Третья мировая над Сахалином, или кто сбил корейский лайнер? | Страница 38 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

Поиски тремя последовательными волнами отражены на ситуационной карте JMSA на 9 сентября 1983 г., где ясно показана первая волна поиска с использование шести мин­ных тральщиков. Один из очевидцев рассказывает в «Из­вестиях» историю, интересную саму по себе, которая ука­зывает на график:

«Адмирал Сидоров приказал нам обмануть американ­цев при помощи ложного черного ящика, который было очень трудно отличить от настоящего. Фальшивый черный ящик был сброшен за борт на глубине 620 метров. Для того чтобы увеличить их трудности, адмирал приказал двум группам су­дов имитировать поисковые операции в районе, где мы сбро­сили фальшивый черный ящик, в то время как другие суда продолжали искать в настоящей зоне. Было также предло­жено, чтобы капитаны двух траулеров отправились в лож­ную поисковую зону и начали открытым текстом переда­вать фальшивую радиоинформацию, чтобы обмануть амери­канцев. Рыбаки кричали по радио:«Мы нашли черные ящики!» Вскоре после этого американцы пригласили представителей западных средств информации на свои суда, чтобы они могли присутствовать при обнаружении черных ящиков».

Советы на самом деле, как они заявили, могли помес­тить поддельные черные ящики в воду 26 сентября, чтобы ввести в заблуждение американцев, которые мешали их по­искам. Но американцы сказали, что они обнаружили сигна­лы черного ящика в той самой поисковой зоне (к северо-за­паду от Монерона) 14 сентября, прежде чем Советы броси­ли свои фальшивые черные ящики в воду. Поэтому первые сигналы, принятые военно-морским флотом США, не при­надлежали фальшивым ящикам. Вероятно, их передавал из­лучатель самолета, который на самом деле упал в этом рай­оне. Советский флот держал в этом районе ряд судов, где те оставались в течение месяца, работая на глубинах более 1000 метров. Это могло служить указанием на то, что здесь на самом деле находился остов самолета, в котором содер­жались настоящие черные ящики.

Тем не менее передвижения советских судов, наблюдав­шиеся JMSA, подтверждают слова адмирала Сидорова о том, что он поместил на дно фальшивый черный ящик, чтобы отвлечь американцев. Карта JMSA от 26 сентября показы­вает, что перед полуднем советские суда неожиданно пере­местились в район, находящийся в 16 морских милях се­веро-западнее Монерона, где концентрация американских судов была наибольшей. Эти советские суда были, совер­шенно очевидно, те, которые сбросили на дно фальшивые черные ящики и имитировали их находку. В то же самое время основные силы советского флота были собраны во­круг «Михаила Мирчинко», к северу от Монерона, где, без сомнения, продолжались поиски «в настоящей поисковой зоне», по словам офицера, процитированным выше. Именно там 18 октября мог быть найден «самолет», который, как на­стаивает Иллеш, был единственным найденным обломком. Капитан Иван Варфоломеевич Шайдуров принимал участие в этой операции. Он говорит:

«Они послали меня в зону поисков принять участие в операции и дали мне под командование группу траулеров... Когда я принял на себя эти обязанности, меньшие по раз­мерам траулеры и вспомогательные суда уже покинули это место [где был найден первый остов. — М.Б.]. Они не поя­вились в новой поисковой зоне, которая имела площадь око­ло трех морских миль... Я оставался здесь в течение меся­ца, с 10 октября по 10 ноября ... «Михаил Мирчинко» сто­ял на якоре прямо над фюзеляжем «Боинга».

Заявление капитана Шайдурова подтверждается доку­ментами JMSA. Он говорит, что меньшие по размерам трау­леры и вспомогательные суда уже ушли, когда 10 октября он приступил к своим обязанностям. Японские документы показывают, что они ушли 26 сентября. Журнал JMSA так­же показывает, что 30 сентября большая часть, советского флота из группы «Михаила Мирчинко» находилась к северу от острова Монерон, где должна была оставаться в течение нескольких недель в небольшом районе площадью не боль­ше трех морских миль, как сказал капитан Шайдуров.

