Третья мировая над Сахалином, или кто сбил корейский лайнер? | Страница 41 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

Два «черных ящика» на борту «Боинга-747» оранжевого цвета, прямоугольные, размером с видеокамеру, почти оди­накового размера, но те, которые описывают свидетели Ил­леша, имели номера, размеры, форму и цвет, отличающие­ся от черных ящиков самолета и друг от друга. Они были посланы в Москву различными способами, упакованными различным образом.

Адмирал Сидоров, ответственный за советские поис­ки, сказал: «Я помню их очень хорошо. Все [ящики. — М.Б.] были помещены в резиновые мешки, наполненные дистил­лированной водой, содержащей 50 процентов спирта в ка­честве предохраняющего средства. Мешки были посланы в Москву в специальном самолете. Всего их было девять». Курков, советский военно-морской офицер, который был процитирован выше, сказал в интервью «Известиям»:

«Ваша газета писала что на «Боинге» находилось только два черных ящика. Но согласно нашей информации [1983 г.— М.Б.] всего их было семь. Три черных ящика были посланы в Москву на «Ил-76». Я поговорил с человеком в штабе, ко­торый сопровождал их. Он сказал мне, что как только они приземлились в Москве и открылась дверь, пять генералов военно-воздушных сил бросились в кабину и направились прямо к этим резиновым мешкам».

Адмирал Сидоров сказал, что черные ящики были упа­кованы в дистиллированную воду и алкоголь. Офицер со­ветского военно-морского флота сказал, что видел черный ящик, поднятый «Мирчинко», который был упакован спе­циалистами по аэронавигации в Невельске в контейнер с морской водой. Жан Алешенко, главный боцман «Мирчин­ко», описывал один из них как «яркий красный шар, разме­ром с волейбольный». Неназванный источник сказал «Из­вестиям»: «Они выглядели как большие круглые пончики». В телевизионном интервью один из водолазов сказал: «Они имели форму подковы». Некоторые «ящики» были вероят­нее всего упаковками для приборов, которые отличались от магнитофонов черных ящиков.

Как бы ни выглядели все эти объекты и чем бы они ни являлись, они явно не принадлежали одному самолету, и, конечно, не KAL 007.

Загадочные аспекты морских поисков

Я еще не упоминал флот корейских рыболовных судов, которые почти шесть недель осуществляли странное патру­лирование южного края поисковой зоны у Монерона. Они прибыли утром 5 сентября, когда они впервые появляются на ситуационных картах JMSA, вместе с фрегатами «Бад­жер» и «Эллиот». Между прочим, прибытие в район Моне­рона корейских рыболовных лодок произошло еще до того, как правительство Республики Корея решило официально участвовать в поисках авиалайнера KAL. Тайна, таким об­разом, заключается в том, кто нанял эти лодки и в чем за­ключалась их задача.

На этот последний вопрос может быть два ответа. Лод­ки могли первоначально искать затонувшие обломки са­молета вплоть до западного края того района, который они патрулировали, поскольку провели там какое-то вре­мя (рис. 12, десятый остов). Тем не менее большую часть времени они двигались взад-вперед на линии восток-запад, скорее всего, образуя пикет, чтобы предотвратить появле­ние обломков из района севернее Цусима Шио в официаль­ной зоне поисков.

Обсуждая плавающие обломки военного самолета, я уже упоминал два катапультных пилотских кресла, по край­ней мере, одно из которых было использовано. Я сказал, что у нас нет свидетельств того, что какой-то американский пи­лот приводнился живым. Тем не менее, у нас есть свидетель­ства того, что в то время советские власти считали: пилоты могли спастись. В своей книге «Загадка черных ящиков» Ан­дрей Иллеш цитирует капитана КГБ Геннадия Иванова:

«Я хорошо помню ту ночь. Это был мой первый день в качестве командира подразделения, заступившего на охра­ну границы. Было раннее утро. Я получил по радио приказ искать сбитый самолет. В телеграмме содержался специ­альный параграф с инструкциями проявлять повышенную осторожность, поскольку пилоты были вооружены боевым оружием. Назначенная нам зона поисков была к югу от ост­рова Монерон. Тем не менее мы ничего там не нашли, и к концу дня мы получили приказ идти на север.»

Миша Лобко, директор «Datahanna International», жур­налист-расследователь французского телевидения, позднее интервьюировал Иванова и слышал непосредственно от него ту же самую историю.

