Средства массовой брехни | Страница 3 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

Советские философы и филологи, в попытках исполнить заказ советской пропаганды, дали такое токование слову: «ФАШИЗМ [ит. fascismo < fascio пучок, связка, объединение] — наиболее реакционное политическое течение, возникшее в капиталистических странах в период общего кризиса капитализма и выражающее интересы самых агрессивных кругов империалистической буржуазии: ф. возник в 1919 г. в Италии и Германии; в 20-е и 30-е гг. захватил власть в этих, а также и в ряде других капиталистических стран и установил в них открыто террористическую диктатуру; характерным для фашизма является антикоммунизм, уничтожение демократических свобод, культ насилия, шовинизм и расизм, агрессия; с момента своего возникновения ф. выступил как ударная сила международной реакции. Победа СССР и всей антифашистской коалиции во Второй мировой войне (1939–1945) привела к разгрому главных сил фашизма» (Словарь иностранных слов. «Русский язык», М., 1983).

Тут напутано, вернее, смешано все, что смогли по этому случаю придумать советские пропагандисты:

— и придание фашизму статуса политического течения, хотя при использовании этого термина о собственно идеологии фашистских партий никто и речи не ведет;

— и «захват власти», хотя Муссолини был назначен главой Италии демократически избранным итальянским парламентом, а немецкие национал-социалисты пришли к власти, победив на выборах, т. е. абсолютно демократическим путем;

— и смешение идеологий собственно фашизма с национал-социализмом, причем так, что к этой компании можно добавлять кого угодно и во все времена;

— и жесткая привязка фашизма к капитализму и империализму, хотя и фашизм и национал-социализм были пусть и правыми, но социалистическими течениями;

— и расизм с шовинизмом, хотя собственно фашизм не имел к ним никакого отношения, и членами партии итальянских фашистов, включая ее руководящие органы, было множество евреев, а Муссолини был союзником и идейным побратимом сионистов.

В «Краткой Еврейской энциклопедии», изданной Иерусалимским университетом также на русском языке в 1996 году, пишется в статье «Фашизм»: «…Классический, то есть итальянский, фашизм вначале не только не разделял установку на расовый или национальный геноцид, но и не отличался явным антисемитизмом (Б. Муссолини на первых порах даже называл А. Гитлера в этом контексте опасным социальным маньяком, дураком и клоуном). Тем не менее, несмотря на эти различия, термин «фашизм» часто применяется для обозначения и германского национал-социализма. Советские пропагандистские клише, в которых гитлеровская идеология и основанный на ней режим Третьего рейха неизменно именовались фашистскими, преследовали цель предотвратить нежелательные ассоциации, вызываемые наличием в официальном названии нацистской партии слова «социализм». В первые годы фашистского режима немало итальянских евреев были членами, порой весьма влиятельными, правящей партии. Сам Б. Муссолини открытых антипатий к евреям не проявлял, а в нескольких случаях даже счел полезным продемонстрировать сочувствие сионистскому движению, ряд лидеров которого удостоил аудиенции (например, X. Вейцмана, Н. Соколова). В фашистской Италии с 1927 г. действовал Итало-палестинский комитет и другие сионистские организации и группы (см. Италия)…

Неодинаковым, а порой и неоднозначным было отношение фашизма к евреям в других странах… во франкистской Испании даже в период ее тесного сотрудничества с нацистской Германией в годы 2-й мировой войны отношение к евреям не было враждебным… До настоящего времени термины «фашист», «профашистский», «полуфашистский», «фашиствующий» и т. д. во многих странах, особенно демократических, в том числе и в Израиле, нередко используются для дискредитации политических противников».

Поэтому нет особого смысла переживать по поводу того, что нынешний режим пересмотрел толкование этого слова, хотя, правда, снова в угоду пропаганде, но теперь уже существующего режима. При этом, само собой, и новое толкование не имеет никакого отношения, ни к науке, ни к русскому языку, в котором и это новое толкование нежизненно и не используется. В «Современном толковом словаре русского языка» («Норинт», С.-Петербург, 2004), выпущенном Институтом лингвистических исследований РАН, слово «фашизм» толкуется так: «Политическое течение, в основе которого лежит идеология культа сильной личности, вождизма, агрессивного шовинизма и расизма».

