Убийство Сталина и Берия | Страница 60 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

И, наконец, следует пояснить, что имел в виду Гитлер, когда говорил о «воспитании русских», и что имело в виду гестапо в своем докладе.

В 1914-1917 гг. царская России тоже воевала с немцами в Первой мировой войне, в той войне тоже были и примеры русской доблести, и примеры русской стойкости. Тоже были убитые, раненые, пленные. И вы понимаете, что чем более мужественен и более предан Родине человек, тем больше вероятности, что в бою его убьют, но в плен он не сдастся. А чем больше человек трус, тем больше вероятности, что он сдастся в плен, даже если еще мог сражаться. Давайте сравним эти две войны.

Уже неоднократно мной упомянутый Н. Яковлев в книге «1 августа 1914» определил количество наших пленных Первой мировой в 2,6 млн., в других источниках это число уменьшено до 2,4 млн.

Но есть и другие данные. В 1919 году «Центробежплен» – организация, занимавшаяся возвратом пленных в Россию, по своим именным спискам и учетным карточкам учла следующее количество пленных русских военнослужащих:

В Германии – 2385441

В Австрии – 1503412

В Турции – 19795

В Болгарии – 2452

Итого – 3911100

Добавим сюда и 200 тыс. умерших в плену и получим цифру более 4 млн. человек. Но мы возьмем самую малую цифру – 2,4 млн.

Для характеристики боевой стойкости армии есть показатель – количество пленных в расчете на кровавые потери, т.е. количество пленных, соотнесенное к числу убитых и раненых. По русской армии образца 1914 г., из расчета минимального количества – 2,4 млн. пленных, этот показатель таков: на 10 убитых и раненых в плен сдавалось 1,9 офицера и 4,4 солдата. (Прошу простить за неуместные дроби).

Для введения в статистику и генералов ужесточим показатель – введем в расчет только убитых генералов, поскольку у меня нет данных по раненым советским генералам. В царской армии в Первую мировую войну было убито и пропало без вести (если генерал не убит, то вряд ли он в плену пропадет без вести) 35 генералов, сдалось в плен – 73. На 10 убитых генералов в плен сдавался 21 генерал.

У меня нет раздельных по офицерам и солдатам цифр кровавых потерь и пленных Красной Армии за всю войну. Придется считать их вместе.

Безвозвратные потери Красной Армии за всю Великую Отечественную войну – 8,6 млн. человек (тут и умершие от несчастных случаев и болезней). Около 1 млн. умерло в плену, их следует вычесть, останется 7,6 млн. Раненые – 15,3 млн., общие кровавые потери – 22,9 млн. Следовательно (из расчета 4 млн. пленных), на 10 убитых и раненых в плен сдавалось 1,7 человека, что даже выше, чем стойкость только офицеров старой русской армии.

Но у меня есть данные о раздельных потерях Красной Армии при освобождении государств Восточной Европы и Азии в 1943-1945 гг. Эти цифры более сравнимы с цифрами Первой мировой войны, более корректны, так как не содержат в числе пленных безоружных призывников и строителей, которых немцы сотнями тысяч брали в плен в начале войны.

В этих боях погибло 86203 советских офицера, было ранено 174539, попало в плен и без вести пропали – 6467 человек. На 10 убитых и раненых – 0,25 пленных.

Погибло 205848 сержантов, 459340 были ранены, попали в плен и без вести пропали – 17725 человек. На 10 убитых и раненых – 0,27 пленных.

Погибло 956769 солдат, 2270405 были ранены, попали в плен и без вести пропали – 94584 человека. На 10 убитых и раненых – 0,29 пленных.

Этот показатель удобнее обернуть – разделить на него десятку. Тогда выводы будут звучать так.

В войну 1914-1917 гг. немцам для того, чтобы взять в плен одного русского офицера, нужно было убить или ранить около 5 других офицеров. Для пленения одного солдата – около двух солдат.

В войну 1941-1945 гг. неизмеримо более сильным немцам для того, чтобы взять в плен одного советского офицера, нужно было убить или ранить 40 других офицеров. Для пленения одного солдата – около 34 солдат.

За войну было убито и умерло от ран 223 советских генерала, без вести пропало 50, итого 273, сдалось в плен 88 человек.

