Огненная пора | Страница 39 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

На некоторое время война превратилась в полеты над глухоманью. Он обстреливал указанные районы и не получал ответов в виде пуль или ракет. Но беспокоило то, что такой работе не было видно конца.

— Они не уходят, скользкие вонючки, — сказал один капитан из бронепехоты. Однажды у Конуэя перегорел генератор, и он сел на вынужденную около элефтерийского аванпоста в недавно отбитой деревне. Руины мокли под дождем, стлался сладковатый запах гниения. Люди редко давали себе труд хоронить наксанцев, потому что их трупы не заражали людей. Капитан плюнул на один из них.

— Им тут легче выживать, чем нам. А родной мир их снабжает… — Он перевел глаза на загородку, за которой сгрудились пленные. С ними обращались без жестокости, но никто не знал их языка, а врачей, которые умели бы лечить инопланетян, не хватало. Огромные, бесформенные, сургучного цвета твари старались помочь друг другу чем могли.

— Их ещё много будет, — сказал капитан. — Горячее дело близится. Без работы не соскучишься, лейтенант.

Конуэй летел высоко над облаками, в стратосфере. Под ним сияла белизна, вокруг темно-синее небо и его боевые товарищи. Наверху светило солнце и несколько самых ярких звезд. Но он видел только Иштар.

И чувствовал её, слышал, чуял её запах и вкус. Как бесконечно высок им казался отец рядом с маленьким Доном, какая красивая была мама. И без Джилл и Алисы тоже трудно было жить. Когда появился Ларрека, Дон страшно ревновал его к Джилл, которой старик явно оказывал предпочтение. Зато именно его отец взял с собой в путешествие по Джайину, и только они вдвоем встречали туманный рассвет. Он вспоминал леса и моря, и как он впервые открыл для себя искусство Земли, и этот тройной рассвет на восхождении в Грозовых горах…

В наушниках пискнуло. Что? Неужто ещё остались эти бандиты?

Скорость их приближения была просто пугающей. Таких они ещё не видали. Зрелище острых стреловидных крыльев и эмблемы в виде колеса бичом хлестнуло по нервам. Накса. Сама Лига. Местные пилоты были любителями, полуобученными колонистами на случайных машинах. Теперь Накса последовала примеру Земли и прислала регулярные летные полки.

— За скальпами, парни! — крикнул командир Конуэя. Эскадрильи сцепились.

Когда он пришел в себя, шел дождь. Обломки самолета был почти скрыты джунглями. Он не помнил, как его сбили, не помнил жесткой посадки.

Он осознавал только боль. Вокруг все было в крови. Левая нога превратилась в мешок боли, набитый осколками костей. Сквозь дурман в мозгу он подумал, не сломал ли он и ребра, потому что дышать даже неглубоко было очень больно. На фоне мира виднелась царапина. Она была на правом глазу.

Он попробовал включить рацию. Безрезультатно. Люк кабины был сорван. По нему хлестал и стекал дождь. Где аптечка?

Где эта, мать её так, аптечка?

Наконец он отыскал её и попытался нанести аэрозольную повязку, унять боль хотя бы настолько, чтобы можно было думать. Баллончик выпал из дрожащей руки. Он попытался дотянуться до него, но мешали привязные ремни и невыносимая боль.

Потом стало теплее, пришло беспамятство. Трещина в мироздании потускнела, а следом и весь мир. «Уходи, смерть, — подумал кто-то вне его. — Тебя сюда не звали».

— А почему нет? — спросила ласковая тьма. «Потому что… Я занят, вот почему».

— Хорошо. Я подожду.

ПОГИБЛИ В БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЯХ: Ст. лейт. Джан Г. Барнвельд, мл. лейт. Дональд Р. Конуэй, мл. лейт. Джеймс Л. Камикона…

ОПЛАКИВАЮТСЯ: Кех'твиз-а-Сак Дзуакский, Вхиккр Храбрый, сын Нова Раккари…

Глава 16

Теоретически Дежерин мог сноситься с Примаверой по любому поводу прямо со своего рабочего места. Практически же ему нужен был отпуск из этой пустыни не меньше, чем всем его людям. И к тому же электронный образ не заменял живого присутствия. По отношению к первому гораздо легче оставаться холодным и безличным. И потому он довольно часто ездил в город для консультаций, да и просто для отдыха. Те, кто сильнее всего возражали против его миссии, видели перед собой живого человека, понимали, что не он это придумал, видели, что он болеет за интересы Иштар и что он может попытаться повлиять на правительство, чтобы изменить его политику.

