Выбрать главу
Я колобок, Я молодой, Я по коробам скребён, По сусекам метён, В сыром масле прежён, На окошке стужен. Я от деда ушёл, Я от бабы ушёл, Я от зайца ушёл, Я от волка ушёл, От тебя, медведь, уйду!»

И ушел.

Бежит вдоль по дорожке. Попала ему встречу лисица: «Куды, колобок, побежал?» — «Вдоль по дорожке». — «Я тебя съем!» — «Нет, не ешь — я тебе сказочку скажу:

Я колобок, Я молодой, Я по коробам скребён, По сусекам метён, В сыром масле прежён, На окошке стужен. Я от деда ушёл, Я от бабы ушёл, Я от зайца ушёл, Я от волка ушёл, От медведя ушел, От тебя, лиса, уйду!»

«Ой, кака сказочка-та хороша! Сядь-ка ко мне на хвостик-от, я послушаю!» — Он сел да опять:

Я колобок, Я молодой, Я по коробам скребён, По сусекам метён, В сыром масле прежён, На окошке стужен. Я от деда ушёл, Я от бабы ушёл, Я от зайца ушёл, Я от волка ушёл, От медведя ушёл, От тебя, лиса, уйду!»

«Ой, кака сказочка-та хорошенька! Сядь ко мне на язычок — я послушаю!» — Он сел на язычок-от, она: «Хам!» — да и проглотила.

5(78). ВОЛК И КРЕСТЬЯНИН

Напечатано в Пермских губернских ведомостях

Жил-был старик да старуха. У них было семь овечушек да восьмой жеребеночек, да бык-пестряк, да кошка-судомойка, да собачка-пустолайка, парнечек да девушка.

Жили они под горой. Вот и повадился волк на гору ходить — сядет на угоре-то да воет — песенки-те поет ли, что ли. Вот волк-от и воет:

Хорош, хорош дворец, Соломенный крылец! У крестьянина было семь овец, Восьмой жеребеночек, Да бык-пестряк, Да кошка-судомойка, Да собачка-пустолайка, Старичок да бабушка, Парнечек да девушка.

Старик-от слушал, слушал да и говорит: «Поди-ка, старуха, отдай овечку: хорошо шибко волк-от воет!» — Отдали одну овечку. Волк съел. На другой день опять сел на угор-от и воет:

Хорош, хорош дворец, Соломенный крылец! У крестьянина было семь овец, Восьмой жеребеночек, Да бык-пестряк, Да кошка-судомойка, Да собачка-пустолайка, Старичок да бабушка, Парнечек да девушка.

(Точно так же волк приходит и воет каждый день; каждый раз ему дают по овце. Затем старик отдает: жеребенка, быка, кошку, собачку, парнечка, девушку, старуху. Скушав последнюю, волк опять приходит и воет:

Хорош, хорош дворец, Соломенный крылец! У крестьянина было семь овец, Восьмой жеребеночек, Да бык-пестряк, Да кошка-судомойка, Да собачка-пустолайка, Старичок да бабушка, Парнечек да девушка.)

Слушал, слушал старик и говорит: «Шибко хорошо волк-от воет — пойду сам!» — Вышел на угор-от — волк и съел старика-то.

6(79). КОЗОНЬКА

Напечатано в Пермских губернских ведомостях

Жил-был старик со старухой. У них были сын да дочь, да козлушка. Старик стал сына посылать в лес козлушку караулить. Сын-от покараулил да и пришел домой. Старик вышел на крылечко и стал спрашивать: «Козонька, сыта ли? Пояна ли?» — Коза-та и говорит:

Я не сыта, я не пояна  — Я по горочкам скакала, Я осиночку глодала!

Вот старик-от сына-та бил, бил, да и убил. Стал опять дочь посылать.

Вот и дочь пошла караулить. Покараулила да и пришла домой. Старик вышел на крылечко, стал спрашивать: «Козонька, сыта ли? Пояна ли?» — Коза говорит:

Я не сыта, я не пояна  — Я по горочкам скакала, Я осиночку глодала.

Старик дочь-ту ну бить. Бил, бил, да и убил.

Послал опять старуху — караулить козоньку. Вот и старуха покараулила и пришла домой. Старик вышел на крылечко, стал спрашивать: «Козонька, сыта ли, пояна ли?» — Коза опять говорит:

Я не сыта, я не пояна  — Я по горочкам скакала, Я осиночку глодала.