На 10 убитых и пропавших без вести 3,2 сдавшихся в плен или надо было убить 3-х советских генералов, чтобы один сдался в плен.

Чтобы в плен сдался или пропал без вести один советский офицер, нужно было убить 14 офицеров, чтобы сдался или пропал без вести один советский солдат, нужно было убить 10 солдат. Генералы и тут всю статистику портят, но и у них результат все же лучше, чем при царе.

Следовательно, при коммунисте Сталине боевая стойкость генералов была в 6,5 раз выше, чем при царе, боевая стойкость офицерства была в 8 раз выше, а стойкость солдат в 17 раз!

Вот это была русская армия!

Каков, как говорится, поп, таков и приход или, перефразируя, каков строй, таков и настрой.

Часть II.

«Никита, не надо больше крови!»

Глава 6.

Соратники

Источник информации

В этом расследовании очень трудно придерживаться хронологии – она мало что дает. Поэтому сейчас будет уместно заняться тем, как описывают жизнь и деятельность Берия историки, журналисты и его современники. Положение тут аховое, если нынешние историки еще кое-что знают о том периоде, то журналистам ничего не стоит написать, к примеру: «После того, как Берию сменил Ежов, Киприянов был помилован», – полный маразм.

Что касается историков, то у них, за малым исключением, стандартный «творческий подход»: они напрягают фантазию, ставят себя на место Берия, берут факты из его жизни, представляют себя мерзавцами (а часто им в этом и напрягаться не надо) и дают этим фактам соответственную мотивировку. Т.е. они считают, что как поступили бы они на месте Берия, то так поступил бы и сам Берия. Описав таким образом Лаврентия Павловича, они читают написанное и ужасаются – какой же он был негодяй! Да, их персонаж действительно негодяй, но при чем тут Берия? (Точно так же, кстати, очень часто описывается и И. В. Сталин).

Происходит это оттого, что историки и журналисты очень далеки от работы государственных деятелей, смысла их поступков они понять не могут и судят их с позиций своего кухонного восприятия мира. Но! Если они не могут понять поступков, то почему так дружно говорят, что Берия мерзавец? А вот этот вывод им навязали те, кто должен понимать смысл его поступков, т.е. те, кто работал с Берия, кто служил с ним.

И надо сказать, что соратники Берия в его очернении единодушны все до одного. Это удивляет и заставляет задуматься – в чем дело? Ведь даже тогда, когда требовалось единодушно чернить Сталина, находились люди чести. Ушел со службы, но не стал чернить Сталина Рокоссовский, застрелился, но не стал участвовать в антисталинской кампании писатель Фадеев. Я уже приводил цитаты из воспоминаний генерала армии Хрулева, в которых он уважительно говорит о Сталине. А ведь Хрулев умер в самый разгар борьбы с «культом личности», в 1962 г.

Но Берия чернят все без исключения.

Что же, – скажете вы, – значит Берия и был таким негодяем, раз так говорят все. Нет, истина – это не большинство голосов даже при тайном голосовании.

Если люди говорят, что Берия мерзавец, то пусть подтвердят это фактами, пусть расскажут о поступке Берия, из которого и без их слов станет ясно, что он мерзавец. А с Берия происходит изумительная вещь – все не жалеют гнусных слов для его характеристики, но либо не приводят вовсе фактов, либо нагло лгут, либо несут такую ахинею, что для них самих было бы лучше, если бы они промолчали. Давайте рассмотрим подробнее, что говорят о Берия его соратники.

Мемуары

О Хрущеве говорить нет смысла – это убийца Берия, он и захотел бы, да правды сказать о нем не смог бы.

Наиболее честными из всех соратников Берия были Молотов и Каганович (не честными, а «наиболее» честными).

Молотов не написал воспоминаний, а, отвечая на вопросы Феликса Чуева, сделал все, чтобы от ответов уклониться, его практически единственная негативная характеристика Берия – беспринципный, не коммунист. Ни одного конкретного примера беспринципности не привел, но видно по ответам, что ненавидел он Берия искренне.

Л. М. Каганович в своей объемной книге (36 п.л.) мемуаров «Памятные записки» о Берия написал столько, что весь этот текст можно процитировать полностью:

60