Третья мировая над Сахалином, или кто сбил корейский лайнер? | Страница 66 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

Рис. 18а. Гипотетический маршрут KAL.

Также имеет отношение к делу замечание, которое было сделано после катастрофы KAL 007 высокопоставленным офицером, специалистом по радиоэлектронной войне аме­риканских военно-воздушных сил. Этот офицер сказал, что США недавно потеряли самолет ВВС, который имитировал гражданский авиалайнер. Первоначально я полагал, что это замечание должно было относиться не к KAL 007, а к дру­гому случаю. Но сейчас я уже не столь уверен.

Мы искали корейский авиалайнер в месте встречи с RC-135 и над Камчаткой и Сахалином, но не нашли. Но у нас есть свидетельство, что американский военный само­лет с членами экипажа, знающими корейский, находился на траверзе контрольной точки NABIE и гораздо дальше к северу вне сферы действия антенны VHF на острове св. Пав­ла. Более того, если KAL 007 не встречался с RC-135 к юго-востоку от острова Карагинский, то это делал другой самолет, предположительно американский, военный, направляющий­ся на юго-запад. Если учесть факторы времени и расстояния, то можно допустить, что это был тот же самый самолет, ко­торый, находясь к северу от NABIE, связывался с KAL 007 на корейском. Если KAL 007 не пролетал над Камчаткой и Сахалином, то это сделали американские военные самоле­ты, один из которых, с членами экипажа, знавшими корей­ский, имитировал KAL 007 и был сбит.

Рис. 186. Гипотетический маршрутKAL

Достойно упоминания и то, что среди документов, пе­реданных президентом Ельциным в октябре 1992 года род­ственникам погибших американцев и представителю корей­ского правительства, находилась карта,- которая, как было сказано, основывалась на данных черного ящика корейско­го самолета. На карте показан самолет, вылетевший из Анкориджа, пересекающий Берингово море и Камчатку и за­вершающий полет в центре острова Сахалин. Курс в целом схож с маршрутом, описанным в официальном отчете о со­бытиях, который выдвинули американцы и русские. На этой карте показан самолет, вылетающий из Анкориджа в 12.58 GMT, а не в 13.00 GMT, как на самом деле вылетел KAL 007. Это также мог быть самолет, оборудованный средствами ра­диоэлектронной борьбы, в этом случае он, скорее всего, вы­летел с авиабазы военно-воздушных сил Элмендорф, а не из международного аэропорта Анкориджа. Вместе с этой кар­той Ельцин передал советскую расшифровку черного ящи­ка DFDR, из которой ясно, что самолет летел постоянным курсом 249 градусов. Маршрут на карте соответствует это­му выводу. Почему военный самолет летел через Берингово море, используя это относительно неэффективное средство навигации, если только он не хотел имитировать KAL 007?

Если самолет, который имитировал KAL, летел тем же курсом, что и настоящий KAL, вполне резонно предполо­жить, что KAL 007 летел каким-то другим курсом. На тра­верзе NABIE он контактировал со своим имитатором. В лю­бом случае, он обменивался сообщениями по-корейски с са­молетом, возможно военным, который находился заметно дальше к северу. Тот факт, что KAL 007 сообщил о сильном ветре вдоль северного курса, как это описано в официаль­ной истории, не является доказательством того, что он в са­мом деле на этом курсе находился. Нет также доказательств, подтверждающих, что он там был.

Как я говорил ранее, отчеты о позиции KAL 007, хотя и вводящие в заблуждение относительно географического положения самолета, с точки зрения времени и расстояния должны очень близко соответствовать тем, которые содер­жались в плане полета. Если они не совпадали, после гибе­ли самолет не смог бы вовремя выйти на официально назна­ченный курс у Ниигаты. Начиная с пролета над контроль­ной точкой BETHEL, когда самолет находился над сущей и под наблюдением радара, контрольные точки, о которых он сообщал, были просто точками с определенными координа­тами в океане. Гражданские авиадиспетчеры не могли про­верить доклады самолета о проходе этих точек. Тем не ме­нее NIIGATA имела свои отличия.

Капитан Чун легко мог выяснить, где он находился. Дер­жа курс на NIIGATA, что он и сделал на самом деле и о чем мы знаем по положению обломков и радиообмену, он, без сомнения, надеялся вновь выйти на официально назначен­ный курс, не допустив, чтобы кто-нибудь понял или, может быть, точнее сказать, был способен доказать, что он когда-либо сворачивал с курса. Но контрольная точка NIIGATA, как и BETHEL, находилась на суше и была оснащена рада­ром. Прибытие самолета в эту точку было бы просто запи­сано на пленку. В соответствии с полетным планом KAL 007 должен был прибыть туда в 19.30 GMT. Если бы KAL 007 не погиб, так, возможно, и произошло бы.

