Парк считал, что его другу не угрожает никакая опасность? Хладнокровие, граничащее с равнодушием, которое проде­монстрировал командир KAL 015 по отношению к KAL 007, достигает своего пика в 19.44.40 GMT, когда Токио вызыва­ет 015, чтобы сказать, что у них все еще нет связи с 007, и спрашивает Парка, смог ли он связаться с 007? KAL 015 от­вечает на это сухо: «Связи нет. Говорит KAL015». И затем, прощаясь с токийским диспетчером, прежде чем связаться с контролем в Тэгу, KAL015 делает любопытное прощаль­ное замечание: «Take it easy» — «Относитесь проще».

На первый взгляд это замечание кажется бессердечным. Тем не менее оно может показать, что KAL 015 предполагал в то время, что KAL 007 больше не подвергался опасности и спокойно летел по направлению к Сеулу. Капитан Парк мог думать, что Чун хотел сохранять радиомолчание на всем ос­тальном пути в Сеул.

Напротив, KAL 050, который, как кажется, не подозре­вал о странных действиях KAL 007, был искренне озабочен местонахождением 007. В 19.42.33 GMT, 12 минут после того, как KAL 007 не доложил о проходе Ниигаты, KAL 050 спро­сил Токио-контроль, имеют ли они какие-то новости о 007:

TOKIO CONTROL, THIS IS KOREAN AIR ZERO FIVE ZERO. DID YOU CONTACT, RADAR CONTACT, ZERO ZERO SEVEN NOW?

Токио, конечно же, ответил, что новостей нет.

Что же произошло с KAL 007 между 19.12 и 19.30 GMT? Самолет был вне досягаемости советских перехватчиков, так что их атака к северу от Ниигаты кажется маловероят­ной. Катастрофа в результате повреждений, нанесенных со­ветскими истребителями во время схватки над Сахалином, также кажется маловероятной. KAL 007 обменивался обыч­ными, хотя и загадочными сообщениями с другими самоле­тами KAL намного позже после того, как он пролетел над Сахалином. Он не послал ни одного сигнала бедствия и ни разу не сообщал о каких-либо проблемах. Корейский авиа­лайнер исчез внезапно, за несколько минут до прохода над Ниигатой, без всяких явных причин.

Рис. 20. Контрольная точкаKADPO,гдеFB650 начал свое патру­лирование на малой высоте и рядом с которой я обозначил место падения,KAL007. Подпись, сделанное агентством ЮПИ к этому рисунку, гласит: «Японские истребители были подняты по тре­воге 13 сентября 1983 года, для того чтобы отогнать два совет­ских бомбардировщика и два самолета-разведчика, которые про­летели в 100 милях от японского побережья, вскоре после того, как советские военные суда завершили маневры в Японском море, где был сбит корейский авиалайнер»

Среди нескольких вещей, которые могли бы с ним про­изойти, две можно предположить по аналогии и благодаря тем фактам, которые были выявлены в ходе, моего рассле­дования. Первое: авиалайнер был сбит американцами, по­думавшими, что это советский самолет, решивший совер­шить возмездие за то, что произошло севернее. Или он был сбит японцами, решившими, что это советский самолет, уг­рожающий втянуть Японию в углубляющийся вооружен­ный конфликт.

Синдром крейсера «Винсеннес»

Мог ли KAL 007 быть уничтоженным по ошибке, при тех же самых условиях, которые привели к уничтожению иранского аэробуса экипажем крейсера военно-морских сил США «Винсеннес»? Критики этой теории могут заметить, что «Боинг-747» является большим самолетом и был бы не­медленно опознан на радаре. Как можно спутать граждан­ский авиалайнер с атакующим военным самолетом? Траги­ческая смерть 293 пассажиров на борту иранского аэробуса показывает, что это вполне возможно. Капитан «Винсеннес» Роджерс отдал приказ об уничтожении самолета, полагая, что это F-14, атакующий его судно. «Винсеннес» был обору­дован радарной системой распознавания «Аэгис», наиболее современной в американском флоте, то есть, иными слова­ми, наиболее совершенной в мире.

Аэробус только что вылетел из гражданского аэропор­та в Бендер-Аббасе. Хотя это был иранский самолет, под­нимавшийся в воздух с иранского аэродрома, он вел все переговоры с диспетчерским центром по-английски. «Вин­сеннес» принимал эти переговоры в реальном времени и знал, что взлетающий самолет был гражданским авиалай­нером. Самолет затем стал медленно набирать высоту над Персидским заливом, центром международных авиамар­шрутов. Он вел себя как гражданский авиалайнер, и ничто в его поведении не угрожало военному судну. Все угрозы реализовались лишь в мозгу капитана Роджерса, и он отдал приказ открыть огонь по самолету. Его суждение было вы­звано страхом возмездия за предшествующие атаки крей­сера на иранские патрульные катера. Хотя самолет в небе был большим мирным гражданским авиалайнером, капи­тан Роджерс видел маленький и агрессивно настроенный F-14. Хотя радар и показывал, что самолет набирает высо­ту обычным образом, Роджерсу показалось, что он начина­ет пикировать прямо на судно. И когда радар показал, что самолет устойчиво следует по международному маршруту, он подумал, что самолет повернул и направляется прямо на судно. Когда аэробус находился в двадцати милях, Род­жерс приказал выпустить ракеты, уничтожившие всех на­ходившихся на борту.

Американское военное присутствие в Японии было зна­чительным и представлено военно-воздушными базами в Мисава и Йокота и военно-морской в Ацуги. В то время, когда был сбит KAL 007, американские самолеты, не участ­вовавшие в битве над Сахалином, находились в воздухе, а суда — в море. Был ли KAL 007 жертвой синдрома крейсера «Винсеннес»? Обстоятельства были вполне схожими: ком­мерческий авиалайнер находится в небе вскоре после про­изошедших поблизости действий, связанных с применени­ем оружия. Система обороны, которая опасается ответно­го удара, распознает приближающийся самолет как угрозу. Гражданский самолет принят за атакующую цель, хотя бо­лее трезвые умы легко идентифицировали бы его как гра­жданский авиалайнер.

Японский летчик?

24 марта 1991, через день после того, как телекомпа­ния «Асахи Телевижн» показала субботнюю программу «The Scoop», посвященную KAL 007, она получила ряд звонков от зрителей. Среди них был один анонимный звонок, сделан­ный человеком, который заявил о том, что знает, как был уничтожен корейский авиалайнер. «Все ваши истории — че­пуха. В то время я служил в воздушных силах самооборо­ны, и моя часть размещалась на авиабазе Читозе на Хоккай­до. Мы сами его и сбили. Я знал пилота, который выпустил ракету. Он вышел в отставку и сейчас работает водителем такси».

68