Злые чары Синей Луны | Страница 12 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

Внезапно туман, висевший над гаванью, ожил, закрутился и разделился на плотные полосы, которые принялись обволакивать зомби и разрывать их на части.

Мистика стояла на краю битвы и отчаянно махала Хоку с Фишер. Зомби боролись с новой опасностью, не обращал внимания на двух капитанов, прорубавших себе дорогу в их рядах.

Волшебница с бледным от напряжения лицом повелевала большими массами тумана.

— Какой-то колдун захватил власть над зомби! — выдохнула она, когда супруги пробились к ней. — Перехватил управление у де Виттов! А значит, он где-то поблизости. И чертовски могуществен. Я таких в городе не встречала.

— Ты можешь его засечь?

— Пытаюсь! У меня все силы уходят на туман. Я так долго не продержусь.

Она тяжело дышала, ее лицо покрылось бисеринками нота. Вокруг стражи и забастовщики с новой силой и решимостью атаковали окруженных зомби, но некоторые мертвецы уже вырвались из белых пут, поскольку Мистика чуть-чуть отвлеклась. Она сжала руки так, что костяшки пальцев побелели — такого напряжения стоило ей удерживать контроль над заклятием.

— Он где-то рядом… Такого могущественного… легко обнаружить… но… я не вижу его! Видимо, прячется за щитом… Стоп. Если — за щитом… то надо искать… там, где магии нет… Есть! Черт! В конторе де Виттов! Отправляйтесь туда. Я продержусь, сколько смогу.

— Ты же волшебница, — начал Хок, — разве не тебе…

— Я нужна здесь! Двигайте, черт подери! Я долго не выдержу!

Капитаны помчались через весь порт к конторе де Виттов. Они вымотались до предела. За их спинами не смолкали звуки битвы.

— Только мы двое против могущественного колдуна, — прохрипела на бегу Фишер. — Маловато шансов.

— Как всегда, — ответствовал Хок. — Жаль, у нас нет тех камней-нейтрализаторов для подавления магии, которые нам выдавали некоторое время назад.

— Они еще норовили взорваться в руках?

Хок фыркнул и бросил взгляд на порт. Туман бурлил вокруг волшебницы, обрывая руки-ноги любому зомби, сунувшемуся к ней слишком близко. Только одному из мертвецов удалось совершить обходной маневр, и когтистая рука уже тянулась к затылку колдуньи. Хок не успел издать предупреждающий вопль, когда пальцы зомби сомкнулись на густых черных волосах. И рванули их вниз.

Мертвец озадаченно уставился на огромную черную гриву, оказавшуюся у него в руках, а Мистика взвыла от бешенства, сверкал блестящей, голой как коленка головой. Пряди тумана хлынули зомби прямо в пасть, проникли внутрь тела и взорвали его изнутри. Капитаны переглянулись на бегу.

— Не знал, что она носит парик, — заметил Хок. — А ты?

— Заткнись и шевели конечностями, — огрызнулась супруга.

— Поистине, день сюрпризов, — подвел итог ее муж и умолк, сберегая остатки дыхания для бега.

Вскоре они ворвались на мощеный двор перед конторой де Виттов. Во всех окнах горел свет, но следы пребывания людей полностью отсутствовали. Хок громко крикнул, чтобы де Витты выходили, но ответа не последовало. Даже охранники в дурацкой униформе таинственным образом куда-то подевались.

Супруги взяли оружие наизготовку и осторожно двинулись вперед. Передняя дверь оказалась приоткрыта. Хок аккуратно надавил на нее, напряженно ожидая какой-либо реакции, но все оставалось тихо и спокойно. Тогда он толчком распахнул створки, и они с Фишер влетели в холл.

То, что осталось от личной гвардии де Виттов, было разбросано по всему помещению. Солдаты неподвижно лежали там, где свалились. Невидящие глаза пялились в пустоту. Оружие по большей части оставалось в ножнах. Какая бы сила их ни прикончила, она явно ударила крепко и внезапно. Теперь мертвые охранники просто загромождали проход. Фишер опустилась на колени, осмотрела несколько человек и покачала головой:

— Никаких видимых повреждений. Цвет лица нормальный, стало быть, не яд. Нечто просто… высосало из них всю жизнь. Наш колдун не скучал.

— Может он использует их жизненную энергию, чтобы поддерживать контроль над зомби? — предположил Хок, быстро оглядываясь. — Если так, то остальные, скорее всего, тоже мертвы. Вот бы он укокошил еще и де Виттов, но мечтать об этом непозволительная роскошь.

— Ближе к делу, — отрезала Фишер. — Если чародей настолько силен, как думает Мистика, тогда мы нарвемся на всевозможные охранные заклятья.

