Абвер: щит и меч Третьего рейха | Страница 1 | Онлайн-библиотека

Выбрать главу

Мадер Юлиус

Абвер: щит и меч Третьего рейха

От автора

У каждой книги своя судьба. Замысел этого произведения возник после того, как ко мне попал изданный в 1961 г. «Журнал боевых действий ОКБ (Верховное главнокомандование вермахта)». Интригующее название одного из разделов многотомной публикации сразу же привлекло мое внимание: «Высказывания генерал—оберста Йодля во время оперативных совещаний (с 12 по 20 мая 1945 г.), записанные майором генерального штаба Иоахимом Шульц—Науманом». О каких же оперативных совещаниях в середине мая 1945 г. могла идти речь, если еще 7 мая в Реймсе по поручению гросс—адмирала Деница Альфред Йодль подписал акт о безоговорочной капитуляции перед западными союзниками?

Объяснение этой несообразности не заставило себя долго ждать. Оказалось, что с тех пор, как в марте 1938 г. Йодль получил должность начальника оперативного отдела ОКВ, каждое утро в его штаб—квартире во Фленсбурге проводилось оперативное совещание командного состава вермахта. К маю 1945 г. предмет обсуждений отсутствовал по вполне объективным причинам: армия не вела боевых действий, да и ее самой как таковой уже не было. Однако вплоть до самого ареста 23 мая 1945 г. совещания продолжались, скорее, по инерции, и высказывания Йодля уместно рассматривать как военно—политическую декларацию или своего рода завещание:

12 мая.

…Американскую и британскую миссии при правительстве Деница нужно завалить германскими военными уставами, докладными и памятными записками. Пусть они знают, что сломают себе зубы при решении всех организационных задач…

13 мая.

…Союзники не имеют ни малейшего представления ни о германских, ни о европейских проблемах. Необходимо относиться к англо—американцам так, как это вытекает из создавшегося вынужденного положения. Мы подписали безоговорочную капитуляцию, потому что вели войну до конца со всеми вытекающими отсюда последствиями, а другого выхода у нас и не было. Собственными силами мы помочь себе не можем, нужна помощь других. Нельзя пренебрегать немцами и Германией, расположенной в центре Европы. Всем известно, что без нас европейская проблема не может быть решена…

14 мая.

…Американцы и англичане тщетно разыскивают архивы абвера, которые могут понадобиться им для управления оккупированными германскими территориями. Следует только подчеркнуть, что в свое время вермахт потерял доверие фюрера, поэтому после подписания Гитлером «Декрета о расформировании абвера» от 14 февраля 1944 г., военная разведка и контрразведка рейха практически целиком вошли в состав Главного управления имперской безопасности СС…

…Все время надо иметь перед глазами перспективу на будущее: наши грядущие возможности базируются на неизбежных противоречиях между Востоком и Западом…

15 мая.

…Придет момент, когда мы стравим русских и англо—американцев. К сожалению, неизвестно, чего хотят русские. Вероятнее всего, для управления в своей зоне им не понадобится ОКВ…

Важно: не сердить британцев. Стремиться к тому, чтобы убедить Контрольную комиссию в корректности наших действий…

Фигура генерал—оберста Йодля сама по себе одна из наиболее интересных и значительных в галерее генералитета вермахта. Йодль заслуживает уважения хотя бы за мужественное и взвешенное поведение во время Нюрнбергского процесса, чем он собственно и отличался от всех остальных участников судебного расследования. Но в данной ситуации меня заинтересовал не сам Йодль, а его высказывания, вернее, круг обсуждаемых на совещаниях во Фленсбурге проблем. О чем размышляет человек, который через 17 месяцев будет казнен по приговору Нюрнбергского международного трибунала? О военной разведке и будущем Отечества!

Управление разведки и контрразведки Верховного главнокомандования вооруженными силами Германии (Аусланд/Абвер/ОКВ) к началу 2–й мировой войны и вплоть до расформирования в 1944 г. считалось мощнейшей разведкой в мире. Европа расползалась по швам под сапогами солдат вермахта. Суверенные державы рассыпались как карточные домики под гусеницами германских танковых дивизий, сопротивляясь или делая вид, что сопротивляются, кто несколько недель, кто несколько дней, а кто и несколько часов.

Чем можно объяснить тот факт, что к середине июля 1941 г. (за первые три недели русской кампании) вермахт продвинулся вглубь территории СССР на 500 километров? При этом из противостоящих германской армии вторжения на Восточном фронте 170 дивизий РККА 28 были уничтожены полностью, а 70 потеряли свыше 50 % личного состава. Да, немецкие солдаты неизменно одерживали верх в тех случаях, когда силы противоборствующих сторон были примерно равны. Для того чтобы победить германскую дивизию, русские, англичане или американцы должны были выставить, по меньшей мере, полторы дивизии.

