Грозные чары | Страница 54 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

– Да.

– Ты видела, кто это был?

– Конечно. Мистер Мэннинг.

– Хорошо... возможно, тебя станут спрашивать... что такое?

– Смотрите!

Она махнула рукой, показывая мне на утес, где над черными силуэтами деревьев вспыхнул свет. Вилла Рота.

Я вздохнула свободней.

– Значит, он на какое-то время там. Слава богу. Вот бы узнать, который час.

– Фонарик зажигать нельзя?

– Нет. Надо было мне посмотреть раньше. Ну да ничего. Похоже, он перенес все из пещеры в эллинг. Ужасно хотелось бы спуститься и взглянуть на них... Он говорил, что куда-то уезжает сегодня вечером, причем не на яхте, но вполне мог просто морочить мне голову, чтобы получить возможность сходить в пещеру. Он может прослоняться тут вокруг всю ночь... или вообще солгал. Вот сейчас снова спустится, выведет яхту, и поминай как звали. – Я беспокойно поежилась, с ненавистью глядя на ровный освещенный квадратик окна. – Да и в любом случае, проклятый сарай заперт. Если даже...

– Я знаю, где ключ.

Я быстро обернулась и уставилась на свою сообщницу.

– Знаешь, где ключ?

– Спиро мне говорил. У них был запасной ключ, его держали под полом, в том месте, где дом касается воды. Я знаю это место – он мне показал.

Я сглотнула.

– Скорее всего, теперь его там нет, да и в любом случае...

Я резко остановилась. Свет погас.

Через несколько минут мы услышали шум мотора. Что это машина Годфри, не возникало никаких сомнений: он включил фары, и два ярких луча описали широкий полукруг, пронзая ряды деревьев и устремляясь вдаль, в пустоту, исчезая во тьме за мысом, по мере того как рев двигателя затихал в лесу. Вот Годфри прибавил скорости, раздался короткий отдаленный рык, а потом все звуки затихли, и вокруг снова воцарилась тьма.

– Уехал, – сказала Миранда, хотя это было и так ясно.

Я села, пришла в ярость, обнаружив, что лязгаю зубами, крепко стиснула их и сунула руку в карман, где тяжело и неловко болтался у моего бедра пистолет Лео. Мне были совершенно ясны две вещи: первая – я не хотела и близко подходить к эллингу Годфри Мэннинга, и вторая – если я этого не сделаю, то весь остаток жизни буду презирать себя за трусость. У меня имелся пистолет. Под домом, вероятно, лежал ключ. Я могла хотя бы попытаться.

– Тогда идем.

Я поднялась из укрытия и начала продираться к тропинке. Миранда двинулась за мной. На бегу я, задыхаясь, инструктировала ее:

– Ты должна вернуться прямо домой. Можешь попасть в Кастелло?

– Да.

– Тогда иди туда. Так ты увидишь их, как только они попадут домой. Но сначала попытайся позвонить Адони... Ты знаешь, где он может быть?

– Иногда он обедает у Кристомалиса или в баре «Корфу».

– Попробуй позвонить туда. Если его там нет, кто-нибудь из его друзей может знать, где он. Он мог пойти ждать в гавань или даже в полицию... Во всяком случае, попытайся.

Мы достигли эллинга. Я остановилась у двери и попробовала открыть... разумеется, безуспешно: она была крепко заперта. Миранда проскользнула мимо, я услышала, как она возится в тени у самой стены, а потом девушка снова оказалась рядом и вложила мне в руку холодный ключ.

– Вот. Что мне сказать Адони?

– Не рассказывай ему, что произошло. Мистер Мэннинг ведь может вернуться назад в дом и снять трубку – всего нельзя предусмотреть. Просто скажи, он должен немедленно ехать обратно сюда, это очень срочно. Так говорит мисс Люси... Он поймет. Если нет, наплети ему что угодно – скажи, что я больна и тебе срочно нужна помощь, – что угодно, лишь бы он сюда приехал. Пусть ничего не говорит сэру Джулиану. Потом жди его... Не выходи из Кастелло и не открывай дверь никому, кроме Макса или полиции... или меня. Если я не вернусь к тому времени, как он придет, расскажи ему, что произошло и что я здесь. Хорошо?

– Да.

Союзник из нее вышел, каких один на миллион. Как бы ни была она смущена или напугана, но повиновалась так же беспрекословно, как и раньше. Я еще услышала, как она говорит:

– Да хранит вас святой, мисс.

И вот она уже исчезла, со всех ног убежав по прибрежной тропе к бухте.

