Играя свою собственную роль | Страница 5 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

– О-о-о. Давай.

Поставив коробочку на стол, я подала ей чашку. Лиз тут же глотнула кофе, закрыв глаза и застонав в манере, которая, учитывая мою недавно подтвержденную сексуальную ориентацию, должна была заставить меня покраснеть. Но этого не произошло. Лиз, несмотря на свою бесспорную привлекательность, никогда не воздействовала на меня в сексуальном плане. Что помещало меня в очень небольшую группу людей на планете, и была наиболее вероятной причиной, почему я нравилась Лиз.

Кто-то постучал в дверь трейлера.

– Автомобиль для Стокли и Харрис!

Я протянула руку, помогая Лиз подняться на ноги.

– Давай, сделаем это, – произнесла я с явным трепетом.

– Все не так плохо, Кэйд, – проворковала Лиз, потрепав меня по щеке. – Так или иначе, тебе нужно поработать над навыками общения.

Я нахмурилась, и она рассмеялась, выходя из трейлера и взвизгнув в смятении, когда яркие лучи солнца коснулись ее лица. Лиз повернулась к Пауле и молча взяла протягиваемые очки, которые были больше модным аксессуаром, чем действительно очками.

Покачав головой, я опустила на глаза собственные очки, спускаясь по лестнице за Паулой и Лиз к серому лимузину, где уже ждали двое людей от PR-отдела.

Лиз абсолютно не нравилось делить лимузин к кем-то, кого она не знала, и она молча сидела всю дорогу к гостинице, метая кинжальные взгляды на дополнительных пассажиров. Мужчины явно чувствовали себя неудобно, но я не испытывала к ним достаточно симпатии, чтобы начать беседу, которая могла бы снизить напряженность. Всем были известны предпочтения Лиз, так что эти двое сами виноваты. Поэтому я просто сидела и потягивала кофе, позволяя кофеину делать свою работу, а Паула что-то быстро печатала на тонком лэптопе и пару раз отвечала на телефонные звонки.

По приезду в гостиницу нас провели в маленький зал заседаний, предложив круассаны, горячую сдобу и много кофе. Несколько минут спустя 45 репортеров различных национальных и международных СМИ вошли в зал, заняли свои места и начали засыпать нас вопросами.

Сначала я немного нервничала, все еще не привыкнув в возросшей знаменитости, которую принес мне '9 округ', и не зная, как вести себя с прессой. Но большинство вопросов были нацелены на Лиз, и скоро я расслабилась, наслаждаясь представлением, которое устроила Элизабет Анна Стокли. Она была настоящим мастером по обработке прессы; она отклоняла вопросы с обаянием, которое заставляло репортеров улыбаться, то действовала серьезно, то флиртовала, управляя беседой так, что это был незаметно для посторонних.

Наконец, после полутора часов конференции, координатор предложил перейти к последним вопросам.

– Это вопрос и для мисс Стокли и для мисс Харрис, – произнесла невысокая коренастая женщина с задних рядов. – Вы знаете, что за последние два года появилось множество on-line рассказов, изображающих вас двоих в гомосексуальных отношениях друг с другом или с другими актерами '9 округа'? Повлияло ли это как-то на ваши рабочие отношения, и что в думаете о возможности такого поворота в сценарии сериала, идущего по телевидению в prime-time?

Я услышала потрясенный вздох Лиз, но продолжала смотреть на репортера с, как я надеялась, спокойной улыбкой на лице. Сердце мое стучало так громко, что даже удивительно, как микрофон не улавливает этот звук.

Переведя дыхание, я посмотрела на Лиз, отметив, что никогда еще не видела ее в таком замешательстве. Я почувствовала вспышку раздражения. Неужели мысль о том, чтобы быть лесбиянкой, или чтобы о тебе думали, как о лесбиянке, столь ужасна?

Впрочем, моя собственная первая реакция на вопрос была не намного лучше, а я была лесбиянкой. По крайней мере, в теории.

Удивительно, как светская жизнь натренировала нас.

– Я сама отвечу на этот вопрос, Лиз, если ты не против? – Произнесла я, послав ей успокаивающую улыбку.

Она, казалось, восстановила часть своего самообладания. И даже сумела улыбнуться в ответ.

– Конечно, действуй.

Я повернулась к репортеру, отметив, что остальные репортеры затихли.

На мгновение я задумалась.

“Ладно, Кэйд, давай, полегче с этим”. Я только-только призналась сама себе и, конечно, не была готова признаваться всему миру.

– Да, я знаю, что на некоторых сайтах есть истории о наших персонажах из '9 округа', и что некоторые из этих историй имеют лесбийский характер.

Я сама удивилась тому, насколько естественно прозвучало это слово.

Лесбиянка.

Я была лесбиянкой.

