Выбрать главу

2

Через полчаса маленький лагерь был окружен. У Ливена иссякли боеприпасы, и большая часть бойцов полегла убитыми. Занимался рассвет… В лагерь явился аннамит-парламентер с белым флагом.

— Мой господин велел передать, чтобы ты сдавался. Тебя не тронут, нам нужны белые солдаты.

На тропе показался первый груженный оружием мул.

— Вот вам мой ответ: открыть огонь!

Китаец и десяток уцелевших бойцов открыли стрельбу по ущелью; раненный мул подпрыгнул и, отчаянно заржав, вместе с поклажей покатился со скалы вниз.

— Назад! — закричал Шнайдер. — Каравану оставаться в ущелье, пока мы не расправимся с этой горсткой безумцев.

Отряд Шнайдера понес большие потери, однако численный перевес по прежнему был на стороне бандитов. Они атаковали баррикады. Завязалась рукопашная, в ход пошли ружейные приклады, ножи, револьверы. Люди Чана отбивались с мужеством отчаяния, и, встретив организованный отпор, противник ослабил натиск. С солдатом, вскочившим на последнюю баррикаду, схватился командир отряда Хо. Аннамит пропорол ему штыком живот, но сам потерял равновесие, и оба покатились вниз. Умирающий китаец из последних сил стиснул глотку врага, и противники застыли не разжимая смертельных объятий.

Шнайдер снова отозвал своих людей с поля боя. Не стоило спешить: эта горстка отчаянных храбрецов обречена.

Вскоре выяснилось, что положение обороняющихся хуже, чем предполагал американец. У Ливена кончились последние боеприпасы. Заметив, что выстрелы из-за баррикад раздаются все реже и даже подобравшихся совсем близко не встречают огнем, Шнайдер догадался, в чем дело. Он дал приказ отправить из-за перевала одного мула. И этот мул невредимым пересек перевал Луанг.

Его появление встретили торжествующими криками. За ним еще один, другой и третий мул перешли границу. Перевозка оружия началась.

Внезапно раздался пронзительный свист, и на фоне предрассветного неба над головами сражающихся, очертив плавную дугу, пронесся какой-то большой темный предмет, затем послышался гулкий взрыв, и неподалеку от ущелья к небу взвился столб пламени. Вьючные животные, обломки деревьев, огромные глыбы земли, изуродованные людские тела верхом взметнулись в воздух.

Трах-тарарах-тах-тах!

Теперь уже орудия пристрелялось, снаряды один за другим ложились в ущелье, и шрапнель сметала все живое. Рушились скалы, валились исполинские деревья, рыхлый склон холма сползал пластами, намертво погребая под собою транспорт оружия; от детонации во вьюках рвалась взрывчатка, и опрокидывались гигантские базальтовые колоссы. Облака пыли, дыма и груды обломков накрыли место, где совсем недавно был лагерь прибывшего каравана.

Пушки потрудились на славу!

Шнайдер и его бандиты сломя голову удирали обратно в джунгли. И тут справа — почти неслышно, после оглушительной канонады — раздалось дробное тутуканье, и беглецы повалились, как подкошенные. Это застрочил пулемет.

А в следующий момент из чащи леса вынырнули два десятка отчаянных храбрецов в белоснежной матросской форме и по команде изготовили оружие к бою. Отступающие бежали куда глаза глядят, но от залпов, сменяющих друг друга, удалось спастись лишь немногим. Шнайдер схлопотал пять пуль.

Битва была окончена.

На середине Меконга, ярко освещенный, красовался во всем своем боевом величии крейсер «Роджер», и утреннюю тишину нарушила торжественная команда:

— Выкатить бочки с пивом!

3

Плывущий вдоль безлюдных берегов Меконга крейсер сначала наткнулся на джонку с первой парой близнецов — Доктором и принцем. Узнав от Доктора о случившемся, Грязнуля Фред скомандовал: «Полный вперед!» — и крейсер на всех порах помчался к северу. На рассвете матросы «Роджера» подобрали Ржавого и Мальца.

Попав на борт крейсера, принц наконец-то принял большую дозу хинина, и приступ лихорадки вскоре прошел. Когда наступило утро и крейсер бросил якорь неподалеку от того места, где находился лагерь Чана, схватка подходила к концу. Принц принял командование на себя. Первым делом он приказал стрелять из всех орудий по ущелью. Тем временем часть вооруженных матросов во главе с Ржавым, прихватив два пулемета, села в шлюпки и спустилась по реке чуть южнее, чтобы перекрыть противнику пути к отступлению. Маневр удалось осуществить в точности как было задумано.

