База Берсеркера | Страница 2 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

Примерно на полпути проводник вывел его из огромного космического берсеркера, захватившего Ларса в плен, и они оказались под звездным небом, лишенным атмосферы, на скалистой поверхности, исполосованной длинными тенями от бело-голубого солнца, и Ларс понял, что ощущение изменения гравитации не обмануло его. Теперь он стоял на поверхности планеты. Настолько, насколько Ларс мог видеть (а горизонт здесь был близким) она представляла собой сплошную потрескавшуюся скалу, по которой равномерно двигались призрачные пылевые формы — формы, возникающие не под действием ветра, а из-за дрейфующих электрических зарядов. Ларс уже однажды видел что-то похожее в другом мертвом мире. Этот мир, очевидно, был мал, если судить по близкому горизонту, отсутствию атмосферы и гравитации, в несколько раз меньшей, чем земная. Несомненно, сейчас это место было лишено каких бы то ни было признаков жизни, но, скорее всего, оно уже было таким до прихода берсеркеров.

Все выглядело так, словно они решили обосноваться здесь навечно. Повсюду виднелись многочисленные сооружения берсеркеров, башни и копи, а также другие непонятные строения, возвышающиеся на фоне безжизненного ландшафта насколько хватало глаз. Было трудно судить о происхождении или назначении конструкций. Что вообще строили берсеркеры? Гигантскую судоверфь, где можно создавать себе подобных, или ремонтные доки для аппаратов, пострадавших в боях? Ларс имел отличный обзор и, когда позже размышлял над увиденным, то подумал, что машины намеренно все устроили так, чтобы он мог хорошо разглядеть всю силу и нечеловеческую мощь, окружавшую его.

Затем его провели в подземелье, в узкий тоннель, и на лицевой пластине его гермошлема померкло это бело-голубое солнечное сияние.

Одна дверь закрылась за ним, а через другую он попал в небольшую комнату из полуобработанной скальной породы, куда с шипением стал поступать воздух. Еще одна дверь перед ним плавно отъехала в сторону. Мгновение спустя Ларс осознал: что-то изменилось. Он больше не был один. Здесь находились другие пленники, такие же люди, как он. В первое мгновение Ларс был чрезвычайно изумлен, хотя потом не мог понять, что же так потрясло его.

Послышались человеческие голоса. Человеческие фигуры, в таких же комбинезонах, как у него, развернулись в его сторону. Небольшая группа состояла из четырех землян — двух мужчин и двух женщин.

Комната, в которой они содержались, была, вероятно, площадью около 10 квадратных метров и имела высоту, позволяющую стоять в полный рост, но не более того. Здесь не было мебели, и четверка сидела на каменном полу. В комнате было еще три двери по одной в каждой стене. Две из них были открыты.

Двое мужчин и женщина поднялись на ноги, как только Ларс приблизился. Вторая женщина осталась сидеть на полу, и ее вид говорил о полном безразличии к происходящему.

Ларс представился: «Летный офицер Ларс Канакуру, Объединенные силы Восьми Миров».

«Капитан Абсалом Наксос, Стратегический Корпус Защиты, Новые Гебриды», — капитан говорил так быстро, словно боялся не успеть выдать всю необходимую информацию. Он имел вид голодающего человека, находящегося в постоянном напряжении. Его черные как смоль брови, выглядели почти искусственными на бледном лице, и редкая черная поросль на щеках, казалось, напрасно пытается самоутвердиться.

Ларс ответил: «Рад познакомиться. Желал бы, чтобы это произошло при более благоприятных обстоятельствах».

«Мы все тоже. Здесь паскудная жизнь».

Женщина — та, которая была моложе и красивее — слегка выступила вперед: «Пат Сандомер. Я просто гражданское лицо».

«Здравствуйте», — Ларс пожал протянутую ему руку. Сквозь толщу скалы то тише, то громче постоянно доносился звук работающих машин. Ларс заключил, что где-то рядом, скорее всего, рудник или что-нибудь подобное.

У Пат были действительно прекрасные серо-голубые глаза. Она сказала, что ее захватили на пассажирском лайнере, атакованном берсеркером, она была уверенна, что экипаж и все пассажиры погибли.