Тайна, которая больше всего поразила советских уча­стников поисков, заключалась в отсутствии множества тел, которые характеризовали бы место падения гражданского авиалайнера. Говоря о четвертом остове, один из водолазов сказал: «Обычно, когда разбивается какой-то самолет, даже небольшой... там всегда есть ручная кладь или, по крайней мере, сумочки... я не видел там никаких человеческих ос­танков. И мы работали внизу почти месяц».

В «Известиях» Иллеш сказал:

«Кажется, что пловцы пришли к тому же самому за­ключению, как и все остальные, и которое было подхваче­но прессой: когда самолет пролетал над Сахалином, в нем никого не было, вся историяKAL007 — кошмарная фаль­сификация».

В первоначальном тексте интервью «Известий» Влади­мир, один из водолазов, который работал над четвертым обломком, сказал:

«Мы говорили об этом между собой... на самолете не было пассажиров. Это была фабрикация, розыгрыш. Я чув­ствовал то же самое... Пассажиров не было и следа».

Вячеслав Попов, подводный исследователь и наблюда­тель на «Тинро-2», идет на шаг дальше. Для него не только не было пассажиров на самолетах, которые упали в воду у Монерона, но настоящая катастрофа реального пассажир­ского самолета произошла где-то в другом месте:

«Я должен сказать, что вздохнул с облегчением, когда в остове не было найдено никаких человеческих останков. Не

было не только тел, но и никаких следов багажа. Это за­ставило нас гадать, был ли это действительно пассажир­ский самолет. Или это была приманка? Между собой мы пы­тались объяснить, как это все произошло. Где-то потерпел аварию настоящий «Боинг», далеко отсюда, и они закамуф­лировали все это дело с тем самолетом. Шпионским».

Есть что-то необычное в отчете наблюдателя. Он ра­ботал на остове в 1983 году, но его заключения совпадают с нашими собственными знаниями об этом деле, которые мы получили после многих лет расследования, и поднимают один важный вопрос: почему кто-либо хотел закамуфлиро­вать инцидент, в котором участвовал реальный «Боинг»?

Глава 12. АМЕРИКАНСКИЕ СПАСАТЕЛЬНЫЕ ОПЕРАЦИИ

Более чем два месяца, с 1 сентября по 6 ноября 1983 года отряд 71 американского военно-морского флота (TF-71) уча­ствовал в операции по поиску и спасению (SAR) и поиску и подъему (SAS) предположительно, корейского авиалайне­ра. Флот работал в опасной близости от советских терри­ториальных вод и часто сталкивался с советским флотом в обстановке, близкой к враждебной. Официально американ­ский флот не обнаружил никаких обломков. Почти через де­сять лет после этих событий две телевизионные группы, из Сахалина и Японии, независимо друг от друга нашли остов большого самолета с первой же попытки и вернулись с ви­деопленкой, отснятой под водой. Изучение поисковых опе­раций американского флота дает представление о его пове­дении и возможные ответы на поднятые им вопросы.

Информация об американских поисковых усилиях со­держится в двух документах: «Послеоперационном отчете KAL рейс 007», подготовленном командующим надводных сил Седьмого флота, и «Окончательном отчете о сонарном поиске самолета «Корейских авиалиний» FLT 007», состав­ленном начальником спасательных операций американско­го военно-морского флота для командования военно-мор­ских океанских систем. Эти два отчета содержат несколь­ко утверждений:

— американские силы находились на месте через не­сколько часов после катастрофы;

— поиски обломков на поверхности проводились с 1 по 13 сентября;

— никаких обломков (затонувших или плавающих) ко­рейского самолета найдено не было.

Все это технически вероятно, но исключительно неин­формативно в свете того, что флоту, по всей очевидности, было известно. Капитан Билюк с «Уваровска», возвращаясь домой из Индийского океана, нашел в 08.00 по японскому времени 1 сентября огромное масляное пятно на поверхно­сти моря к северу от острова Монерон, в котором плавали тысячи обломков, в основном алюминиевые куски с ячеи­стой структурой. Другие советские суда, такие как «Забайка­лье» из Невельска, пришли на помощь в подъеме обломков и работали в течение ночи с прожекторами. Тяжелые объ­екты были подняты на грузовое судно. Есть свидетельство, что 2 сентября патрульным самолетом американского фло­та «Орион РЗ-С» к югу от Монерона был замечен малень­кий спасательный плот.

41