Выбрать главу

ОБ АВТОРЕ ЭТОЙ КНИГИ

Предлагаемая читателю книга Джузеппе Вальденго «Я пел с Тосканини» вышла в Италии в 1962 году. Ее автор — один из выдающихся певцов современности, которому посчастливилось в самом начале своего творческого пути петь под руководством великого дирижера Артуро Тосканини.

Джузеппе Вальденго родился 14 мая 1914 года, окончил Туринскую консерваторию по классу гобоя и английского рожка. Там же по совету директора консерватории композитора Франко Алъфано он начал заниматься пением. Дебют певца состоялся в 1937 году в оперном театре Александрии, где он исполнил партию Шарплеса в опере «Мадам Баттерфляй» Пуччини. Затем певец почти сразу же выступил в Болонском оперном театре, исполнив партию Марселя в «Богеме» Пуччини. Успешный дебют вывел его на сцены других крупных театров Италии, в том числе Ла Скала.

В 1946 году Вальденго пригласили в нью-йоркский театр «Сити-центр», а затем и в другие оперные театры Соединенных Штатов Америки. Как раз в это время Тосканини искал в Нью-Йорке певцов для оперы Верди «Отелло», которую готовил для исполнения на радиостанции Эн-Би-Си. Прежде всего дирижера интересовал баритон, так как он считал, что именно Яго — главный герой оперы.

Тосканини прослушал очень многих певцов. Среди них были и прославленные исполнители, и совсем неизвестные. Познакомившись с Джузеппе Вальденго, дирижер остановил свой выбор на нем. В 1947–1954 годах певец подготовил под руководством великого Артуро Тосканини три партии в операх Верди: Яго («Отелло»), Амонасро («Аида») и Фальстаф (в одноименной опере). Советские любители пения могли познакомиться с его исполнением по грамзаписям этих опер, которые были выпущены фирмой «Мелодия».

Петь с Тосканини считалось счастьем, о котором мечтали все оперные певцы. Перед теми, кому довелось поработать с Тосканини, открывались двери всех театров мира. И действительно, уже в 1947 году Вальденго пригласили в «Метрополитен-опера», где он спел партию Тонио в «Паяцах» Леонкавалло. В этом театре певец исполнил ведущие баритональные партии в операх «Лючия ди Ламмермур» и «Любовный напиток» Доницетти, «Севильский цирюльник» Россини, «Симон Бокканегра» Верди и «Богема» Пуччини. Вальденго много выступал также как камерный певец. Его имя украшало в свое время афиши оперных театров Парижа, Милана, Генуи, Неаполя, Флоренции, Рима. Сейчас Джузеппе Вальденго ведет преподавательскую работу, много выступает с лекциями-концертами.

С первых же дней работы с Тосканини Вальденго стал вести подробный дневник, записывая все, о чем говорил с ним маэстро, все, что происходило на репетициях. Шестилетние дневниковые записи и легли в основу этой книги. Певец живо и непринужденно рассказывает о самом ярком и интересном периоде своей жизни — о годах работы с Артуро Тосканини. С удивительной наблюдательностью описывает он встречи с дирижером, подробности репетиций «Отелло», «Фальстафа» и «Аиды», передает беседы с маэстро, его замечания и советы, мысли об искусстве, мнения о композиторах и исполнителях, воспоминания и другие высказывания дирижера. Свидетельства эти, собранные Вальденго, тем более ценны, что сам Тосканини не оставил ни книг, ни статей, ни пособий. Важно и то, что Вальденго постарался создать живой портрет легендарного дирижера, развеяв легенду о его деспотизме, дурном характере и создав правдивый образ «рыцаря совершенства», бескомпромиссного служителя Искусства, которому он отдал всю жизнь.

Личный пример Тосканини, его опыт, советы и указания несомненно помогут певцам почерпнуть немало полезных сведений для овладения «секретами» своей творческой профессии.

И. Константинова

ПРЕДИСЛОВИЕ К ПЕРВОМУ ИЗДАНИЮ КНИГИ

К ЧИТАТЕЛЮ

Я долго колебался, прежде чем решиться отдать на суд читателя эти краткие воспоминания об Артуро Тосканини, понимая, что нужно гораздо более умелое перо, чем мое, чтобы верно и полно нарисовать портрет дирижера, показать мучительный поиск совершенства, к которому он стремился всю жизнь.

Все мои колебания победило желание (и я понимал, что оно оправдано и необходимо) передать служителям прекрасного искусства пения драгоценное наследие, которое составляют советы и подсказки маэстро, столь щедро подаренные мне в течение долгого периода, когда мы занимались с ним и он удостоил меня своей дружбой.

Молодые певцы нынешнего поколения и певцы будущих времен, которые благосклонно снизойдут к моим запискам, смогут таким образом найти в тщательно записанных мною советах великого дирижера драгоценную помощь для осуществления своей карьеры.

Кроме того, я хотел в верном свете представить фигуру маэстро и развеять незаслуженную молву о нем как о человеке трудном, упрямом, почти жестоком.

