Играя свою собственную роль | Страница 24 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

Робин напряглась в моих руках, и атаковала мои губы с возобновленной свирепостью, скользнув руками под пояс моих джинсов и притягивая мои бедра к себе. Волна желания пробежала по моему телу, а из губ сам собой вырвался глубокий стон.

– О… Боже, – я оторвалась от ее губ, жадно глотая воздух. Робин воспользовалась этим, чтобы провести губами по моему подбородку, и мягко поцеловать шею чуть ниже уха. Я задрожала, перегруженная эмоциями. – Робин… Пожалуйста, – прошептала я, сама не зная, о чем прошу.

Все ее тело напряглось. Я услышала тихое ругательство. Ее руки легли на мои бедра, чтобы оттолкнуть меня.

– Кэйд, я не могу. Это… Я не могу это сделать.

Я качнулась назад, глупо моргая.

– Чт…

Она яростно замотала головой, избегая моего прямого взгляда.

– Я не собираюсь быть экспериментом, Кэйд. Я не смогу им быть. Не с тобой.

Я в замешательстве смотрела на нее.

– Эксперимент? Что… – Я шагнула к ней, но она отступила назад. Я нахмурилась. – О чем ты говоришь?

– Об этом, – сказала она, махнув рукой между нами. – Я не собираюсь быть твоим экспериментом в чудесах лесбиянства. Это уже было, и всегда заканчивалось одинаково.

Это остановило меня.

– Ты делала это прежде?

– Да, – спокойно призналась она. – Я лесбиянка, Кэйд. У меня уже много лет не было мужчин.

Мгновение, я обдумывала это.

– Тогда почему ты отступаешь? Очевидно, что между нами есть притяжение… и даже больше, чем просто притяжение. Черт, Робин, я не могу выкинуть тебя из головы. Я постоянно думаю о тебе, хочу видеть тебя, быть с тобой, заставлять тебя улыбаться… Я с ума по тебе схожу.

Она печально улыбнулась.

– И я тоже схожу по тебе с ума, Кэйд. И именно поэтому я не могу этого сделать. Ты – гетеро, а я – нет, если мы позволим этому начаться, это может ужасно закончиться.

Я фыркнула.

– Позволим этому начаться? Разве тебе не кажется, что для этого уже немного поздно? Мне нужно напоминать тебе о том, что мы только что делали? – Я подняла руку, чтобы она увидела, как дрожит ладонь. – Я все еще дрожу от того, что ты делала со мной.

– Мне жаль, я не должна была…

– Ты еще смеешь говорить, что тебе жаль! – С натиском заговорила я. – Ты смеешь. Я знаю, что тебе не жаль, и ты хочешь этого так же, как и я. Это не эксперимент для меня, Робин. Только то, что я никогда не была с женщиной, не значит, что мои чувства не имеют силы. Я знаю, что меня уже довольно давно привлекают женщины, но это – первый раз, когда все зашло глубже простого влечения, первый раз, когда это стоит риска. Ты стоишь риска, Робин. ЭТО, – я повторила ее жест, – стоит риска.

Я попыталась взять ее за руку, но она отступила и открыла дверь, держать неестественно прямо.

– Прости, Кэйд. Это закончится тем, что нам обеим будет больно.

– Но я хочу использовать шанс! Проклятье, Робин, чего ты так боишься? Ты ведь практикуешь 'вещи', позволяя СМИ думать, что у тебя отношения с Джошем, ради рекламы… Если кому-то и стоит бояться, так это мне. И ты собираешься все уничтожить только потому, что я никогда не была с женщиной? Я – не подросток с первой влюбленностью, ради Бога, да мне уже за тридцадчик перевалило! Взрослый человек со взрослыми эмоциями. К тебе. – Я коснулась ее руки. – Пожалуйста…

– Робби? – На лестнице раздались легкие шаги, и показался Джош. При виде меня, на его лице появилась широкая улыбка. – Кэйд! Кэл сказал, что он столкнулся с тобой на улице. Что вы двое здесь делаете? Идем, присоединяйся к нам.

Я открыла рот, чтобы что-нибудь ответить, но не смогла – я даже не сумела улыбнуться в ответ – я только смотрела на него мгновение, перед чем, как повернуться обратно к Робин.

– Кэйд уже уходит, – произнесла Робин бесчувственным голосом.

– Робин, не делай этого. Пожалуйста, не делай этого.

Она покачала головой, глядя на стену за моей спиной.

– Я не могу. Я не стану. Пожалуйста, просто… уходи.

– Роб, что происходит? – Голос Джоша был поло беспокойством. – Ты плачешь?