Основываясь на обязательном времени прибытия, если мы отложим назад от Ниигаты расстояние в 485 морских миль, соответствующее маршруту KAL 007 между NOKKA и NIIGATA, мы с удивлением увидим, что если бы экипаж KAL 007 оказался прав в своих оценках, самолет мог бы прибыть в точку, где, как говорит американская версия, ис­требитель 805 выпустил свои ракеты в 18.26.20. Если капи­тан Чун хотел пройти контрольную точку NIIGATA в 19.30, а я предполагаю, что он действительно этого хотел, тогда во время прохода контрольной точки NOKKA в 18.26 он мог бы оказаться над проливом Лаперуза, над международны­ми водами между Японией и Сахалином. Он не оказался бы над Сахалином, где его мог бы сбить советский пере­хватчик. Еще раньше я добыл ясные доказательства того, что перехват 805-го, как и другие события, зафиксирован­ные на пленке Киркпатрик, произошел во время второго часа, в 19.26 GMT, а не в 18.26. Я понял также, что факты, говорящие о полете KAL 007 к югу по направлению к Нии­гате, доказывали еще раз, что целью истребителя 805 был не корейский авиалайнер, а другой самолет. Или KAL 007 не пролетал над Сахалином или же он прошел над остро­вом за 9 минут до любого другого самолета, что, мягко го­воря, невероятно. Если бы он сделал это, то был бы сбит прямо на месте.

Те же самые умозаключения применимы к Камчатке и указывают на то, что KAL 007 должен был покинуть Кам­чатку за 9 минут до того, как об этом было объявлено пре­жде, то есть в 16.59 GMT, а не в 17.08 GMT. И в этом случае или KAL 007 пересек Камчатку за 9 минут до других само­летов, или он не пересекал Камчатку вообще.

Передача KAL 007 в 18.27 GMT обычно считается его последней и являющейся сигналом бедствия. В главе 7 я по­казал, что она не была ни тем ни другим. Передача началась как обычный доклад о местоположении, а именно о том, что KAL 007 прошел контрольную точку NOKKA в 18.26, что и предусматривалось по плану. После первоначального вызо­ва Токио и после получения разрешения Токио продолжать сообщение, — все это было обычной процедурой и ничего подобного не было бы сделано в аварийной ситуации — со­общения авиалайнера стали почти неразборчивы. Это про­изошло потому, что передача оказалась непреднамеренной и отражала звуки в кабине самолета.

В тот самый момент, когда пилот собирался доложить о своей позиции по громкоговорителю, установленному в кабине KAL 007, послышалось сообщение о тревоге на той частоте, на которую было, по всей очевидности, настроено радио авиалайнера. Корейский пилот, застигнутый этой не­ожиданностью, не понял, что было сказано, потому что он говорил в это время с Токио, и, скорее всего, попросил сво­его собеседника повторить сообщение, но забыл сменить частоту. Вот почему слова, записанные включенным микро­фоном, оказались на пленке Нарита: «Повторите условия...» и «Кровавая баня... очень плохо».

Три минуты спустя, в 18.30.05 GMT, на назначенной час­тоте KAL 007 передал одно только слово «Roger» [«понял» или «хорошо». — Е.К.]. Знал ли капитан Чун, что его радио­передатчик был все еще настроен на частоту Токио? С этого момента он больше не отвечал на вызовы Токио и продол­жал лететь к Ниигате, имитируя выход радио из строя.

Официальное объяснение того, почему передача KAL 007 в 18.27 прекратилась на полуслове, заключается, конечно же, в том, что советский перехватчик 805 выпустил в авиа­лайнер ракету в 18.26 GMT. Тем не менее мы видели, что KAL 007 погиб не у берегов Сахалина, а в 400 милях к югу, у побережья Хонсю; что предположительное сообщение в 18.26 GMT истребителя 805 «Пуск произвел» было сдела­но в 19.26 GMT, а не в 18.26 GMT и что целью 805-го не мог быть, таким образом, корейский авиалайнер. Мы видели также, что в 18.30.05 KAL 007 передал слово «Roger» и что он сделал два коротких сообщения, первое в 18.52 KAL 015 и второе началось в 19.09 KAL 050.

Рис. 19.KAL007 мог вообще не пролетать над Сахалином. Поло­жение самолета к северу от Ниигаты, где он погиб, и скорость, которую он держал, чтобы добраться туда вовремя, предполага­ют, что он прошел над проливом Лаперуза и мог не пролетать над Сахалином

66