Вот он, это, бил, бил старуху-ту, да и убил. И говорит: «Дай-ка я сам пойду покараулю».

Вот сам сходил покараулил, пришел домой да и стал спрашивать: «Козонька, сыта ли, пояна ли?» — Коза и говорит:

Я не сыта, я не пояна  — Я по горочкам скакала, Я осиночку глодала.

Вот он козу-ту бил, бил да и убил. И сам-от пошел да с горя-то на осине и задавился.

7(82). РЕПКА (Звери-плакальщики)

Напечатано в Пермских губернских ведомостях

Жил-был старик со старухой. Есть у них было нечего. Вот старик и сдумал: «Посеем-ка, старуха, на баню репки!» — Вот они и посеяли репки.

Вот выросла репка. — Скоро сказывается сказка, да не скоро дело делается. — Старик сходил по репку и сеяли эту репку. — «Ну, теперь, старуха, ты поди — я ходил!»

А старуха-та была худа-худа, хвора. «Не полезти, — говорит, — мне, старик!» — «Ну, садись в мешок — я тебя подыму!» — Вот старуха и села. Поднял ее старик так-да-сяк на баню-ту. Нарезала она репки да и говорит: «Ну, старик, тогда меня спутай!»

Старик посадил ее в мешок, да и начал спущать. Спутал ее да и уронил. Вот он уронил ее, спустился с бани-то, поглядел в мешок-от: а старуха-та и душеньку отдала, до смерти убилась.

Вот старик и давай выть: жаль-то лее старуху-ту. Бежит зайчик да и говорит: «Ой ты, старик, не баско воешь! Найми меня!» — «Наймись, заюшка! Наймись, батюшка!» — Заяц и ну боботать над старухой-то.

Бежит лисичка: «Ой ты, заяц, не баско воешь! Найми меня, старичок: я мастерица выть-то». — «Наймись, кумушка! Наймись, голубушка!» — Вот она и завыла: «увы, увы, увы!..» — только и есть, боле ничего у ней не родится.

Бежит волк: «Старичок, найми меня выть-то! Что они навоют?» — «Наймись, наймись, волкушка: я репкой отдам!» — Вот волк и почал выть: и-и-и! — заревел. Собаки-те в деревне учули да и залаяли. Люди-те набежали с бодагами — бить волка.

Вот волк схватил старуху на спину да и ну по дорожке — утащил в лес. Вот тебе и все кончилось, решилось.

8(89). ВОРОНА-КАРАБУТА (О неправом суде птиц)

Напечатано в Пермских губернских ведомостях

В невкотором царстве, В невкотором государстве Собирались, солетались На зеленый на лужок, Во единый во кружок. Выбирали себе начальников  — Царя  —  бела лебедя, Филина  —  губернатора, Журавля  —  приказчика; Синка  —  мелка рассылка, Воробей  —  коморка, Галка  —  с палкой, Сорока  —  сотник. Вороне-карабуте недостало чина. Она полетела с этого совета, Залетела в кабак, Выпила вина на пятак  — Стала пьяна и хмельна. Летела мимо кукушкина дому: У кукушки дом новый, Верх шатровый. Ворона верх сломала, Двери выставила  — Избу выстудила; Детей перевязала Да в голбец побросала. Опять полетела на сушину, На самую вершину. Кукушка домой прилетает, Свой дом не узнавает:  — «У меня весь дом был новый, Верх шатровый. А теперь верху нету, Двери выставлены  — «Изба выстужена!» Дети отвечали: «Ворона-карабута летела с совета, Верх сломала, Двери выставила  — Избу выстудила; Нас перевязала Да в голбец побросала». Вот сделали розыск: Послали сороку-сотника, Галку с палкой. Воробья коморку. Вот летят они искать. Сидит ворона на сушине, На самой вершине. Галка палкой: тар-тарки, А ворона-карабута: кар-карки! Полетела ворона-карабута Ко царю  —  белу лебедю, К филину-губернатору, К журавлю-приказчику. Они судили да рядили, Да на волю ворону и пустили. Вот ворона полетела К молодой вдовой солдатке. Солдатка-та ткала пестрядь; На эту пестрядь налетел ястреб.
8