Третья мировая над Сахалином, или кто сбил корейский лайнер? | Страница 61 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

Почему самолет, за которым следили японцы, тот са­мый, который передавал транспондерный код 1300 в режи­ме А, так резко изменил высоту? На стр. F-6 приложения к окончательному отчету ИКАО 1983 года содержится от­чет о погодных условиях в ночь с 31 августа на 1 сентября 1983 г. Той ночью облачный покров над Сахалином состо­ял из сплошного нижнего слоя, основание которого нахо­дилось на высоте 1500 футов и вершина — на высоте около 9000 футов, и разреженного слоя перистых облаков, основа­ние которых находилось на высоте 29 000 футов, а верши­на — на высоте 32 000 футов. Самолет пытался укрыться в облаках, которые могли бы дать ему ограниченную защиту от ракет, инфракрасный механизм наведения которых пло­хо работает в условиях сплошной облачности.

МиГ-23, наблюдаемый японскими радарами, увеличил скорость до 751 узла, пересек путь нарушителя, который резко менял высоту в точке с координатами 47°N и 142°Е, но в 40 морских милях позади него и на 2000 метров (6000 футов) ниже.

В тот момент, когда истребитель пересекает трассу по­лета, нарушителя, который летел с постоянной скоростью 450 узлов, уже нет. Он был виден три минуты спустя, но к моменту пересечения находился в 40 морских милях от ис­требителя (см. рис. 14). Конечно, с этого расстояния истре­битель А не мог выпустить ракеты по нарушителю. Истре­битель А преследовал не этот самолет, а другой.

05.27

KAL 007 начинает передавать сообщение о проходе кон­трольного пункта NOKKA, который он миновал прибли­зительно в 18.26 GMT (05.26). Он вызывает токийское ра­дио, используя обычную процедуру, ждет ответа на вызов и вновь вызывает Токио, чтобы доложить о прохождении контрольной точки NOKKA. Но затем его вызов становит­ся «слабым и неразборчивым» (см. главу 7).

05.29

Японские радары на Вакканае наблюдают, как самолет, передающий транспондерный код 1300 в режиме А взрыва­ется на высоте 10 000 метров и исчезает.

В то же самое время другой нарушитель, летящий па­раллельно первому, но на 2000 метров ниже, и МиГ-23, ис­требитель А, висящий у него на хвосте, исчезают с радарных экранов. Через несколько мгновений МиГ-23 появляется снова, делая разворот с набором высоты. Это предполагает, что два различных нарушителя могли быть сбиты в одно и то же время.

Рис. 14. Радарная карта перехвата нарушителя истребите­лем А. Анализ данных показывает, что два перехватчика сбили двух разных нарушителей буквально в одном и том же месте и в одно и то же время

05.30

99-тонное японское судно «Чидори-Мару №58», зани­мавшееся промыслом кальмаров, наблюдает взрыв над са­мой водой примерно в 1500 метрах от него в восточно-юго-восточном направлении.

05.32

Капитан патрульного катера КГБ Анисимов охраняет советскую морскую границу у берегов Невельска. На радар­ном экране своего судна он видит, как самолет, летящий со скоростью 800 км в час на низкой высоте, разделился за со­рок секунд на три части. Возможно, что он видел, как раз­делились три самолета, летящих в плотном строю.

RC-135, эскортируемый МиГ-23, «истребителем В», ме­няет курс, поворачивает к северу и исчезает с японских ра­даров. Он, вероятно, сбит и упал в 05.39.

05.40

Убедившись в том, что RC-135, который они эскорти­ровали, перестал представлять угрозу, два МиГ-23 которые взлетели почти три часа назад и у которых кончается топ­ливо, направляются в сторону Южно-Сахалинска, который ближе к ним, чем их собственная авиабаза Смирных. В то время, как они поворачивают, истребитель 805 взлетает с «Сокола» во второй раз в 05.42, и его начинают наводить на нарушителя, того же самого или другого.

05.45

Оторвавшись от двух МиГ-23, которые его преследова­ли, RC-135 вновь меняет курс и направляется к Сахалину.

Вероятно, именно в это время командование на Саха­лине запрашивает в качестве подкрепления истребителей из Постовой на материке, рядом с Советской Гаванью, которые уже находятся в состоянии боевой готовности. По крайней мере два истребителя МиГ-23 с Постовой, 731 и его ведо­мый прибудут слишком поздно, чтобы принять участие в событиях «первого часа», но будут под рукой, когда нач­нется «второй час».