— Верно, — согласился Хок. — И ставлю один к десяти, он уже в курсе нашего присутствия.

Они осторожно двинулись вперед по холлу, аккуратно переступая через головы убитых, но ничто не бросалось из темноты им навстречу. Если не считать напряженного дыхания супругов, тишина казалась абсолютной. Они проверили все выходящие в холл помещения, но не обнаружили никакой защитной магии ни возникающих из воздуха тварей, ни элементалей, внезапно сваливающихся на голову из мира духов. Только новые и новые покойники, убитые на месте в тот самый момент, когда чародей произнес свое смертельное заклинание.

Хок и Фишер поднялись по огромной лестнице. О нападении они, скорее всего, не узнают, пока то не произойдет. Капитаны остановились на верхней площадке и огляделись. На них спокойно смотрели закрытые двери и неподвижные тени. Фишер с сожалением взвесила на руке меч.

— Это неправильно, — негромко произнесла она. — Здесь полагается быть всевозможным мерзким ловушкам и сюрпризам, которые должны защищать столь могущественного колдуна.

— Разве только он окажется вовсе не так крут, — так же тихо отозвался Хок. — А если это так, то все силы у него уходят на поддержание зомби.

— В таком случае, я за то, чтобы ворваться и прикончить ублюдка, прежде чем он сообразит, что происходит.

Хок посмотрел на нее влюбленными глазами:

— Ты всегда предлагаешь именно это.

— Ага… и, как правило, это срабатывает.

— Не стану спорить. Ладно, слушаем у каждой двери, пока не уловим что-нибудь магическое, тогда врываемся и наперегонки, кто первый достанет.

— Идет.

Они на цыпочках двинулись по площадке, тщательно выслушивая каждую запертую дверь. Их мягкие шаги звучали в мертвой тишине опасно громко, но никто не пришел проверять, что тут происходит.

Наконец из-за третьей по счету двери донесся негромкий монотонный голос. Капитаны обменялись быстрыми взглядами и одновременно кивнули друг другу. Хок занес было топор, но Фишер жестом остановила его.

Она слегка пошевелила дверную ручку, и та легко подалась. Фишер повернула ручку до упора и приоткрыла дверь на дюйм. Петли милосердно хранили молчание. Воздух казался спертым от напряжения, как в море перед самым началом бури. Хок пальцами досчитал до трех и ударил в дверь плечом. Створки распахнулись, и капитаны ворвались в комнату. При виде того, кто их дожидался, они застыли как вкопанные.

Чародей, вольготно закинув ногу на ногу, без всякой опоры парил над широкой меловой пентаграммой, начертанной на голом деревянном полу. Черное одеяние свободно болталось на тощей, иссохшей фигуре. Плечи оставались по-прежнему широкими, но от когда-то больших рук, непрестанно двигавшихся в медленных загадочных пассах, остались кожа да кости. Темные одежды оказались грязными и потрепанными. Где их былое великолепие? То же касалось и самого волшебника. Его бледные орлиные черты исказило напряжение, а темные, глубоко посаженные глаза лихорадочно пылали. Он больше не брил голову, и на ней отросла копна грязных серых волос.

Колдун медленно повернул голову, увидел капитанов, и губы его шевельнулись — кажется, он пытался улыбнуться. С точки зрения Хока, волшебник выглядел, словно наркоман, слишком давно не получавший дозы.

На левом плече у колдуна восседал маленький кроваво-красный демон, приблизительно в фут ростом, со сплющенной злобной мордочкой и то вздымающимися, то опадающими перепончатыми крыльями. Он зашипел на Хока и Фишер, потом гаденько захихикал. Длинная тонкая пуповина тянулась от надутого брюха демона к шее чародея и там уходила в выпирающую артерию.

— Хок, Фишер, привет, — произнес волшебник почти нормальным голосом. — Я так и знал! Если кто и мог меня найти, так это только вы.

— Привет, Гонт, — ответил Хок, не опуская топора. — Давненько не виделись, а?

Чародей Гонт некогда единолично очистил Крюк Дьявола, поубивав там всех бандитов и сделав район на некоторое время почти приличным. Но после вынужденного отъезда из Хейвена, все его дело развалилось. Хороший человек в плохом городе, он черпал свою изрядную мощь у суккуба, женского демона, которого призвал из преисподней и привязал к себе ценой собственной души. Он использовал зло, чтобы иметь возможность творить добро, и не имел права удивляться, когда все пошло через пень колоду. Суккуба уничтожили, и Гонт утратил источник силы. Хок и Фишер видели, как это произошло. Они тогда выполняли задание в доме Гонта.

12