Хрустальный грот | Страница 13 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

Один из забойщиков низко склонился, закашлялся. Подавив кашель, он снова принялся за работу. В пещере стало светлее. Свет шел из квадратного проема, за которым открывался туннель. Там показался еще один факел.

Появились четыре мальчика в набедренных повязках. Они несли высокие корзины. За ними шел человек, одетый в коричневую влажную тунику. В одной руке он держал факел, в другой – табличку для записей. Пока ребята сгребали в корзину породу, он, нахмурясь, изучал табличку. Мастер подошел к стене и, высоко подняв факел, принялся ее рассматривать. Рабочие, воспользовавшись передышкой, отошли. Один из них заговорил с мастером, указывая на выработку и выступающую на дальней стене пещеры влагу.

Мальчишки наполнили корзины, подбирая все до последней крошки, и оттащили их от стены. Мастер пожал плечами и улыбнулся. Достав из сумки серебряную монету, привычным движением заправского игрока он подбросил ее. Рабочие вытянули шеи, стараясь разглядеть, что выпало. Человек, разговаривавший с мастером, вернулся к стене и вогнал в породу кайло. Трещина разошлась, взвилось облако пыли, затмившее свет, за пылью хлынула вода.

– Выпей, – сказал Галапас.

– Что это?

– Один из моих, но пока не твоих отваров. Он безопасный. Выпей.

– Спасибо. Галапас, пещера все-таки хрустальная. Но мне приснилось совсем другое.

– Ничего, не обращай внимания. Как ты себя чувствуешь?

– Необычно. Трудно объяснить. Хорошо, но немного болит голова. Внутри пустота, как в ракушке, из которой вытащили улитку. Даже нет, как камыш без мякоти.

– Свистулька для ветра. Ладно. Спускайся к жаровне.

Я уселся на своем прежнем месте у костра и взял в руки чашу с глинтвейном.

– Где ты был? – спросил он.

Я рассказал ему об увиденном. На расспросы, что это значило и что ему известно, Галапас покачал головой.

– Мне кажется, что это уже недосягаемо для меня. Мне лишь известно, что ты должен быстро допить вино и отправляться домой. Уже взошла луна.

Я вскочил на ноги.

– Уже? Ужин давно закончился... Если меня начнут искать...

– Тебя не будут искать. Происходят совсем другие вещи. Иди и обдумай для себя все.

– Что ты имеешь в виду?

– То, что сказал. Чего бы тебе ни стоило, оставайся с королем. Вот, не забудь. – Он сунул мне в руки куртку.

Я вслепую взял ее.

– Он покидает Маридунум?

– Да. На короткий срок, но не знаю на какой.

– Он ни за что не возьмет меня с собой.

– Боги не оставят тебя, Мирдин Эмрис, если ты пойдешь по их стезе. Для этого требуется храбрость. Надеть куртку, снаружи холодно.

Я засунул руку в рукав, сердито взглянув на него исподлобья.

– Ты видел, что происходит на самом деле, я насмотрелся кристаллов под огнем – и все впустую, лишь получил чертовскую головную боль. Какой-то глупый сон про рабов в забое. Когда ты научишь меня видеть как ты?

– Для начала я вижу волков, поедающих тебя и Астера, если ты не поспешишь домой.

Он хохотнул, будто отколол замечательную шутку. Я выбежал из пещеры и ринулся седлать коня.

8

На небе стояла четверть луны, в свете которой дорога была хорошо видна. Конь играл, разгоняя кровь, и скакал домой живее, чем обычно, весь в предвкушении ужина. Мне пришлось придерживать его, так как было скользко и я боялся упасть. Но надо признать, что от последнего замечания Галапаса мне стало не по себе, и я на всем скаку прогнал Астера сквозь рощу, забыв о скользкой дороге, замедлив шаг лишь у мельницы. Видимость установилась, и я пустил коня галопом.

Подъехав к городу, я заметил, что там что-то происходило. Бечевник опустел, так как городские ворота давно заперли, но за стенами виднелось множество факельных огней. Раздавались крики и топот ног. У конюшенных ворот я соскользнул с седла, приготовившись к тому, что они будут заперты. Едва я потянулся проверить, как двери открылись и появился Сердик с прикрытым фонарем в руке. Он поманил меня внутрь.

– Я прислушивался весь вечер и услышал, как ты едешь. Где тебя носило, юный любовник? Она была хороша сегодня?

– О да. Обо мне спрашивали? Меня не хватились?

