Средства массовой брехни | Страница 4 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

Вот эта слабость демократических основ и позволяет фашистским силам прийти к власти либо путем уничтожения прежних институтов власти путчем или мятежом (Франко в Испании или Пиночет в Чили), либо в ходе победы на выборах (Муссолини в Италии или Гитлер в Германии), когда населению страны надоедает слабость старых институтов государственной власти — когда население уже тошнит от глупости, самолюбования и пустозвонства всех этих вождей, депутатов и элиты «демократии».

Причина прихода фашистов к власти не в их силе, а в слабости демократии, причем, эта слабость заключена не в малочисленности или слабом вооружении армии или спецслужб, а в интеллектуальной и духовной слабости, так сказать, «демократической» элиты.

Общим для всех фашистских режимов является, по меньшей мере, первоначальная активная или пассивная поддержка большинства народа. Разумеется, что при этом ограничиваются в правах, в первую очередь в праве на свободу слова и мысли отдельные группы населения, взятые по признакам социальной, национальной, религиозной принадлежности или, чаще всего, по принадлежности к иной идеологии. Ограничение этих групп в правах чаще всего проводится с применением репрессий, скажем, в 15-миллионой Чили фашисты Пиночета убили свыше 3 тысяч человек и около миллиона вынуждено было эмигрировать. Однако страх репрессий от фашистского режима следует считать вторичным, а первичной основой поддержки большинством населения фашистского режима является резкое ограничение свободы мысли в фашистском или скатывающемся к фашизму государстве. Если монарх или диктатор просто ограничивает свободу слова, то есть лишает оппозицию возможности вводить свою мысль в информационное пространство страны, а население страны доступа ко всей полноте информации, на основе которой происходит процесс мышления, то фашистский режим заполняет информационное пространство ложью.

Поскольку логическим мышлением является такое, которое при точных исходных данных для мышления позволяет получить правильный результат мышления, то введение в исходные данные для мышления лжи начисто лишает народ возможности логически (правильно) мыслить, даже если он умеет это делать. Следовательно, ложь в информации лишает народ возможности предсказать последствия своих политических решений, в том числе и в первую очередь, — возможности предсказать последствия поддержки фашистского режима.

Если абсолютная монархия может держаться на ограничении свободы слова — на недоговорках, то фашистский режим держится исключительно на лжи, и это его главный и общий признак. Насилие фашистов при внедрении самой лжи — это уже вторично, а основа существования фашизма ложь.

Фашистское одурачивание населения Германии

С одной стороны, в XIIII главе «Майн кампф» Гитлер с предельной откровенностью пишет (выделено мной): «Мы, национал-социалисты, совершенно сознательно ставим крест на всей немецкой иностранной политике довоенного времени. Мы хотим вернуться к тому пункту, на котором прервалось наше старое развитие 600 лет назад. Мы хотим приостановить вечное германское стремление на юг и на запад Европы и определенно указываем пальцем в сторону территорий, расположенных на востоке. Мы окончательно рвем с колониальной и торговой политикой довоенного времени и сознательно переходим к политике завоевания новых земель в Европе.

Когда мы говорим о завоевании новых земель в Европе, мы, конечно, можем иметь в виду в первую очередь только Россию и те окраинные государства, которые ей подчинены.

Сама судьба указует нам перстом. Выдав Россию в руки большевизма, судьба лишила русский народ той интеллигенции, на которой до сих пор держалось ее государственное существование и которая одна только служила залогом известной прочности государства. Не государственные дарования славянства дали силу и крепость русскому государству. Всем этим Россия обязана была германским элементам — превосходнейший пример той громадной государственной роли, которую способны играть германские элементы, действуя внутри более низкой расы. Именно так были созданы многие могущественные государства на земле. Не раз в истории мы видели, как народы более низкой культуры, во главе которых в качестве организаторов стояли германцы, превращались в могущественные государства и затем держались прочно на ногах, пока сохранялось расовое ядро германцев. В течение столетий Россия жила за счет именно германского ядра в ее высших слоях населения. Теперь это ядро истреблено полностью и до конца. Место германцев заняли евреи. Но как русские не могут своими собственными силами скинуть ярмо евреев, так и одни евреи не в силах надолго держать в своем подчинении это громадное государство. Сами евреи отнюдь не являются элементом организации, а скорее ферментом дезорганизации. Это гигантское восточное государство неизбежно обречено на гибель. К этому созрели уже все предпосылки. Конец еврейского господства в России будет также концом России как государства. Судьба предназначила нам быть свидетелем такой катастрофы, которая лучше, чем что бы то ни было, подтвердит безусловно правильность нашей расовой теории.

Наша задача, наша миссия должна заключаться, прежде всего, в том, чтобы убедить наш народ: наши будущие цели состоят не в повторении какого-либо эффективного похода Александра, а в том, чтобы открыть себе возможности прилежного труда на новых землях, которые завоюет нам немецкий меч».

Казалось бы, налицо предельная откровенность и честность — Гитлер даже не скрывает от немецкого избирателя, что немецкому мечу в России будет очень непросто: «Перед богом мы будем чисты потому, что люди, как известно, вообще рождаются на земле с тем, чтобы бороться за хлеб насущный, и их позиция в мире определяется не тем, что кто-либо им что бы то ни было подарит, а тем, что они сумеют отвоевать своим собственным мужеством и своим собственным умом. Перед будущими поколениями мы будем оправданы потому, что при нашей постановке вопроса каждая капля пролитой крови окупится в тысячу раз. Нынешние поколения, конечно, должны будут пожертвовать драгоценной жизнью многих своих сынов, но зато на землях, которые мы завоюем, будущие поколения крестьян будут производить на. свет божий новые сильные поколения сынов немецкого народа, и в этом будет оправдание наших жертв. Государственных деятелей, которые возьмут на себя ответственность за проведение предлагаемой нами политики, история не обвинит в том, что они легкомысленно жертвовали кровью своего народа».

В те времена война еще не была объявлена преступлением против человечества, наоборот, были введены правила и законы ее ведения, и таким образом война была узаконена мировым сообществом и в общественном мнении считалась романтическим и благородным делом. Кроме этого, даже царская Россия уже век не выигрывала войн с более-менее сильным противником, а советская вообще — проиграла войну даже едва родившейся Польше. Таким образом, Гитлер не предлагал немцам ничего особо ужасного и, тем более, заведомо преступного, и немцы вольны были выбирать сами между войной и миром — между тем, что они считали полезным и справедливым для себя и своего народа, и гибельным. Немцы, казалось бы, вольны были свободно мыслить в этом вопросе, и нет сомнений, что подавляющее большинство из них было еще и уверено, что мыслят они абсолютно свободно, посему и проголосовали немцы за Гитлера.

Однако была ли у немцев действительная свобода мыслить?

Логически в «Майн кампф» все вроде правильно: живут на востоке некие недочеловеки-славяне, тупые, безвольные, которые и в государство свое собрались только потому, что ими в то время руководили немцы. Земли у этих умственно недоразвитых очень много, а распорядиться они ею толком не умеют, да плюс к тому, попали они в рабство к евреям, которые тоже могут только разрушать, и если не немцы подберут Россию к рукам, то тогда она сама будет евреями разрушена и доведена до гибели. По сути, Гитлер не только предлагал обеспечить немцев землей на тысячу лет, но и спасти этих русских полуобезьян от неминуемой гибели. Ну, чем не славная и благородная задача?

Логически все безупречно, но верны ли исходные данные, заложенные в основу этой логики?

4