Он бывал категоричен и строг только во время репетиций, которые ради достижения совершенства длились иной раз невероятно долго. И горе было тому, кто проявлял недовольство, был рассеянным, смел жаловаться на усталость, кому недоставало воли и усердия. Тогда маэстро взрывался, разражался градом ругательств, отпускал резкие замечания в адрес тех, кто уклонялся от выполнения своих обязанностей. Ведь было оскорблено его тонкое художественное чутье, требовавшее полной отдачи искусству, что составляло смысл всей его жизни и чего он по праву требовал от музыкантов оркестра, певцов и хористов, обученных им.

Но едва дирижер выходил из репетиционного зала, он сразу же забывал все обиды и становился необычайно добрым, сердечным, гуманнейшим человеком, которому было даже немного неловко за то, что случалось на репетиции.

Таков был истинный характер Тосканини, его подлинная душа. Я долгое время имел счастье быть близким с ним и могу свидетельствовать, что это было действительно так — и в кругу семьи и вне ее. То же самое подтвердят все, кто хорошо знал его.

Автор.

24 мая 1962 года

ПРЕДИСЛОВИЕ К СОВЕТСКОМУ ИЗДАНИЮ

Дорогие друзья!

Когда я узнал, что моя книга «Я пел с Тосканини» выйдет в вашей стране, я чрезвычайно обрадовался при мысли, что великий русский народ прочтет ее.

Моей мечтой всегда было познакомить людей с «истинным Тосканини» — недосягаемой высоты Мастером, Человеком добрым, честным и искренним.

Мне посчастливилось быть рядом с ним, учиться у него и работать с ним. Я написал эту книгу от чистого сердца, со всей искренностью, на какую только способен.

Я горжусь тем, что русские друзья прочтут эту книгу, потому что знаю, как вы любите искусство и как глубоко умеете воспринимать его.

Обнимаю вас всех баритон Джузеппе Вальденго

Сент-Винсент (Аоста), 19 апреля 1987 года

Глава 1

«ПОЧЕМУ ТЫ ТАК СМОТРИШЬ НА МЕНЯ?»

С самого начала занятий в консерватории мой преподаватель гобоя и английского рожка Примо Нори с огромным восхищением говорил мне о Тосканини. При одном только упоминании его имени он начинал волноваться, с восторгом вспоминая различные события из его жизни.

Я был тогда почти ребенком и еще не мог понять причину такого восторга, но во мне прочно укрепилось сознание, что Тосканини — это какое-то высшее существо, необыкновенное, я бы сказал, почти сверхъестественное!

Нори рассказывал:

— Когда я играл с ним, он всегда говорил мне: «Пой, когда играешь!», и я слепо повиновался ему, вкладывая всю свою душу в инструмент, заставляя его трепетать так же, как трепетало от глубокого чувства все мое существо… И мне казалось тогда, что это играл уже не я, а сам Тосканини. Это было для меня совершенно невероятным чудом.

Нори продолжал:

— Ведь это Тосканини создал Пертиле, он сотворил Тоти Даль Монте, он «вылепил» Стабиле, сделав из него великого Фальстафа. Я играл с ним много лет и уверяю тебя, что все, кто был рядом с ним, никогда не забудут это удивительное время. Казалось, он источал какие-то особые флюиды, которые проникали в нас. Он заставлял оркестр трепетать, держал его в кулаке; при всей своей внешней грубости и непреклонности он был исключительно добрым человеком.

Понятно, что со временем у меня возникло и все более укреплялось неодолимое желание познакомиться с Тосканини, поговорить с ним, послушать что-нибудь в его исполнении. Чего бы я не отдал, лишь бы встретиться с ним, с этим человеком, которому был ниспослан божественный дар воссоздавать красоту музыки — любой музыки, даже самой незамысловатой, — потому что он умел украсить, возвысить, облагородить любое произведение: каждый эпизод под его палочкой представал поистине в ином свете, приобретал новый облик!