– Думаю, что нет. Сегодня вечером у них есть заботы поважнее, чем ты. Дай мне уздечку, заведем его пока в сарай. На дворе слишком много народа.

– Что происходит? Я услышал шум за версту. Война?

– Нет, похуже. Хотя может закончиться именно этим. Сегодня днем пришло послание, что Верховный король направляется в Сегонтиум. Он пробудет там неделю или две. Твой дед отправляется завтра с утра. Все суетятся по поводу его отъезда.

– Ага. – Я пошел следом за ним в сарай и посмотрел, как он снимает седло. Машинально выдернул из стога соломину, скомкал ее в пучок и передал Сердику через шейный ремень.

– Король Вортигерн в Сегонтиуме? Зачем?

– Считает людей, говорят, – со смешком ответил Сердик.

– То есть собирает союзников. Получается, речь идет о войне?

– О войне постоянно будут говорить, пока в Малой Британии царствует Амброзиус, которого поддерживает король Будек. Люди понимают, что о таких вещах лучше не говорить.

Я кивнул головой. Не помню точно, говорил ли мне кто-нибудь об этом. Однако всем известно, как Верховный король добился трона. Он был регентом малолетнего короля Констанция, когда тот неожиданно скончался. Младшие братья Констанция не стали дожидаться подтверждения слухов об убийстве и бежали к своему кузену Будеку в Малую Британию, оставив королевство Волку и его сыновьям. Каждый год слухи рождались заново. Говорили, что король Будек начал вооружать двух принцев; Амброзиус уехал в Рим, а Утер не то поступил наемником к Восточному императору, не то женился на дочери персидского царя; оба брата собрали армию в четыреста тысяч и собираются пройти как Божье воинство и без потерь выгонят саксов с восточного побережья. Прошло, однако, 20 лет, и ни один из слухов не подтвердился. О приходе Амброзиуса отзывались как о свершившемся факте, который успел стать легендой, подобно появлению Брута и троянцев спустя четыре поколения после падения Трои или путешествию Иосифа на Тернистый холм у Авалона. Или же говорили как о втором явлении Христа, хотя, когда я передал это матери, она очень рассердилась, а я больше так не шутил.

– Сердик, зачем Верховный король собрался в Северный Уэльс?

– Я же сказал. Совершает обход и ищет поддержки, прежде чем наступит весна. Он и его саксонская королева, – Сердик сплюнул на землю.

– Почему ты плюешься? Ты сам сакс.

– Был им. Теперь я живу здесь. Эта соломенная шлюха первым делом заставила короля начать распродажу страны. Ты и сам знаешь, что, как только она очутилась в королевской постели, от северян не стало спасу. Вортигерн не может ни сразиться с ними, ни откупиться от них. А если она представляет собой то, что о ней говорят люди, то бьюсь об заклад, что никому из королевских детей не удастся поносить корону.

Сердик говорил негромко, но при этих словах обернулся, сплюнул и сотворил знамение против нечистой силы.

– Сам знаешь или узнаешь, если будешь побольше слушать старших и поменьше тратить времени на книги и тому подобное, общаться с людьми, живущими на полых холмах.

– Ты думаешь, я туда езжу?

– Люди так говорят. Я ничего не спрашиваю и не хочу ничего знать. Давай поднимайся. – Последние слова были обращены к пони, Сердик развернул его и принялся чистить другой бок.

– Поговаривают, что саксы вновь высадились к северу от Рутупеи и заломили на этот раз такую цену, что даже Вортигерн воспротивился. Весной ему придется давать сражение.

– Мой дед присоединится к нему.

– Он надеется на него, уж точно. Но тебе лучше пойти поужинать, если хочешь успеть. Тебя никто не заметит. Час назад, когда я пытался ухватить себе кусок, на кухне стояла ужасная неразбериха.

– Где мой дед?

– Откуда я знаю? – Он поднял голову, поглядев на меня через конскую спину. – К чему это?

– Я хочу отправиться с ним.

– Хо! – Он бросил пони рубленого корма. Его реплика не вдохновила.

– У меня есть мечта посмотреть Сегонтиум, – упрямо повторил я.

– У кого ее нет? Я сам хочу. Но если ты намерен обратиться к королю... – он не закончил. – Да, конечно, тебе пора посмотреть свет и встряхнуться. Но не пойдешь же ты к королю?

– Почему бы и нет? В худшем случае он откажет мне.

– В худшем случае! Клянусь Юпитером, посмотрите на него! Послушай моего совета – ужинай и ложись спать. Не обращайся даже к Камлаку. Он поссорился с женой и стал похож на горностая, у которого болит зуб.

13