Выбрать главу

Все события и персонажи романа «Реглан для братвы» являются авторским вымыслом. Любые совпадения с реально существующими людьми и происходившими с кем-либо в жизни случаями совершенно (то есть – абсолютно) непреднамерены.

Хотя это Автора вообще не колышет.

Просто так, в натуре, положено писать, чтобы какой-нибудь малохольный фраер не побежал в правокачку с какой-нибудь беспонтовой малявой, типа узнав себя в ком-нибудь из чисто выдуманных персонажей…

Наша Таня, типа, плачет,

Уронила в речку мячик.

Нет бы ей прикинуть, дуре, –

Не утонет он, в натуре…

Правильное прочтение известного стишка

«По клетке не стучать! Хомячки не сдохли – они просто спят!»

Объявление в зоомагазине

"В 2001 году выпускникам санкт-петербургской Школы Милиции

Для проверки уровня их логического мышления был предложен

Несложный тест: надо было вставить пластмассовые детали круглого,

Квадратного и треугольного сечения в прорезанные в доске отверстия

Соответствующей формы. По результатам теста будущие

Стражи порядка разделились на две группы:

1. Полные идиоты.

2. Очень сильные."

Из статьи в газете «Невский братан»,

16 июля 2001 года.

ПРОЛОГ

Еще до первого полета человека в космос спецы с Байконура запускали

на спутниках магнитофонные записи человеческой речи –

для проверки голосовой связи между Землей и кораблем.

В связи с этим на Западе поднялся шум: дескать, русские отправляли

на орбиту пилотов-смертников, чьи голоса перехватывали

радиоразведки США, Франции и Великобритании.

после этого советские ракетостроители запустили

кассету с записью хора Пятницкого…

Исторический факт

– Ну, блин, вы и забрались! – Антон , осторожно ступая по раскисшей грязи своими начищенными до блеска серо-стальными штиблетами из змеиной кожи, которые обошлись ему в полторы тысячи долларов, обошел застрявший в десятке метров от лесной опушки роскошный темно-синий «BMW X5iS Luxury» и грустно обозрел полностью вывешенное правое заднее колесо и на треть зарывшиеся в землю передние.

Мощный автомобиль, легко набиравший на хорошем асфальте скорость за двести километров в час и обутый в низкопрофильную спортивную резину со сложным всепогодным протектором, лежал на брюхе и всем своим видом демонстрировал, что сдвинуть его с места своими силами будет зело проблематично.

– Я тебя предупреждал, что здесь на твоем шоссейном монстре делать нечего, – веско заявил Денис Рыбаков, хлюпая по луже высокими резиновыми сапогами, кои он предусмотрительно нацепил еще в городе. – Ты не послушался…

– Кто ж знал? – печально забубнил Антон, перепрыгнув на более-менее сухую обочину проселочной дороги, и принялся вытирать подошвы ботинок о ломкую жухлую траву. Несмотря на то, что последние три дня лили дожди, растительность на песчаной обочине выглядела словно после месячной засухи. – Всего-то три километра от городской черты…

– Это не аргумент, – Денис покачал головой. – Вон, Горыныч на своем «Навигаторе» в ста метрах от Невского проспекта умудрился в траншею сверзиться.

– Так то в траншею, – горе-водитель присел на корточки и заглянул под днище "бомбы-внедорожника ". – К тому же, Данька был такой пьяный, что вообще непонятно, как он в этом состоянии из Дюн приехал… Его ж, блин, в машину отволокли, чтобы поспал. И ключей у него не было.

– Горынычу отсутствие ключей не помеха, – Рыбаков дошел до кормы столь совершенного на скоростных трассах, но пасующего на серьезном бездорожье изделия баварских инженеров, и подергал сдвоенный хромированный патрубок глушителя. – Самец, однако… А я и не знал, что Данька был выпивши. Он утверждает, что это гнусные наветы клеветников-гаишников. Типа, он был трезв, как никогда…

– Щас! – Антон распрямился. – Когда его мусора из тачки выволокли, Горыныч даже сам стоять не мог. И песни пел…

– А что исполнял мой друг Данька? – заинтересовался Денис.