И снова «политическое течение», а о шовинизме и расизме хотя и сказано выше, но добавлю, что по произраильским данным: «…В Дурбане под эгидой ООН состоялась Всемирная конференция против расизма. Она обвинила Израиль в расизме, апартеиде, геноциде и осудила даже за… «сионистскую деятельность против семитизма», подразумевая под семитами палестинских арабов! Генеральная ассамблея ООН ежегодно принимает не менее двадцати резолюций, осуждающих демократический Израиль… Против Израиля, а не Кубы, Северной Кореи или Ирана направлена каждая третья резолюция комиссии ООН по правам человека» («Алеф» март 2004. С. 5).

Между тем, никто не сомневается, что в государстве Израиль соблюдаются все демократические процедуры, включая свободу слова и свободные выборы, как для граждан-евреев, так и для арабов — граждан Израиля. Кроме этого, при так называемых «тоталитарных» режимах, расизм и шовинизм подавляются императорами или диктаторами (Муссолини, Франко, Пиночет) для сохранения целостности своих многонациональных государств. Расизм и шовинизм следует считать органическим признаком демократии, а при фашизме эти явления являются исключением, которое может возникнуть только в мононациональной стране, в которой преследование меньшинств не вызывает ослабления народа.

Что касается «сильной личности и вождизма», то сегодня приписывание фашизму этих черт выглядит откровенным анекдотом.

Если бы речь шла не о широко используемом в настоящее время термине, а о каком-нибудь анахронизме, вроде «крепостничества», то тогда такое определение еще куда ни шло, поскольку в то время — время личностей Сталина и Черчилля, Ганди и Мао Цзэдуна — в таком явлении, как фашизм, уместны были и Гитлер с Муссолини, имевшие культ не меньший, чем у Рузвельта и Неру. Но в нашу эпоху серых личностей у власти, говорить о вождизме, толкуя широко используемое и ныне слово «фашизм», просто смешно.

Да и применительно к тем временам, эти признаки не выглядят безусловными, скажем, того же основоположника фашизма Муссолини сместил с должности и согласовал его арест Высший фашистский совет. Какой уж тут вождизм — при такой трактовке понятия «вождь», и президенты Никсон с Клинтоном, и Хрущев становятся «вождями нации» и «сильными личностями», имевшими каких-то искренних сторонников, а в глазах этих сторонников еще и какой-то «культ».

Отсутствие внятного толкования, применимого сегодня к тому негативному смыслу слова «фашизм», которое вкладывают в него люди, для которых русский язык является родным, привело к тому, что это слово используется, как об этом правильно пишет «Краткая Еврейская Энциклопедия», как ярлык и кличка в целях борьбы за власть.

Общий признак

Характерным признаком явления, которому ассоциативно или по пропагандистским причинам дают название «фашизм», является отсутствие единой для всех видов фашизма идеологии как комплекса общественных целей фашистских движений. Идеологии у этих движений могут быть самыми различными — как социалистическими, так и капиталистическими, как интернациональными, так и расистскими. Поэтому, с научной точки зрения, давать толкование слову «фашизм», исходя из его идеологии, абсолютно некорректно.

Совершенно ошибочно считать, что фашизм обязательно должен иметь претензии к другим народам как внутри страны, так и за ее пределами, — целью фашистов может быть банальное стремление к обладанию материальными благами или честолюбивыми амбициями.

С научной точки зрения, фашизм — это не идеология, а форма осуществления власти, да и в понимании людей, фашизм связан с насилием над гражданами фашистской страны со стороны лиц, организаций или органов власти, которые на самом деле не представляют интересы всего народа. И это — форма осуществления власти — действительно главная и общая черта фашизма.

Общим является и причина скатывания страны к фашизму. Это или послеродовая слабость демократии, когда население страны еще не привыкло думать об интересах государства и считает для себя более выгодным, когда об этом думает царь, вождь, аристократия или элита, а государственные институты молодого демократического государства без поддержки и контроля народа еще очень слабы. Или старческий маразм демократии, при котором население отучается думать над проблемами государства и контролировать его институты, а институты государства разъедает гниль бюрократии. В любом случае фашизм — это закономерный итог демократического государства, не принявшего мер для экстренного усиления демократических основ существования своей страны.

3