Читателю, конечно же, не терпится узнать, как очутился «Роджер» в верховьях Меконга. Весть о том, что две британские канонерки перекрыли устье реки, настигла крейсер в нескольких километрах от Сайгона. Лил тропический дождь. Непроглядную ночную тьму прорезали вспышки молнии. На корабле совещались, как найти путь к спасению. В результате двое матросов подплыли на лодке к ближайшему берегу и отвязали оставленную без присмотра джонку. Затем перенесли в джонку радиоаппаратуру с крейсера и, несмотря на бушующую грозу, долго и кропотливо трудились, что бы отладить ее и привести в готовность. Передатчик и приемник не были громоздкими, но требовалась немалая сноровка, чтобы не повредить их при переноске и установить под низким навесом джонки. В клетушке у рации приткнулся Дубина, а его напарник встал к рулю. Лодка направилась к устью реки и под покровом ночи и непогоды безо всяких осложнений прошла мимо подстерегавших «Роджера» судов. Впрочем, те и среди бела дня не обратили бы внимания на джонку, они сновали тут сотнями: ведь в их задачу входило обнаружить крейсер. К полуночи Дубина и его товарищ достигли Сиамского пролива. Увидев на берегу недавний оползень, они впервые вышли в эфир. Когда клюнувшие на приманку военные корабли оказались в пределах видимости, узкая джонка с радиостанцией под навесом скользнула вдоль темного берега и поплыла, удаляясь от преследователей, пока не достигала небольшой бухты. Отсюда рыбачий поселок с горящим складом был виден как на ладони. Последовал еще один выход в эфир. Так наши приятели болтались по морю около двух суток. У берегов Китая тысячи семей живут на джонках; там у них есть все необходимое: очажок для варки пищи, колыбели для младенцев, там же сушатся рыболовные снасти. Джонка дает приют сапожнику и любому другому мелкому ремесленнику. Среди множества одинаковых лодчонок с навесами из циновок Дубина и его приятель на своей скорлупке чувствовали себя в полной безопасности, словно неприметная звездочка среди звездной россыпи, предоставив британскому флоту вольную волю утюжить океан в поисках крейсера.

Тем временем «Роджер» перебрался поближе к противоположному берегу, где тянулись глухие джунгли, и с потушенными огнями, под покровом бурной ночи, повернул обратно, поднимаясь вверх по течению. До Сайгона крейсер добрался незамеченным. К том времени, как гроза стихла, «Роджер» оставил позади Камбоджу и на крейсерской скорости несся к северу: это был единственный путь к спасению. В двух днях пути, выше города Убон, по левому берегу Меконга проходит граница Сиама. Сиам — свободная страна, и, если высадиться здесь на берег, можно спокойно снять с судна все необходимое — и тогда плевать и на англичан, и на французов. Однако моряки «Роджера» прекрасно понимали, что с прекращением грозы на поиски крейсера вылетят самолеты и прочешут все русло Меконга.

В одном месте река поворачивала, образуя небольшую бухту, и команда спешно принялась за дело. Зацепив корабельным тросом краны упругих высоких пальм по обе стороны заливчика, их тянули книзу, покуда густые ветви не сомкнулись над крейсером. Затем матросы нарубили веток, натаскали охапки травы, листьев, цветов и, вскарабкавшись на пальмы, прикрыли их сверху этим пестрым ворохом. От Камбоджи и выше по течению тянулись джунгли и болота, поселения разрозненных племен встречаются редко и отстоят на многие мили друг от друга. Лишь у самой границы Сиама раскинулся уже упомянутый нами городок Убон. В других же местах не встретишь ни человека, ни лодки, ни судна, и крейсер, уйдя с русла реки и укрывшись в неприметном мертвом заливе, мог опасаться лишь самолетов. Но к моменту появления воздушных разведчиков крейсера и след простыл: укрывшая его бухточка сверху была не видна, так как образовавшееся нечто вроде туннеля кроны пальм, усыпанные лианами и травой, сливались с зарослями джунглей.

Вот вам и все объяснения повторного исчезновения крейсера; «Роджер» подавал сигналы из самых разных открытых точек океана, оставаясь при этом неуловимым. Поскольку Адмиралтейство так и не представило официальной версии этой истории, среди моряков распространились легенды о корабле-призраке: в тумане он подает сигналы бедствия, но сам корабль никому не посчастливилось увидеть, потому как командует им Сумасшедший Джек — известный пират позапрошлого века.

28
ПРОПАВШИЙ КРЕЙСЕР 1
ГЛАВА ПЕРВАЯ 1
1 1
2 2
3 3
ГЛАВА ВТОРАЯ 4
1 4
2 4
ГЛАВА ТРЕТЬЯ 5
1 5
2 5
3 6
4 7
5 7
6 7
7 8
8 9
9 9
ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ 10
1 10
2 11
3 12
ГЛАВА ПЯТАЯ 14
1 14
2 14
3 15
4 16
ГЛАВА ШЕСТАЯ 16
1 16
2 16
3 17
4 18
ГЛАВА СЕДЬМАЯ 20
1 20
2 21
3 21
4 22
5 22
6 23
7 24
ГЛАВА ВОСЬМАЯ 24
1 24
2 25
3 26
4 26
5 27
6 27
ГЛАВА ДЕВЯТАЯ 27
1 27
2 28
3 28
4 29
ГЛАВА ДЕСЯТАЯ 29
1 29
2 30
3 30
4 31
5 31