Приблизительно в то же самое время Осипович сбива­ет RC-135, как он объясняет полковнику Докучаеву в сво­ем интервью «Красной Звезде»:

«Когда он [нарушитель. — М.Б.], проник в наше воздуш­ное пространство, я получил приказ перехватить этот са­молет. Я зажег огни и дал четыре предупредительных оче­реди перед носом самолета. Но он никак не отреагировал, и я получил приказ уничтожить нарушителя. Мы приближа­лись к западному побережью Сахалина, и я выпустил две ра­кеты. Я знал, что это не истребитель, и был убежден, что это был самолет-разведчик,RC-130илиRC-135,учитывая его скорость, высоту и другие характеристики».

Докладывая генералу Строгову, заместителю командую­щего авиацией Дальневосточного военного округа, генерал Корнюков комментирует:

— Пилот — подполковник Осипович, замкомандира пол­ка. Он выпустил две ракеты.

— Какие?

— Две Р-98.

05.52

KAL 007 кратко отвечает на вызов KAL 015. Только че­тыре зашифрованных слова на корейском, которых оказы­вается достаточно, чтобы успокоить KAL 015, который отве­чает «Roger» [«понял». — Е.К.]и прекращает передачу.

Эти переговоры, записанные в диспетчерском центре Токио-Нарита, указывают не только на то, что KAL 007 все еще продолжал нормальный полет над Японским морем, в конце первого часа, но также и то, что он находился в зоне действия VHF Токио.

Второй час

05.42

Истребитель 805, МиГ-31, поднимается в воздух во вто­рой раз, за ним следует истребитель 121, другой МиГ-31, ко­торый взлетает с «Сокола» в 05.45.

05.46

Истребитель 163 взлетает со Смирных на севере Саха­лина и начинает свою вторую миссию в этот день.

Детали этой миссии были реконструированы исходя из информации на ленте Киркпатрик и на основании записи переговоров между советскими истребителями и их назем­ным контролем, приложенным к отчету ИКАО 1993 года. Два этих источника в значительной мере схожи, но не со­всем. В отличие от записи переговоров между наземными пунктами, которые дают нам отрывочные, хотя и бесцен­ные данные, в случае со 163-м переговоры летчика с землей позволяют нам получить длинные, почти не имеющие про­белов в последовательности передачи, которые вел пилот. Они помогают нам составить более полное представление о том, что один советский перехватчик, в данном случае 163 (МиГ-23?), предпринимал на протяжении второго часа. Мы узнаем в другом месте, что фамилия пилота была Литвинов. Помните: все, что случилось, не было видеоигрой. Три со­ветских истребителя, 805, 121 и 163, и два или три амери­канских самолета, участвовавших в событиях, пилотирова­лись молодыми людьми, трое или четверо из которых будут мертвы к тому времени, когда бой закончится. Осипович сбивает самолет-нарушитель в то же самое время.

Истребитель 163 вскоре встречается с нарушителем к северу от мыса Терпения. В 06.08 он сбрасывает дополни­тельные топливные баки, хотя они все еще полные, и начи­нает серию неистовых маневров, пикируя с высоты 25 ООО футов до 12 ООО футов, затем поднимаясь почти вертикаль­но вверх на высоту 23 ООО футов, делая в то же самое время резкие смены курса. Нарушитель, должно быть, был неболь­шим и маневренным самолетом, возможно, тем же самым самолетом, который двигался ломаным курсом над Камчат­скими горами.

Дополнительные топливные баки истребителя дорого стоят, и ни один пилот не станет умышленно их сбрасывать, особенно когда они все еще полные, если только он не гото­вится вступить в бой. Как кажется, истребитель 163 взлетел, чтобы преследовать нарушителя, который проник в воздуш­ное пространство Сахалина в 250 милях к северу от того места, где произошли описываемые ниже события. Само­лет, который он преследовал, пересек Сахалин, следуя кур­сом на юго-запад, пытаясь в то же время стряхнуть истре­битель со своего хвоста. Но истребитель намертво прикле­ился к своей жертве. Судя по относительному спокойствию, которое последовало за неистовыми маневрами, которые со­вершали оба самолета, и по тому факту, что в 06.17.15 163-й связался с наземным контролем, чтобы узнать свою пози­цию относительно авиабазы, эта битва могла закончиться в его пользу, вероятно где-то над горами, которые подходят к Леонидово с востока. Истребитель 163 продолжал следо­вать курсом 230 градусов и в 06.19.44 передал, что находит­ся в 25 км позади другого нарушителя.

61