Я подняла взгляд на ее лицо и заметила блеск слез в глазах.

– Я не позволю тебе сделать это, – прошептала я, быстро наклонившись и упрямо целуя ее в губы. – Не позволю.

Отстранившись, я провела по ее щеке тыльной стороной ладони, перед тем, как развернуться и пойти к двери.

Уже на крыльце я услышала ее тихий голос.

– Это не в твоих силах, Кэйд, – прежде чем она мягко закрыла дверь за моей спиной.

Глава девятая

Я критически рассматривала свое отражение в зеркале в полный рост.

Черным было мое настроение, когда я начала одеваться, черным же был и результат – черные ботинки на семисантиметровом каблуке, черные кожаные штаны со шнуровкой спереди и черная шелковая блуза, которая заканчивалась задолго до неприлично низкого пояса штанов. С помощью геля я пригладила волосы назад, парой движений черного карандаша подчеркнула цвет и необычную форму глаз, и общий эффект был…

– Плохая девочка, – пробормотала я, пожав плечами.

Ну, я хотела привлекать внимание этим вечером, хотела, чтобы на меня смотрели – бальзам на самолюбие, после недели прохладной механической вежливости от Робин, которая растоптала мои чувства – и вместе с ними мое самоуважение – почти полностью.

И это определенно привлечет внимание.

Черт, возможно, после вечеринки я пойду и найду себе женщину, которая поможет мне позаботиться об этом 'первом разе'. Возможно, если я стану делать так достаточно часто, Робин увидит, что это не какой-то проклятый эксперимент для меня, и позволит мне вернуться в ее жизнь…

Я фыркнула в ответ на эту мысль.

– Да, точно, Кэйд, это так похоже на тебя.

Ладно, я не стремилась к тому, чтобы перепихнуться – по крайней мере, с незнакомкой – независимо от того, что моя одежда говорила об обратном. Тем не менее, что-то было в том, чтобы так одеваться, зная, что одежда эта тебе идет, и что люди будут смотреть на тебя и желать тебя…

Я схватила ключи со столика и широко усмехнулась своему отражению, чувствуя, как возвращается вера в себя.

"Вперед, милая".

* * *

– Lagavulin, rocks, – коротко сказала я невысокому тощему парню, стоящему позади одного из пяти баров, разбросанных по этажам гигантского сооружения из стекла и бетона, которое было домом Скотта Зиема. Скотт был одним из исполнительных продюсеров "9О", и он устраивал вечеринку в честь окончания второго сезона, который мы завершили в этот полдень.

Бармен кивнул и кинул льда в тяжелый стакан, щедро плеснув сверху виски. Он вручил мне стакан и салфетку с вежливым 'мэм'.

Я благодарно улыбнулась и отступила в сторону, кивнув паре, которую я не узнала, занявшей мое место у стойки бара. Я потягивала скотч, наслаждаясь приятным ароматом, и поглядывала вокруг. Как и этажом ниже, стены и мебель здесь были ослепительно белыми. Слева от меня сквозь белую лепную псевдо-стену было видно первый этаж; я подошла к стене, чтобы понаблюдать за группами гостей внизу, и снующем между ними персоналом в белом.

Громкий неразборчивый техно лился из скрытых динамиков, хотя здесь и не столь громко, как на первом этаже. Я крутилась там около полутора часов, все это время резкие звуки били меня по ушам и, наконец, поднялась наверх, чтобы сбежать от всего этого, чтобы сбежать от прессы и светских бесед и просто… отдышаться.

Я думала о том, чтобы поехать домой. Как я и надеялась, люди кружили вокруг меня, поднимали брови, бросали оценивающие взгляды, и теперь я устала, у меня болела голова и человек, которого я действительно хотела видеть, вероятно, уже не придет.

И мои штаны уже начали натирать.

– Проклятье, Харрис, я слышала, что ты бродишь тут, похожая на нечто среднее между лисицей Харлея и кроликом Плэйбоя, но я должна была увидеть тебя собственными глазами, чтобы поверить в это. Черт, девочка, ты сама себя превзошла.

Я улыбнулась и повернулась, прислонившись спиной к стене, в сторону невысокой женщины, стоящей у бара с развлечениями.

Бывший LAPD детектив – Магда Чу – была одним из трех полицейских консультантов, которых наняли '9О'. От смешения китайской и мексиканской крови она получила темные глаза с узким разрезом, маленький изящный нос и широкий рот – лицо, которое было скорее интригующим, чем красивым, но я должна была признать, что меня оно всегда интриговало. Мы не были особо близки, но довольно хорошо ладили, и моя улыбка была искренней.

24