С последним взглядом на утопающий во мгле мыс и с короткой молитвой собственного изобретения я начала тыкать в замок постыдно трясущимся ключом, пока наконец не попала в скважину.

Замок с трудом поддался, и я проскользнула внутрь.

ГЛАВА 17

Теперь ни слова. Тсс! Молчанье!

У. Шекспир. Буря, Акт IV, сцена 1

Эллинг был и вправду немаленьким. Высокая крыша тонула в тенях, а шум моря гулко отражался от стен, точно эхо в пещере. Вдоль трех стен чуть повыше уровня воды тянулась узкая деревянная платформа, у которой с ближней ко мне стороны стояла на причале яхта. Я на миг включила фонарик. Луч высветил изящные, исполненные силы очертания и написанное на боку название: «Алистер». В том же луче я разглядела прислоненный к стене багор из пещеры.

Спрятать что-либо в этом огромном пустом помещении было решительно негде, разве что на самой яхте. Я защелкнула замок на двери позади меня и шагнула на кокпитовый комингс проверить дверь каюты.

Она оказалась незапертой, но я не стала заходить туда вот так, сразу. В задней стене эллинга, выходящей на утес, располагалось окно, через которое виднелся отрезок тропинки, за ним черная нависающая громада скалы и деревья и – на самом верху – клочок бледного неба. Теперь, когда глаза у меня успели немного привыкнуть к темноте, я смогла различить остроконечную крышу виллы Рота. Что ж, отлично. Если Годфри вернется слишком быстро, меня предупредит шум машины или свет в доме.

В каюте я включила фонарь и обвела лучом комнату... раз... второй...

На мой взгляд, обстановка тут очень напоминала обстановку на яхте Лео. Большие занавешенные окна по обеим сторонам, под ними – мягкие койки-диванчики с обшитыми веселеньким ситцем подушками. Между койками – откидной столик, над которым висела лампа. В передней стенке виднелся дверной проем, тоже отгороженный занавеской, но я не сомневалась, что обнаружу за ним еще одну койку, туалет, обычный комплект чехлов для парусов и канаты, а также запасной якорь. Непосредственно справа от меня, сразу за дверью, располагался камбуз, а напротив него – четвертая койка. Для экономии места половина ее находилась в каюте, а половина уходила в пространство за шпангоутом, под сиденье левого борта. Эта четвертая койка была завалена грудой одеял и отделялась от диванчиков маленьким столиком со встроенным внизу шкафчиком.

И повсюду сплошные ящики и рундуки...

Я методично начала с правого борта.

В камбузе ничего, плита пуста, шкафы так плотно набиты разной кухонной утварью, что между ней ничего не спрячешь. В рундуках – посуда, консервные банки, всякие штуки для фотографии, картонные коробки, доверху полные безобидными шурупами и деталями. В высоком встроенном шкафу – куртки, дождевики, свитера и целая полка с аккуратно расставленными башмаками и туфлями, такими же блестящими, начищенными и скользкими, как сам Годфри...

И так повсюду: все открыто, а содержимое совершенно нормального и невинного свойства – одежда, запасные одеяла, фотографическое оборудование, инструменты. Единственным недоступным местом оказался запертый рундук в ногах четвертой койки. Но, судя по его узости и по моим воспоминаниям об устройстве яхты Лео, я сообразила, что здесь хранится всего-навсего запас спиртных напитков – больше их нигде не нашлось, а этот шкафчик был так мал, что вряд ли вместил бы те свертки, которые я искала. Не тратя времени на попытки открыть его, я продолжила поиски, даже заглянула под матрасы и груду одеял, но единственное, что явилось на свет в результате, – дешевое издание «Тропика Рака» в мягкой обложке. Я запихнула его обратно, застелила одеяла так, как они были до этого, а затем принялась исследовать пол.

Я знала, что там должны быть несколько люков – секций пола, которые приподнимаются и дают доступ к трюму. И точно, под столом, среди досок, мой взгляд различил блеск вделанного в пол кольца, которое, когда я за него потянула, подняло вместе с собой квадратный участок настила со стороной около восемнадцати дюймов, как маленький потайной ход. Но под ним не открылось никакой пещеры с сокровищами – лишь поблескивала на дне трюма колеблющаяся в такт покачиванию яхты вода да слабо попахивало газом. И то же самое с люком на полубаке.

Люк для мотора под лестницей каюты казался не самым подходящим местом для тайника, но я все равно заглянула туда и даже приподняла крышку резервуара с запасом пресной воды, но узрела лишь призрачное отражение света фонарика и свою тень, дробящуюся на поверхности сорока галлонов воды. Не здесь...

54