Проведя пару часов за решением технических проблем в конторе у Спарлинга — наиболее естественное место для распоряжения ресурсами, которых требовал проект, — он вдруг услышал от инженера:

— Вот что я вам скажу. Сегодня в Стеббс-парке выступает Аниеф — лучшая сновидица. Что, если вы пойдете ко мне обедать, а потом мы вместе пойдем на представление?

— Вы очень любезны, — удивленно ответил Дежерин.

— Так и вы оказались не таким уж плохим человеком. И потом, чем лучше вы будете знать местную культуру, тем больше надежды, что вы попытаетесь помочь её спасти.

— Я пытался разобрать некоторые записи таких выступлений из ваших архивов. Это не просто.

— Еще бы. Они не просто на иностранном языке. Здесь музыка, танец и драма имеют гораздо больше оттенков, чем мы, люди, можем даже себе вообразить. Но во время представления Аниеф я вам буду комментировать происходящее.

— А наш разговор не помешает другим?

— У меня в браслете микропередатчик, а вам я дам микроприемник вставите в ухо. Так что мы не станем шуметь и никого не побеспокоим. Я думаю, что сегодняшнее представление её сна, каково бы оно ни было, будет включать ветер как один из элементов языка… Зазвонил телефон.

— Извините.

Спарлинг ткнул рычажок.

На экране проявились резкие черты Боггарта Хэншоу. Он был как-то зловеще серьезен — похоже, ненамеренно.

— Плохие новости, Иен. Я подумал, что тебе, как её близкому другу, надо бы узнать сразу.

Мундштук трубки в зубах Спарлинга треснул и переломился. Автоматически подхватив чашечку, он с преувеличенной осторожностью положил её в пепельницу. Пепельницей служила радужная раковина шелозавра…

— Ларрека позвонил из Порт-Руа. Джилл Конуэй захвачена варварами.

…которую она ему подарила. Дежерин вскочил со стула.

— Qu'est-ce que vous elites?

Спарлинг махнул ему рукой: сядьте на место.

— Поподробнее, пожалуйста, — попросил он.

— Они одолжили корабль у легионеров Калэйна Славного на побережье Далага, но тамошний комендант дал им в сопровождение лишь малочисленную охрану. Он божился, что ему нужен каждый меч для обороны Северного Валеннена, — говорил Хэншоу. — Это могло быть правдой. Однако вышло так, что их встретила пара валенненских галер, несомненно, пиратских, и атаковала в Огненном море. Их взяли на абордаж, и часть пиратов была перебита и захвачена в плен, а часть ретировалась после захвата Джилл. По результатам допроса пленных — Ларрека не сказал, как их допрашивали, — он считает, что именно похищение и было целью нападения. Когда их предводитель увидел, что человек уже у него на борту, они отступили. Это дает надежду. Если она им нужна как заложница или аргумент в переговорах, они не будут причинять ей вреда — по крайней мере намеренно. Их корабли намного быстрее, и преследование не дало бы результата, так что Ларрека пошел своим курсом. Это случилось дня три назад. Он вызвал меня сразу же по прибытии.

Спарлинг ощутил тошноту.

— Что вы имеете в виду — «не причинят ей вреда»? На чистой иштарийской пище…

— Ларрека — сообразительный старый черт. Как только он увидел, что её похитили, он тут же кинулся за её питанием и перебросил коробку к ним на палубу.

Спарлинг осел на стуле. «Хотел бы я, чтобы Бог для меня был не только прозвищем нашего мэра. Я бы его возблагодарил».

И потом: «Но в этой адской стране они просто могут не сообразить, что она не выдержит того, что им кажется естественным. Да ещё и неизвестно, какое суеверие может ими овладеть».

Спарлинг взял себя в руки.

— Я отправлюсь туда. Проверьте, чтобы для меня нашелся быстрый экипаж с хорошим радиусом действия. Хотя сначала я посмотрю, что могу сделать отсюда. Потом позвоню.

— Ладно. А мне… мне надо ещё её семье сообщить…

Изображение Хэншоу на экране померкло.

Спарлинг обернулся к Дежерину. Загорелое лицо офицера стало пепельно-серым, и на нем двумя яблочками мишени выделялись черные глаза.

— Вы слышали, — сказал Спарлинг. — Что бы вы предложили?

Дежерин пошевелил губами, прежде чем ответить.

— А что у вас на уме?

— Не волнуйтесь, ничего опрометчивого. Я попробую поторговаться за её освобождение. Но если они не пойдут на контакт или выставят невыполнимые условия, я им покажу, что в их же интересах вернуть её целой и невредимой.

39