1
ОБ АВТОРЕ ЭТОЙ КНИГИ 1
ПРЕДИСЛОВИЕ К ПЕРВОМУ ИЗДАНИЮ КНИГИ: К ЧИТАТЕЛЮ 1
ПРЕДИСЛОВИЕ К СОВЕТСКОМУ ИЗДАНИЮ 1
Глава 1: «ПОЧЕМУ ТЫ ТАК СМОТРИШЬ НА МЕНЯ?» 1
ПЕРВАЯ ВСТРЕЧА 2
«КРАСИВЫЙ ТЕМБР ГОЛОСА» 2
БОЛЬШАЯ НАДЕЖДА 3
Глава 2: НАЧИНАЕТСЯ С «ОТЕЛЛО» 3
ТОСТ В ЧЕСТЬ ДРУЖБЫ 4
ВЕЩИЙ СОН 4
ПЕТЬ С УМОМ 4
УЧАТСЯ ТАК! 5
НИКАКИХ «БИС» 5
МИКРОБ ПЕНИЯ 6
Глава 3: БУРНЫЕ РЕПЕТИЦИИ 7
КОГДА ДИРИЖИРОВАЛ ВЕРДИ 7
КАПРИЗЫ ТАМАНЬО 8
ГОРЛО КАРУЗО 8
«ИДИ, СТАРЫЙ ДЖОН…» 8
«ТЫ ЗАГУБИЛ ШЕДЕВР!» 9
ПАРМСКИЕ КОЛБАСКИ 9
«ПОМАЛКИВАЙ… МАЭСТРО БУШУЕТ!» 10
Глава 4: «ТЫ, ДОРОГОЙ МОЙ, ПРОСТО ПОРАДОВАЛ МЕНЯ!» 10
ТУТ-ТО И КРОЕТСЯ ВСЯ ЗАКОВЫКА 11
«РАМОН, НЕ УБИВАЙ МЕНЯ!» 11
ЗНАЧЕНИЕ ВТОРОСТЕПЕННЫХ ИСПОЛНИТЕЛЕЙ 12
ОГРОМНЫЙ УСПЕХ 12
ПРАЗДНИЧНЫЙ УЖИН 13
Глава 5: «АИДА» ДЛЯ ТЕЛЕВИДЕНИЯ 13
«СТЫД! ПОЗОР!» 13
«ПЬЕМОНТСКИЙ УПРЯМЕЦ» 14
СЛУЖИТЬ ИСКУССТВУ 15
«КАКОЙ УЖАС, ДОРОГОЙ МОЙ!» 16
ЕСТЬ ТОЛЬКО ОДНА «ЛЮЧИЯ» 16
ВСЕГДА ОЧЕНЬ СТРАШНО 17
Глава 6: ФАЛЬСТАФ — ТОЛСТЯК И КУТИЛА 17
УРОК У ДАНИЗЕ 17
РОТ НАБИТ ФАСОЛЬЮ 18
«ЕСЛИ БЫ Я САМ МОГ СПЕТЬ ЭТУ ПАРТИЮ» 18
БОЙТО СНЯЛ ВСЕ «НО» 18
ТРУДНЫЙ ШЕДЕВР 19
ГВИДО КАНТЕЛЛИ 19
ИСКУССТВО ДОЛЖНО ИДТИ ОТ СЕРДЦА 20
ХОТЕЛ, ЧТОБЫ ПЕЛ ДИ СТЕФАНО 20
ВОЛЫНКА ГОРНОГО ПАСТУХА 20
Глава 7: ОН НИКОГДА НЕ БЫЛ ДОВОЛЕН 21
ВЕРДИ БЫЛ НЕДОВОЛЕН 21
ОНИ НИЧЕГО НЕ ПОНИМАЮТ В МУЗЫКЕ 21
ПРОСЛУШИВАТЬ НУЖНО ТОЛЬКО НА ИТАЛЬЯНСКОМ ЯЗЫКЕ 21
МНИМЫЙ ТЕХНИК 22
ЛЕНЬ ЛЕОНКАВАЛЛО 22
БУДЬ ПОВНИМАТЕЛЬНЕЙ К ТОМУ, ЧТО НАПИСАЛ ДОНИЦЕТТИ! 23
Глава 8: АБСОЛЮТНЫЙ ШЕДЕВР 23
ТИТУЛ ОСЛА 23
«ЧТО МНЕ ТОГДА ПРИКАЖЕТЕ ЕСТЬ?» 24
ТО, ЧТО ВСЕГДА СПАСАЕТ МЕНЯ… 25
ВИНО И СТИХИ 25
Глава 9: ПОСЛЕДНЯЯ МЕЧТА 25
В БУССЕТСКОМ ТЕАТРЕ 25
ЗНАЧЕНИЕ ТРАДИЦИЙ 26
«ТЫ ЕЩЕ НАБЕРЕШЬСЯ НЕПРИЯТНОСТЕЙ…» 26
ВСТРЕЧА НА ЛАГО МАДЖОРЕ 27
«ФАЛЬСТАФА НЕ ЗАБЫВАЕШЬ?» 27
Глава 10: ДРУГИЕ ВОСПОМИНАНИЯ 28
ПЕЧАЛЬНЫЕ ТЕНДЕНЦИИ 28
НЕРАЗУМНАЯ МОДЕРНИЗАЦИЯ 28
БОТИНКИ ПАЗЕРО 29
ДЕ ЛУКА И ВИНЕЙ 30
В КРУГУ СЕМЬИ 30
БЛАГОРОДНОЕ СЕРДЦЕ 31
ПОСЛЕДНЕЕ ПРИВЕТСТВИЕ 32
Приложение: ИЗ КНИГИ М. ЛАБРОКИ и В. БОККАРДИ «ИСКУССТВО ТОСКАНИНИ» * 32
ПЕВЕЦ В ОБНОВЛЕННОМ ТЕАТРЕ 32
СЦЕНА И РЕЖИССУРА 35
ГРАМЗАПИСИ 36
ПАМЯТЬ И ХАРАКТЕР 37