– Говорят, арию Мистера Икса… «Уста-а-ал я греться у чужого огня, ну где же сердце, что полюбит меня-я… Живу баз ласки, боль в душе затая-я-я, всегда быть в маске – судьба мо-о-оя-я…», – приятным баритоном пропел Антон, которому в далекой юности прочили карьеру солиста Мариининского театра. Если бы не увлечение боксом, победы на мировых чемпионатах и Олимпийских играх, и мрачная бесперспективность ухода из большого спорта, то сейчас достославный бригадир прозябал бы на нищенскую зарплату, выступал бы с концертами по всему миру, получая в лучшем случае по двадцать долларов за вечер, был бы женат на какой-нибудь похожей на вяленую воблу истеричной балерине из второго состава и тихо спивался бы вместе с коллегами-артистами. – Паваротти, блин…

– Может, это у него от шока было? – предположил Денис, сохраняя каменное лицо.

– Шок был позже. И не у него, а у ментов.

– Да, метелить мусорят в их же собственном заведении – это слегка чересчур, – согласился Рыбаков, наслышанный о похождениях Горыныча, бодро разгромившего ближайший к месту аварии отдел милиции, куда неуправляемое тело опрометчиво доставили сотрудники ДПС .

Большой ошибкой стражей порядка было то, что они сочли гражданина Даниила Колесникова неспособным оказать достойное сопротивление по причине бурлящего в крови братка алкоголя, и принялись сразу по приезде в околоток оскорблять пребывавшего до сей поры в добродушном расположении духа и одаривавшего окружающих широкой улыбкой статридцатикилограммового верзилу, называя того "виновником чудовищных ДТП ", «террористом», «мерзавцем» и «сволочью», ибо на маршруте «Дюны – траншея» джип Горыныча четырежды бил мощной хромированной решеткой хлипкие «жигули» ментозавров, зачем-то пытавшиеся перегородить дорогу весело несущемуся по ночному городу двухтонному темно-зеленому чуду американской технической мысли.

Потрясенный вероломством людей в серой форме, коих с момента извлечения из салона «Линкольна Навигатора» и до приезда в райотдел Даниил считал милейшими ребятами, решившими просто помочь ему добраться до дома и поддержать его пение хоровым бэк-вокалом, браток вскипел и принялся бросать как тяжелые предметы в стражей порядка, так и их самих об стены и в окна. Переход Горыныча из расслабленной заторможенности тряпичной куклы в состояние взбешенного Терминатора, которого цинично обозвали «тухлым томагочи», был столь быстр, что близко стоявшие к дотоле спокойно сидевшему на стуле верзиле милиционеры даже не успели поднять свои дубинки и в считанные секунды были сметены, затоптаны и морально раздавлены.

Колесников вырвался на оперативный простор коридора, примыкавшего к кабинету, куда его затащили, и продолжил разгром хоть и превосходящих его по численности, но хилых и неподготовленных к такой битве сил противника в лице полутора десятка прапорщиков и сержантов патрульно-постовой службы. Пэпээсники пытались было порскнуть в стороны, однако не успели, ибо предусмотрительный и готовый к такому повороту событий Горыныч использовал методику игрока в американский футбол – наклонив бритую шишковатую голову и широко расставив длинные волосатые руки, он ринулся на кучку блюстителей правопорядка и сгреб их в украшенный двумя фикусами тупичок-курилку, тем самым лишив ментов возможности применить огнестрельное оружие.

В тупичке Даниил уже не торопясь и с большим чувством набил морды тщедушным "скворцам ", непривычным к физическим нагрузкам, а тем более – к рукопашному бою, отобрал имевшиеся у них в наличии восемь коротких автоматов и четыре «макарова», и привел их в полную негодность, поочередно зажимая стволы между мощными стальными косяком и дверью в дежурное помещение, и сгибая их почти под прямым углом.

Напоследок Горыныч смачно плюнул на ворочавшуюся под упавшими фикусами кучу-малу в серо-синей униформе и с гордо поднятой головой убыл из отделения, растворившись во тьме зимней питерской ночи и в лабиринте проходных дворов, коими так славна Северная столица.

1