Боевая машина времени | Страница 2 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

Сердце его замерло.

«Нет, нет, только не дженерский корабль. Если они прибудут, это конец всему!»

Лэрд яростно выругался. Ветер разносил его слова вместе с поднятым песком и хоронил их в вечном молчании долины. Взгляд Лэрда устремился к суденышку. Его не было видно, оно сливалось с большой пирамидой. Из предосторожности он кинул на космолет несколько лопат песка, но если у них есть металлоискатель, песок не помешает. Лэрд был приговорен, почти безоружен. Они легко найдут его по следу в лабиринте.

Найдут и погреб.

Господи! Неужели он привел их сюда! Значит, и его план, и все его усилия только помогут врагу завладеть оружием, которое уничтожит Землю…

Его рука сжала рукоятку огнемета. Жалкий предмет, дурацкое устройство с кнопкой… Что он может сделать?

Решение пришло быстро. Ругаясь, он повернулся и бросился в пирамиду.

Факел Лэрда освещал бесконечные коридоры слабым, мерцающим светом. Тени плясали перед ним, карабкались по потолку, шли по бокам. Они были стары и собрались, чтобы задушить его. Его ботинки громко щелкали по камню, и эхо шумно повторяло эти звуки. В нем стал подниматься примитивный ужас, усиливший тревогу, он спускался в древнюю гробницу, в гробницу богов, и ему нужна была вся его энергия, чтобы бежать, не оглядываясь назад. Он боялся обернуться…

Ниже, еще ниже по этому петляющему туннелю, идущему вниз по склону в самое чрево планеты. Человек может блуждать тут до смерти в холоде и темноте, окруженный эхом. Любому понадобятся недели, чтобы найти дорогу к погребу, а единственным указанием были только рапорты Марчисона, которые читал только он. Теперь…

Он бросился в узкий проход. Дверь, взорванная раньше, наклонилась над черной пропастью. Она была высотой метров пятнадцать. Он проскочил, как муравей, и, попал в склад пирамиды.

Факел вновь осветил металл, стекло, какие-то вещества, которые он не мог определить и которые оставались здесь запечатанными миллионы лет до тех пор, пока он не пришел разбудить машины. Что они из себя представляют, он не знал. Ему удалось подключить питание, и загадочные устройства замурлыкали, замигали, но он не решился продолжать эксперименты. Он надеялся найти антигравитационные материалы, перенести всю эту массу на борт своего корабля и вернуться, чтобы ученые смогли всерьез заняться этой штукой. Но теперь…

Он оскалился по-волчьи и зажег большую лампу. Белый свет залил гробницу, отразился на этих чудовищных сокровищах, которые он не мог использовать и которые вобрали в себя всю мудрость расы, бороздившей межзвездное пространство и перемещавшей планеты, и это длилось пятнадцать миллионов лет. Может быть, ему и удалось бы построить приемлемую гипотезу, как пользоваться тем или иным элементом до появления врага. Может быть, он сумел бы уничтожить врагов одним красивым ударом, как это бывает в кино, или просто разрушить все, чтобы оно не попало в руки дженеров.

Надо было предвидеть и такую возможность. Надо было сделать бомбу, чтобы отправить к дьяволу всю пирамиду…

Овладев собой, он остановил яростный бег разума и огляделся вокруг. На стенах проступали рисунки, стершиеся от времени, но все еще различимые пиктограммы, предназначавшиеся, по-видимому, для тех, кто в конце концов обнаружит это помещение. Там были изображены жители Нового Египта, очень похожие на человека — высокие и величественные, с темной кожей и черными волосами, с острыми чертами лица, в яркой одежде. Он обратил особое внимание на один из рисунков: гуманоид брал предмет, похожий на стеклянный шлем, укреплял его на своей голове и манипулировал маленьким переключателем. Лэрду захотелось попробовать, но… Боже мой, а каков будет результат?

Он нашел шлем и осторожно стал натягивать его на голову. Это была последняя надежда. Холодный, гладкий, твердый, он медленно надевался на голову Лэрда, в нем было что-то странное, необычное… живое. Лэрд вздрогнул и повернулся к машинам.

Вон та штука с длинным дулом, обернутым проволочной спиралью, — излучатель? Как пустить его в ход? Черт побери, где отверстие? Он услышал звук легких шагов в бесконечных коридорах.

— Боже мой! — простонал он. — Они не теряют времени!