Почему Советы отослали назад первую группу трауле­ров? Маленькие траулеры были хорошо приспособлены для поисков в мелких водах неподалеку от Сахалина. Но на этот раз работа шла в более глубоких водах к северу от Моне­рона. Усилия по поиску на этом новом месте были гораздо более трудными. Советы направили меньшие суда, которые они использовали в мелких водах у Сахалина, назад в порт, заменив их глубоководными траулерами под командовани­ем капитана Шайдурова. Остов, наконец, был обнаружен:

«Больше месяца прошло с момента его гибели, когда мы, наконец, вышли на место. На самом деле, прошло почти два месяца. Мы нашли самолет 16 или 17 октября. Мы потра­тили все следующие дни, работая на дне, которое кишело крабами, всевозможными разновидностями креветок и рыб. Там было даже несколько осьминогов».

Подводный мир, в котором 18 октября был найден ос­тов, совершенно отличался от морского дна, на котором был найден первый обломок. Дно там было покрыто толстым слоем грязи, которая рвала траловые сети, видимость была крайне плохой и подводная жизнь полностью отсутствова­ла. Иллеш пишет:

«Проводя свои исследования, я интервьюировал не толь­ко Захарченко, главу водолазной команды, но и некоторых из его пловцов, которые проводили от 6 до 8 часов в день под водой. Я говорил с Григорием Матвеенко, Вадимом Кондрабаевым и Владимиром Ковом, и я думаю, было бы хоро­шо, если бы читатели имели возможность слышать запись нашего интервью. Эта информация становится доступной публике в первый раз, и я не вносил никаких изменений в текст. Давайте послушаем, что они сами говорят».

Иллеш, тем не менее, дал только отрывки из своего ин­тервью с водолазами. Я получил полный текст и включил в него куски, которые Иллеш выкинул. Ниже, ссылки на «Из­вестия» указывают на опубликованную версию интервью, выражение «первоначальный текст» относится к неопубли­кованной части интервью.

Захарченко: Глубина была 174 метра. Дно было твер­дое и плоское, это был песок со слоем ракушек на нем. Оно простиралось горизонтально. [«Известия»]

Вадим Кондрабаев: Я никогда не видел такой чистой воды. Нигде такой чистой воды больше не было.

Владимир Ков: Вода была настолько чистой, что вы могли видеть все очень отчетливо. Вы могли видеть на 50 мет­ров перед собой. Можно было даже рассмотреть мелкие час­тицы песка. Выло красиво так, что захватывало дух, но холодно.

Репортер: Какая это глубина?

Вадим: Между 165 и 174 метрами.

Пловцы: Мы наблюдали огромное, плоское поле и вдруг увидели самолетное шасси. [«Известия»].

Слова пловцов подтверждаются ситуационными карта­ми JM$A. «Михаил Мирчинко» находился в точке с коорди­натами 46°32'N, 141°20'Е. Карты показывают, что глубина в этом месте составляет 174 метра. Дно здесь плоское и го­ризонтальное и покрыто слоем ракушек. Это на самом деле единственное место во всем Татарском проливе, где карты японского адмиралтейства показывают песчаное дно, по­крытое ракушками. Оно, конечно, отличалось от грязного дна на месте первого остова. Другим отличием была интен­сивная подводная жизнь. Именно здесь «Чидори Мару» на­блюдала взрыв самолета, занимаясь рыбным промыслом.

Самолет какого типа был найден на этот раз? Неопуб­ликованные заявления пловцов многое открывают. Кажет­ся, что большая часть фюзеляжа этого самолета осталась це­лой. Ныряльщики комментируют:

«Мы потратили два или три дня, чтобы пробраться вокруг остова... самолет был заполнен всякими вещами. Но тел никаких не было... В некоторых местах слой обломков был полтора метра толщиной».

Несомненно, это был большой самолет, больше чем тот, который, был найден 13 сентября. Но это не был «Боинг-747», по крайней мере не тот «Боинг-747», который выпол­нял рейс 007, по очень простой причине — потому что здесь не было ни следа от пассажиров. Не было и рядов с сидень­ями, друг на друге, которые характеризуют остов граждан­ского авиалайнера. Пловцы отмечают:

«Мы не видели никаких тел ни на первый, ни на второй день... Нам удалось обойти самолет. Позднее я видел руку в черной перчатке. Я участвовал во всех погружениях. Я пом­ню это очень ясно: самолет был заполнен разными предме­тами, но не было абсолютно никаких следов тел. Почему? Я не видел никаких человеческих останков. Там не было ба­гажа, даже ручной клади. С другой стороны, там было мно­жество вещей, которые вы не ожидали бы увидеть на пас­сажирском самолете... бобины, например».

38