База Берсеркера | Страница 7 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

Если такое поле проецировалось вокруг объекта, оно формировало непробиваемый щит-экран, который не могли пробить ни пули, ни лазерные пушки, ни водородные торпеды. (Любой снаряд или сила, ударяющие в щит, отклонялись в сторону «под правым углом к скорости света» и прекращали свое существование в материальном пространстве. Когда это было обнаружено, несколько ученых потратили не один год, ломая голову над тем, нельзя ли применить поле С-вектора для движения корабля со скоростью выше скорости света. Но никто из них не мог сформулировать, что это было за направление «под прямым углом к скорости света».) Казалось, что это, несомненно, можно использовать как оружие — направь поле на объект, смотри, как объект исчезнет — пока исследователи не выявили, что поле нельзя ни направить на объект, ни создать вокруг объекта, если объект и силовой генератор не были стационарно связаны друг с другом. К счастью, открытие С-вектора было учтено мужчинами и женщинами, проектирующими «Надежду Эстер».

Корабль, оборудованный С-векторными щитами был бы защищен от любой опасности, за исключением прямого столкновения со звездой. И, если бы корабль был оборудован С-векторным самоликвидатором, то Эстер была бы ограждена от любой неприятности, которая могла бы грозить команде «Надежды Эстер» извне или произойти по ее вине.

Сооружение корабля началось почти тотчас же.

И в конце концов было завершено.

Лингвисты, биологи и физики прошли подготовку. Медики и библиотекари были снабжены оборудованием. Дипломаты проинструктированы. Каждый из ницианцев и пьютеров знал, как разобрать «Надежду Эстер» до ее последней микросхемы и заново собрать ее (не упоминая команду «герго») из запасных частей.

Покидая орбиту, ложась на курс и набирая скорость, корабль оставил позади Филомел и Периуинкл и направился в галактический вакуум будущего. Для эстериан словно ожила легенда — словно мечта, робко существовавшая в человеческой душе с самого Крушения, поднялась во весь рост и стала реальностью.

Шестью месяцами позже, приблизительно, спустя 0, 4 световых года после старта с Эстер, Темпл и Грасиас не думали о легендах. Они не представляли себя защитниками мечты. Когда прозвучал аварийный сигнал тревоги, они поступили так, как поступил бы любой образованный, хорошо обученный, быстро соображающий представитель персонала Службы — они панически испугались.

В панике, как дети, бежали они, позабыв об одежде, в направлении ближайшего вспомогательного компьютерного командного пункта.

Грубо говоря, различие между ницианцами и пьютерами было таким же как между компьютером и его программным обеспечением — хотя у них, несомненно, было и много общего. Грасиас командовал действиями, которые Темпл выполняла физически. У нее бы ушли часы, чтобы понять, что он сделал с дверными сенсорами. Но, когда они, услышав сигнал тревоги, свернули тюфяк и устремились — она впереди, а Грасиас сзади — из капсулохранилища, а дверь не открылась, у него первого мороз пробежал по коже.

«Проклятье», — проговорил он. — «Эта команда дополнительной защиты будет в силе еще двадцать минут».

Он выглядел так, словно в мыслях ругал себя последними словами, она вцепилась в него: «Держи ее открытой для меня, идиот».

Он покрутил пальцем у своего лба: «Правильно».

Почти налетев на сенсоры, он открыл дверь; она прошла мимо него в коридор. Но ей опять пришлось ждать его у двери в компьютерный компункт. «Ну, давай же, давай», — с беспокойством говорила девушка, — «Что бы не означал этот сигнал, в нем нет ничего хорошего».

«Я знаю», — пот, покрывший лицо, придавал ему выражение сильного испуга. Он мрачно прошел сквозь сенсорное поле в комнату вспомогательного компункта и направился к своему стулу у главного монитора компьютера.

Темпл последовала за ним и быстро заняла свое место напротив пульта управления. Несколько секунд никто из них не видел клавиш и показаний. Взгляды были прикованы к главному дисплею над пультами.

На экране радара на фоне далеких звезд автоматические сканеры корабля рисовали какое-то изображение. Даже на таком расстоянии Темпл и Грасиас не нуждались в компьютере, чтобы понять; точка света на экране двигалась. Они могли видеть, что звезды отступают по мере того, как сканеры фокусируются на изображении.

Это двигалось прямо на них.

Оно быстро приближалось.