Однако они могли и не торопиться: детектор металлов наверняка показал, что он находится в этой пирамиде, а не в какой-нибудь другой из десятка рассеянных по долине. А счетчики энергии засекли его здесь…

Он погасил свет и присел за одной из машин, тяжело сжимая в руке свой огнемет.

С той стороны двери голос сказал:

— Сопротивление бесполезно, солнечник. Выходи!

Лэрд проглотил свой ответ и ждал, не шевелясь. Затем заговорил женский голос, как отметил некстати Лэрд, низкий, хорошо модулированный, но с металлическим оттенком. Грубый народ эти дженеры, даже их женщины командуют отрядами, водят суда и убивают мужчин.

— Тебе лучше выйти, солнечник. Ты поработал для нас. Мы предвидели подобную попытку. Археологические рапорты ускользнули от нас, поэтому мы сами не могли надеяться на успех. Но мои корабли находились поблизости от этого солнца, а на орбите самой планеты — один, с детекторами. Мы выследили тебя, дали время поработать, а теперь пришли забрать твои находки.

— Убирайтесь, — сказал он, отчаянно блефуя. Убирайтесь, или я взорву бомбу.

Раздался презрительный смех:

— Если бы ты ее сделал, мы бы об этом знали. Ты даже не снял космический комбинезон. Выходи с поднятыми руками, иначе мы пустим газ в этот погреб.

Зубы Лэрда блеснули в дерзкой улыбке.

— Отлично, — вскричал он, едва ли только наполовину сознавая, что говорит. — Отлично, вы сами этого хотели!

И тронул переключатель шлема.

В его голове словно разорвалась бомба: с грохотом и ослепительным сиянием. Обезумев от ярости, обжигающей нервы, он тяжело рухнул на пол. Тени сомкнулись над ним, ворча и покачиваясь, как живые. Ночь. Смерть Конец мира. И вдруг над всем этим взрыв смеха.

Он лежала скорчившись, за машиной и стонал. Они услышали эти стоны и медленно, осторожно вошли, наблюдая за его последними спазмами, которые должны были привести к неподвижности.

Они были высоки и хорошо сложены, эти мятежники дженеры. Триста лет назад Земля послала лучших для колонизации планет Стрельца. Им пришлось вести долгую и жестокую борьбу, завоевывать, строить, привыкать к мирам, которые не были и никогда не будут Землей. Все это изменило их тела, сделав похожими на металл, и заледенило души.

Все началось со споров по поводу таможенных тарифов, которые затем переросли в восстание Империи. В сущности, это была новая культура, желавшая как можно быстрее самоутвердиться: культура, рожденная в огне и одиночестве громадных пустых межзвездных пространств. Дикий мятеж ребенка-мутанта.

Они стояли, бесстрастно глядя на тело, и ждали, когда оно затихнет. Затем один из них наклонился и снял с Лэрда шлем.

— Он, по-видимому, принял это за инструмент, которым можно воспользоваться против нас, — сказал дженер, вертя шлем в руках, — но эта вещь не приспособлена к его биологическому типу. Древние обитатели этой планеты имели человеческий вид. Но я не думаю, что сходство шло дальше поверхности кожи.

Женщина-командир с некоторой жалостью опустила глаза.

— Он был храбрым человеком, — сказала она.

— Подождите, он еще жив. Он выпрямляется…

Дариш заставил свое дрожащее тело встать на четвереньки. Он чувствовал жуткую слабость, онемело горло, мускулы, нервы. Мозг переполняли страх и отчаяние: погибал целый мир. Но хуже всего была страшная тяжесть и полное отсутствие всех пяти чувств.

Ввирдда, Ввирдда, он был пленником в мозгу, который не содержал участка, передающего телепатические волны. Он был призраком, воплотившимся в нечто, бывшее наполовину трупом!

Сильные руки помогли ему встать.

— Глупо было пытаться, — сказал холодный женский голос.

Дариш чувствовал, как силы возвращаются к нему по мере того, как нервная и эндокринная системы находят новое равновесие. Его ум проснулся, готовый бороться с безумцем Лэрдом. Он дышал и вздрагивал: воздух в его легких! После скольких лет? Сколько времени он был мертвым?

Его глаза уставились на женщину. Она была высока и красива. Рыжие волосы выбивались из-под шлема с забралом, широко расставленные глаза прямо смотрели на него. Резкие, красивые черты лица, окрашенные свежестью и молодостью. Он на минуту вспомнил Илорну, и старая боль вспыхнула с новой силой… Он погасил ее, опять поднял глаза на женщину и улыбнулся.

2