Злые чары Синей Луны | Страница 13 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

— Боже, Гонт! — воскликнула Фишер. — Что за чертовщина с тобой приключилась? И какого дьявола ты, по-твоему, делаешь сейчас?

— То, что должен, — ответил маг.

— Ты выглядишь полумертвым, — заметил Хок. — И что это за мерзость уселась у тебя на плече?

— Мой новый источник силы. — Голос волшебника звучал спокойно, почти бесстрастно. — Когда я потерял своего милого ангела, моего суккуба, большая часть магии ушла с ней. Я не мог больше защищать Крюк Дьявола, и весь тот сброд, который я удерживал, хлынул обратно. Волки ненасытные вернулись, чтобы терзать невинных. Поэтому я оставил Хейвен в поисках новой магии. Но после того, что случилось с моим суккубом, на мой зов отвечали лишь гадкие мелкие твари, вроде этой. Он не более чем паразит, который снабжает меня магией в обмен на жизненную силу, которую высасывает из меня. Сделка не из лучших, но у меня нет особого выбора.

— Исходя из того, что я помню про твоего суккуба, — высказал свое мнение Хок, — ты просто поменял один наркотик на другой.

Демон злобно зыркнул на Хока, невообразимо широко растянул пасть и продемонстрировал острые стальные зубы. Он выглядел словно живая раковая опухоль, вспучившаяся, красная, пронизанная багровыми венами. Он вонял серой и преисподней.

Гонт печально улыбнулся Хоку.

— В конечном итоге, только сила имеет значение. Это все, что у меня осталось. Хочешь знать, как я дошел до такой жизни? Ах, Хок, я уже был проклят задолго до того, как мы с тобой познакомились. Такова цена за сделку с преисподней. И не важно, насколько благородны твои намерения. Для того, что осталось от моей совести, иметь дело с демонами вроде этого ничего не стоит. Мне требовался новый мощный источник магии, чтобы выполнить мой долг — спасти Крюк Дьявола. Понимаешь, тогда я подвел их. Я обещал, что они будут в безопасности, обещал защитить их от ублюдков, которые грабили и тиранили их, но в итоге не смог выполнить обещаний. Теперь могу. Я вернулся. И на этот раз я очищу доки и Крюк Дьявола для добра. Я наведу на город такой ужас, что никто больше не осмелится перечить моей воле!

— Твои зомби прямо сейчас убивают ни в чем не повинных людей! — рявкнула Фишер. — Стражи и бастующие рабочие, мужчины и женщины, погибают, пытаясь защитить свои семьи. Или ты скажешь, что можешь сделать так, чтобы зомби не убивали беззащитных жителей Крюка Дьявола?

— Нет, — отозвался Гонт. — Какое-то количество невинных всегда умирает. Ради большего блага.

— Они убивают все, что движется! — повысил голос Хок. — У тебя нет настоящей власти над ними!

— Ты не прав, Хок! Не прав! Я очень тщательно все спланировал. С небольшой помощью моего друга я создал устройство для управления зомби и продал его де Виттам. Соответствующим образом переодетый, разумеется, — они не знали, что это я. Но я не сомневался, что они не устоят перед такой возможностью. А тем временем в сердцевине контрольного устройства было спрятано мое заклятье, сработанное так, чтобы я мог в любой момент перехватить управление. Я знал, что Маркус и Дэвид — слишком жадные. Они не станут заглядывать дальше потенциальной прибыли, которую могли бы извлечь, заменив живых рабочих на зомби. И эта жадность навлекла злой рок на их головы.

— Они мертвы? — быстро спросила Фишер.

— К сожалению, нет, — нахмурился Гонт. — Они порскнули как кролики при первых признаках неприятностей. Ну, не важно. Мои зомби выследят их после.

— Никакого «после» не будет, — произнес Хок. — Твои зомби убивают невинных людей. Это нужно прекратить. Сейчас.

— Я думал, уж вы-то меня поймете, — сказал волшебник. — Де Витты не единственные, кто подумывал о введении труда зомби. Устроенная мною… Ну, бойня напугает людей так сильно, что они и думать забудут об их использовании. Хок, я тут сохраняю тысячи рабочих мест, спасаю жизни и средства к существованию для всего города! Достойно сожаления, что некоторым придется умереть ради этого, но ты должен понять: истинно невинных больше нет. Во всяком случае, их нет в этом мире, где честные люди вынуждены обрекать себя на вечные муки, чтобы обрести силу творить добро. Так что не рассказывай мне о смерти и страданиях. Я познал больше боли и ужаса, чем ты можешь себе представить.

— Останови их сейчас, — предложила Фишер, — и мы найдем способ спасти твою душу. В свое время мы делали вещи и потрудней.