Мне еще не приходилось говорить это себе; но получилось гораздо легче, чем я ожидала.

Занятая этими открытиями, я сделала паузу, и репортер, задавшая вопрос, открыла рот, чтобы заговорить. Я прервала ее прежде, чем она смогла подробно на этом остановиться.

– Как эти рассказы затрагивают мои отношения, рабочие и личные, с Лиз? – Я пожала плечами. – Никак. Я и Лиз – хорошие друзья, у нас нормальные рабочие отношения, вопреки тому, что может заявить желта пресса. Конечно, я не говорю о вас, – я улыбнулась своей самой очаровательной улыбкой, воспользовавшись уроком Лиз, и была рада услышать несколько смешков. – Нет никаких изменений в отношениях потому, что люди пишут рассказы о персонажах, которых мы играем в сериале.

Думаю ли я, что гомосексуальная линия когда-нибудь будет введена в сериале идущем в prime-time… я думаю, что такое уже было. Было несколько персонажей-гомосексуалистов в prime-time на телевидении. Допускаю, что мы можем пойти тем же путем, который уже был использован для популярных персонажей в сериалах подобных '9 округу', но сексуальность персонажей будет не главной темой, а лишь развитием сюжета, как и в случае с гетеросексуальными парами. – Я улыбнулась женщине. – Итак, чтобы ответить на ваш вопрос, я сказала бы – это вполне возможно, что такой тип линии развития сериала появится в prime-time, но не я определяю сценарий.

Еще несколько репортеров подняли руки, после того, как я закончила, но один парень из PR – кажется, его звали Ник – объявил, что у нас есть еще встреча в другом месте, и репортеры стали неохотно расходиться.

Мы дали несколько автографов людям, ожидающим в лобби, и вернулись в лимузин, а двое из отдела PR благоразумно решили взять такси.

Как только автомобильная дверь отрезала нас от улицы, Лиз повернулась ко мне и схватила меня за руку.

– Что это, черт возьми, было? Люди думают, что я – лесбиянка, и пишут об этом в Интернете? Это незаконно! Я могу предъявить им иск или что-то еще? Черт, я должна позвонить Вуди, и проверить, могу ли я предъявить иск. Паула, дай мне Вуди.

Я вздохнула. “Спасибо за то, что подумала и о моей карьере тоже, Лиз”.

– Лиз… Успокойся. Иисус. Я выдернула у нее свою руку и села, раздраженно пригладив волосы. – Эти рассказы – не о тебе, прах побери, они – о Джен Гастингс. Вымышленном персонаже.

Казалось, это немного успокоило ее. Но Лиз все равно схватила трубку, которую подала ей Паула.

– Вуди? Конечно, это – Лиз. У меня был мерзкий день, большое спасибо. Ты знаешь обо всех этих людях в Интернете, которые думаю, что я – лесбиянка?

Я закатила глаза.

– Лиз…

– Постой, Вуди, я дам тебе Кэйд. Она все об этом знает.

Лиз сунула трубку мне в руку, и я покорно прижала ее к уху.

– Вуди? Это – Кэйд.

– Кэйд, о чем, черт возьми, она говорит? – На линии раздался низкий носовой голос Вуди Стэйна.

Я потерла переносицу и закрыла глаза.

– Слушай, давай я перезвоню тебе, хорошо?

– Кэйд…

– Я перезвоню тебе. – Я щелчком закрыла телефон, зная, что это адски взбесит Вуди, но Лиз извинится за меня.

– Что ты делаешь, – сердито спросила Лиз. – Тебе нужно…

– Лиз…

–…рассказать Вуди о…

– Лиз…

– Я предъявлю им иск.

– Лиз, заткнись!

Лиз недоуменно моргнула, а Паула в шоке посмотрела на меня, но в автомобиле, наконец, было тихо.

– Спасибо. А теперь послушай меня минуточку, хорошо? Эти рассказы – называются Fan Fiction. Люди пишут о персонажах, которых показывают по телевизору, и выкладывают их в Интернете, чтобы другие люди могли прочесть. Они не о тебе. Ты не можешь никому предъявить иск потому, что они не о тебе. Они – о персонажах сериала.

– Не могу?

– Нет. Не можешь.

Мгновение Лиз молчала, затем нахмурилась.

– А ты как об этом узнала? И почему не сказала мне?

Я рассеяно почесала шею.

– Я проводила… хм… расследование в Интернете как-то ночью, и наткнулась на сайт с материалами о сериале. Мне стало интересно, и я кое-что прочитала. – Не думаю, что стоит говорить о том, что было целью этого 'исследования'. – Я не думала, что это важно, потому и не сказала тебе. Это – только рассказы, Лиз. Они не о тебе. Никто не обвиняет тебя в том, что ты – лесбиянка.

5