«Астероид?» — спросила Темпл, скорее для того, чтобы услышать чей-то голос. Предполагалось, что компьютер приведет «Надежду Эстер» в состояние аварийной тревоги в том случае, если возникнет опасность столкновения с любым объектом, размер которого представляет опасность.

«Да, конечно», — грубоватые пальцы Грасиаса проворно бегали по клавиатуре, передавая информацию на другие экраны вспомогательного компьютерного пункта. Вспыхивали цифры и графики.

«Если астероиды способны изменять курс».

«Изменять…?»

«Он только что сделал корректировку», — подтвердил он. — «Идет прямо на нас. К тому же», — он указал на экран слева, — «замедляя ход».

Она пристально смотрела на экран, видела, как скачут цифры. Цифры — это его стихия; он разбирался в них быстрее, чем она. Но она знала, что означают слова: «Это корабль».

Грасиас вел себя так, словно не услышал ее. Он наблюдал за экранами в состоянии, близком к обмороку.

«Но этого не может быть!» — продолжала она. — «Если так близко от Эстер находятся корабли, почему мы их никогда не слышали? Мы должны были запеленговать их передачи. Они тоже должны были услышать нас. Бог знает, как много шума производили наши передачи за последнюю пару столетий. Мы не собираемся приветствовать их?»

«Мы приветствуем», — сказал он, — «нет ответа». Он выждал секунду, затем заявил: «Их размеры примерно в три раза превосходят наши». Это прозвучало ошеломляюще. Тщательно выговаривая слова, он сказал: «Компьютер показывает, что его замедление началось со скорости, превышающей скорость света».

Темпл ничего не могла с собой поделать. «Но это невозможно!» выкрикнула она. — «Твои глаза лгут. Проверь еще раз!» Он ударил еще по нескольким клавишам, и цифры на дисплее преобразовались в экстраполяционную кривую. Что бы она ни означала, приближающийся корабль все еще двигался быстрее «Надежды Эстер» — и все еще при этом сбавлял ход.

На секунду она закрыла лицо руками и сжала ладонями виски. Пульс бился, как после адреналиновой перегрузки. Но это была ее работа, то, к чему ее готовили. Она резко отбросила руки и вновь посмотрела на экраны. Объект приближался, но график не изменился.

Приближался со сверхсветовой скоростью. Несмотря на то, что эстерианские ученые утверждали, что это невозможно.

Ну, что ж, сказала она себе. Еще один закон природы коту под хвост. Но, спокойно. Спокойно.

«Почему они не вступают с нами в контакт?» — спросила она. — «Если мы знаем о них, то и они должны знать о нас».

«Им это не нужно», — ответил Грасиас, не отрываясь от приборов. — «Сканируют нас с тех пор, как побили нормальную космическую скорость. Компьютер сообщает о наличии сканирующих лучей повсюду, достаточно чувствительных, чтобы измерить твое кровяное давление». Затем он замер и выпрямился, исторгая проклятье: «Зондирующие лучи пытаются проникнуть внутрь компьютера».

Темпл сжала подлокотники своего кресла. Она была бессильна, это его область: «Они способны это сделать? Ты сможешь их остановить?»

«Защита не пускает их». — Он изучал показания приборов, переводя взгляд с одного экрана на другой. — «Это не может продолжаться долго. Возьми управление компьютером на себя».

Не дождавшись ответа, он переключил свою клавиатуру на ее консоль и поднялся с сиденья. Быстро подошел к другой важной панели, к приборной доске дополнительной защиты. Теперь чувствуя себя неуверенно, поскольку всегда работала с инструментами или аппаратурной частью машины, она взяла на себя управление компьютером и стала следить за показаниями дисплея. Но буквы плыли, а от подсказок, казалось, не было прока. Работая в состоянии аварийной тревоги, компьютер продолжал просить ее ставить вопросы, но она не могла придумать ни одного. Вместо этого она спросила Грасиаса: «Что ты делаешь?»

Его руки бегали по клавиатуре вверх и вниз. Он обливался потом. «Меняю защиту», — сказал он, — «Выполняю целую серию изменений, замыкая их в кольцо». Когда он закончил, ему понадобилась минута, чтобы проверить, что получилось. Он выразил толику удовлетворения и вернулся на свое место. Переключая управление с консоли Темпл на свой, он сказал: «На этот раз компьютер нельзя взломать, зная лишь нынешний код. Нужно знать, какой код следует за ним. Петля изменяется довольно часто, что некоторое время сохранит нас в безопасности».

7