— Правильно, — согласился Хок. — Тот не пропал окончательно, кто искренне раскаивается.

— Но я не раскаиваюсь, — удивился Гонт. — Я жаждал силы и добровольно заплатил за нее сходную цену. Понимаешь, я… я столько раз терпел поражение! Я так и не стал тем, кем хотел. А ведь мог! Я так и не достиг того, о чем мечтал. Я даже не смог защитить моего друга, Вильяма Блекстоуна. Не говоря уже об обитателях Крюка Дьявола. Сегодня я должен победить. Хоть раз я должен победить! Любой ценой.

— Тогда мы обязаны остановить тебя, — заявила Фишер. — Любой ценой.

— Можете попытаться, — предложил маг.

Он почти лениво повел рукой, и в сторону капитанов, треща и плюясь искрами, полетела молния. Хок вскинул топор, и молния отразилась от огромного стального лезвия, пробила закрытое стеклянное окно и рассеялась в воздухе.

— Не так уж легко, а? — поинтересовался он, едва заметно сбив дыхание. — Большая часть твоей силы и внимания уходит на управление зомби, верно? Потому — то внизу и не оказалось защитных заклинаний. Ты далеко не так могуществен, как некогда, Гонт.

— А мне и не требуется быть особо могущественным. У меня недурная охрана.

Хок и Фишер резко обернулись, заслышав медленные шаги на лестнице. Фишер метнулась к двери и выглянула наружу. Вся личная гвардия де Виттов, восставшая из мертвых благодаря магически усиленной воле Гонта, спотыкаясь, брела к их двери в своей дурацкой канареечной униформе. Фишер захлопнула дверь, поискала глазами замок или засов, но не нашла. Тогда она прижалась спиной к створкам и приготовилась держать натиск. На дверь обрушились тяжелые кулаки, за ними последовали удары мертвых плеч. Изабель уперлась пятками в пол и крикнула мужу:

— Хок, делай что-нибудь! У нас тут гости!

Он взглянул на жену, потом на погруженного в заклинание Гонта. Сквозь разбитое окно доносился шум продолжающейся в порту битвы. Грохот оружия, крики раненых и умирающих. Когда-то чародей Гонт был хорошим человеком, И он все еще пытался служить добру — своим собственным, безумным, извращенным путем.

Зомби теперь дубасили по двери тяжелым оружием. Толстое дерево содрогалось. Фишер напрягала последние силы. Если мертвецы ворвутся, у капитанов в таком тесном помещении не останется никаких шансов. Хок снова посмотрел на Гонта. Ему отчаянно хотелось найти способ избежать убийства человека, которого он некогда считал своим другом. Чародей не обращал на него внимания. И Хок, вздохнув, напал на него. Он знал свой долг. Он всегда знал свой долг.

Капитан не стал совершать глупую попытку пересечь линии меловой пентаграммы, окружавшей волшебника. Он видал такие штуки прежде. Мощь, заключенная в этих невинных на вид линиях, в один миг пропекла бы его до самых костей. Хок взвесил свой огромный топор, прицелился и послал его вперед одним мощным плавным движением. Топор перелетел пентаграмму — руны, вырезанные на стальном лезвии, яростно вспыхнули на мгновение — и аккуратно рассек алую пуповину, соединяющую демона с шеей мага. Зловредная тварь повалилась навзничь, визжа непристойные ругательства, а волшебник ахнул от боли, резко лишившись источника магической энергии.

Хок уже мчался вперед, без колебания пересекая безвредные теперь меловые линии. Внимание его было приковано не к стонущему чародею, а к крошечному красному демону. Тот с нечеловеческой быстротой прыгнул ему навстречу — расплывчатая кроваво-красная клякса впечаталась Хоку в грудь. Капитан зашатался и замер, когда четыре когтистые лапки впились ему в тело, а перепончатые крылья неистово захлопали. Хок выругался и схватил тварь обеими руками, но когти уже ушли глубоко в плоть. Кровь быстро пропитывала одежду, пока Хок метался из стороны в сторону, пытаясь оторвать от себя демона. Конец отсеченной пуповины взвился в воздух, словно атакующая змея, и попытался прилепиться к горлу Хока. Паразиту требовался новый хозяин.

Фишер бросила свой пост т двери и рванулась к ним. Она слышала, как за спиной с грохотом распахнулись створки, но не посмела обернуться. Женщина миновала пентаграмму, сгребла Гонта за волосы и запрокинула ему голову, приставив нож к горлу. По лицу чародея струились слезы, но глаза его по-прежнему оставались сосредоточенно закрытыми. А за окном продолжала греметь схватка. Через открытую дверь тяжелой неуклонной поступью втягивались все новые и новые восставшие мертвецы.

13