Все эти факторы сыграли свою роль, но, на мой взгляд, главными причинами беспрецедентных успехов германского оружия на первом этапе войны были профессионализм и основательность сотрудников Управления Аусланд/Абвер/ ОКВ.

При разработке темы «Военная разведка и контрразведка Германии с 1933 по 1944» мне пришлось столкнуться с неожиданной проблемой. Я с некоторым удивлением обнаружил следующее: если отбросить откровенную апологетику и всякого рода «шпионские приключения», то книжный рынок окажется отнюдь не переполненным серьезной литературой, аналитическими, статистическими и прочими документальными материалами о разведке.

Аналогичные трудности испытал и австрийский историк, доктор философских наук Карл Барц, с огорчением заметивший по этому поводу:

— Я пришел к выводу, что не сохранилось ни одного документального обоснования причин расформирования абвера. Практически отсутствует достоверная информация как о бесславном закате карьеры адмирала Канариса, так и о судьбе его людей. Периодически появляющиеся в печати исторические фрагменты не дают целостной картины…

Разведчики относятся к той категории людей, о жизни и деятельности которых мы узнаем, как правило, посмертно. Гласность здесь не в чести, и по неписаным законам спецслужб «бойцы невидимого фронта» уносят свои тайны в могилу. Уникальность данного издания заключается в том, что, наверное, впервые в истории в силу вполне определенных причин «соавторами» книги стали высшие руководители военной разведки и контрразведки Германии — Ганс Пикенброк (шеф абвер–1), Эрвин Эдлер фон Лахузен—Вивремонт (шеф абвер–2), Франц Эккард фон Бентивеньи (шеф абвер–3) и оберст Эрвин Штольце (заместитель начальника отдела «Абвер–2»). Они, отправившие сотни агентов «за кордон» с обязательной капсулой с ядом и приказом «ни при каких обстоятельствах не попадать в руки врага живыми», удивительным образом сохранили свои жизни и оказались кто в русском, кто в американском плену.

Чтобы написать эту книгу, я побывал на трех континентах, пересекал океаны, работал в государственных и частных архивах европейских, азиатских и американских стран, изучил материалы десятков судебных процессов над главными и второстепенными военными преступниками по всему миру, прочитал тысячи страниц свидетельских показаний и собственноручных признаний офицеров абвера.

Берлин, весна 1970.

Юлиус Мадер

Глава 1

«Рыцари плаща и кинжала»

Случайным очевидцем таинственных и драматических событий довелось бы стать усталому путнику, окажись он на свою беду в душный августовский вечер на дороге, ведущей к Яблунковскому перевалу в Западных Бескидах. Поднимая клубы пыли, в походной колонне стремительным маршем продвигался вперед отряд — не отряд, банда — не банда… Всего три десятка крепких, тяжело вооруженных парней: во главе колонны лейтенант вермахта, за ним типичные уголовники в гражданской одежде явно с чужого плеча, на остальных военная форма польского образца. Кто мог предположить тогда, что эта разношерстная компания готова ввергнуть человечество в бездну самой кровавой войны в истории мировой цивилизации?

25 августа 1939 г., в 15.25 Адольф Гитлер, верховный главнокомандующий вооруженными силами Германии, отдал приказ вермахту через сутки, в 04.15, перейти границу Польши. Согласно планам операции специальное подразделение Управления Аусланд/Абвер/ОКВ «Плащ и кинжал» под командованием доктора Альбрехта Херцнера, лейтенанта абвер–2, должно было захватить стратегический перевал в Моравско—Силезских Бескидах на польской границе. Ликвидировав охрану и оседлав стратегическое шоссе, коммандос предстояло блокировать железнодорожный переезд и ни в коем случае не допустить взрыва железнодорожного туннеля под Яблунковом. Взятие плацдарма позволяло вермахту нанести сокрушительный удар с тыла по неприкрытому южному флангу польской армии через Северо—Западную Словакию. 26 августа ровно в 04. 00 через перевал должны были пройти первые эшелоны с техникой и живой силой дислоцирующейся в районе Жилины (Словакия) 7–й дивизии вермахта. На направлении главного удара, в промышленном регионе Глейвиц — Краков, ОКВ планировало соединение 7–й штурмовой дивизии и наступающих через германо—польскую границу подразделений вермахта, завершая таким образом окружение и разгром западной группировки польских войск.

1