«Я Николас Опава», — второй мужчина производил первоначальное впечатление человека мягкого. Естественный темный свет его кожи скрывала бледность тюремного узника. От него веет безнадежностью, подумал Ларс. Опава сказал, что он был единственным человеком на борту автономного научного аванпоста, где его и захватил берсеркер.

Последняя в этой группе, Дороти Тотонак, была несколько старше других и выглядела замкнутой. Ее имя назвала Ларсу Пат; в конце концов, Дороти поднялась на ноги, но, казалось, была намерена ограничиться только кивком.

Ларс спросил, сколько времени они уже провели здесь. Оказалось, что всего несколько дней. Началось легкое препирательство о способе подсчета времени, когда взгляд Ларса упал на одну из раскрытых дверей. В соседней комнате, примерно такого же размера, как та, в которой он стоял, находились другие живые существа, но не земляне, Ларс подошел к Николасу Опаве и взял его за руку. Инстинктивно перейдя на шепот, он спросил: «Это Кампаны?» За всю свою историю космических странствий он никогда не видел ничего подобного. Но тем не менее с первого взгляда узнал эти квадратные тела, покрытые складками кожи; их узнал бы любой образованный человек с любой планеты. Хотя изображения Кампанов встречались довольно редко, каждый видел их.

Опава только устало кивнул.

«Мы с ними ладим вполне нормально», — вставил капитан Наксос в своей обычной деловой манере. — «Условия у нас одинаковые, все вместе здесь заперты, им приходится быть дружелюбными».

Ларс стоял, уставившись на Кампана. Он убедился, что все, что он знал о них оказалось верным: форма их неуклюжих угловатых тел напоминала механизмы, но он никогда не слышал, чтобы ум Кампанов называли механическим.

Кроме умственных способностей, которые были весьма необычны по земным меркам, а иногда даже внушали благоговейный ужас, Кампаны славились тем, что старались избегать контактов с землянами. Но вот один из них вышел из своей комнаты и направился к людям. Походка была медлительной, перекатывающейся, но ее нельзя было назвать неуклюжей.

«Могу поспорить, идет поприветствовать новичка», — сказала Пат Сандомер.

И оказалась права. Толстое существо (две руки, две ноги, покрытая чешуей кожа или тесно облегающие одежды?) приближалось прямо к нему. Все остальные немного отступили.

«Было бы глупо сказать вам „Добро пожаловать“» — Ларсу показалось, голос прозвучал удивительно чисто и ничем не отличался от человеческого, хотя рот и горло, его породившие, выглядели совсем по-иному. — «Но можно пожелать вам здоровья, что я и мои товарищи Кампаны и делаем».

«Спасибо. Вам того же», — что сказать чужаку? — «Как вы попали в плен?»

Похожий на руку отросток шевельнулся. Рот, гораздо шире, чем человеческий, артикулировал земные слова с бесхитростным старанием: «По несчастью, мой друг, по несчастью». Произнеся это, Кампан медленно повернулся к ним спиной и начал путь назад, к своим товарищам. Какого пола это существо? Ларс не мог сказать. Он слышал, что Кампаны сами редко интересовались половыми различиями.

«Я думал, они никогда не говорят с нами так свободно», — пробормотал Ларс, наблюдая за удаляющейся спиной.

Пат, в сущности, повторила все сказанное капитаном Наксосом: Кампаны, вынужденные обстоятельствами, могли быть хорошими компаньонами. И все же берсеркеры понимали, что необходимо обеспечить два разных биологических вида двумя раздельными комнатами, признавая необходимость психологического разделения.

Ларс проголодался, как волк, а здесь была вполне пригодная еда, розово-зеленые пирожные, о которых упоминали бывавшие в плену у берсеркеров. Он мог видеть Кампанов, жующих в своей комнате пирожные другого цвета. После того, как Ларс поел, товарищи по несчастью показали ему отдельную камеру, где можно было поспать или просто побыть одному. Эта камера очень напоминала ту, что была на корабле берсеркеров, за исключением того, что была высечена в скале, и в ней не было двери. У каждого из пленников была своя келья, где он мог уединиться, и еще одна оставалась незанятой. Все индивидуальные камеры, используемые пленными выходцами с Земли, были расположены в конце небольшого бокового зала, выходящего из общей комнаты.

Крайне уставший, Ларс вытянулся на припасенном для этой цели одеяле, закрыл глаза. Он вдруг почувствовал себя тесно связанным с этими людьми, которых не знал еще час назад.

2