Выбрать главу

— Ко-о-от!

— М-м-м?

— Да очнись же ты!

Кот открыл глаза.

Над ним сияла огромная, свежая, до блеска начищенная луна, немного неправильной формы, но явно готовящаяся еще немного поправиться в ближайшие пару дней. Его нос уловил запах недавно пробегавшей мимо полевки. Неподалеку, где-то сзади, тихонько шелестело листьями дерево — просто для приличия, потому что ветра не было. Ночь, светлая, почти без звезд, склонялась над Котом и заглядывала ему в глаза. А еще над Котом склонялся маркиз и некая…

— О господи, — пробормотал Кот и ощупал лапами голову. — Чем это вы меня?

— Извини, — быстро пробормотал маркиз. — Просто Адель… Ты не сердись на нее, ладно? Она просто испугалась. Она не хотела причинить тебе вред.

Он перевел глаза на девицу, и Адель поспешно закивала головой. По радостному выражению ее лица Кот понял, что она без зазрения совести еще раз огреет его мешком с вещами по голове, если только он подвернется ей под руку и будет стоять к ней спиной.

— Она думала, что это король, — добавил маркиз.

— Ах, вот оно что, — буркнул Кот, пытаясь усесться. — Да, с королями, конечно, только так и надо поступать. В следующий раз, когда будете ожидать визита Его Величества, вооружитесь лопатой.

Сесть ему удалось со второй попытки. Голова слегка кружилась. В небе, едва слышно взмахивая крыльями, пролетела ночная птица, но никто, кроме Кота, ее не заметил.

— Где мы?

— В поле, — ответил маркиз.

— В поле. Ага. Стало быть, вы решили от меня сбежать?

Маркиз покосился на девицу.

— Ну-у… — протянул он. — Нет, ты не подумай… Мы не думали тебя бросать… Просто, понимаешь, ты вроде как был против того, чтобы мы с Адель… Ну, это…

— Против того, чтобы меня били по голове мешком с камнями?

Маркиз ковырял пальцем землю и старательно избегал смотреть в сторону Кота.

— Там была шкатулка, — тихо пробубнил он.

— Мне уже легче.

— Ну, прости, прости, — проныл маркиз. — Просто, понимаешь… Ты сказал, что я должен женится на принцессе, а мне она, если честно, ну совсем не нравится… И тут Адель… Понимаешь? Ну, я и подумал — зачем мне все эти титулы, золото и все прочее?

Маркиз перевел дыхание, а потом выпалил:

— В общем, мы с Адель собираемся пожениться.

Кот молча глядел в сторону, на валяющиеся в траве тюки с тряпьем.

— Ты обиделся? — спросил маркиз.

— Нет, с чего ты взял?

— Но…

— Я всего лишь кот, разве ты обязан со мной считаться?

— Просто…

— Я все понимаю, — отмахнулся Кот. — Главное твои чувства. Ты хозяин, я слуга. Зачем считаться со слугой?

— Я…

— Нет, нет, ты прав, конечно прав! — воскликнул Кот. — Да кто я такой, чтобы тебе выговаривать? Ну и пусть ты будешь не маркизом, а нищебродом, главное ведь…

— Мельником, — успел вставить маркиз.

— …главное ведь, чтобы тебе было… Кем?

— Мельником.

— Мельником?

— Ага. Отец Адель — мельник на мельнице, в десяти лье отсюда. Она его единственная дочь, и когда мы поженимся…

— Так, подожди, — Кот замахал на него лапой. — Помолчи минутку.

Кот прикрыл лапой глаза и прижал уши.

— Я спокоен, — пробормотал он себе под нос. — Я спокоен…

Открыв через минуту глаза, он обнаружил перед собой целующуюся парочку.

— О боже, — вздохнул Кот и отвернулся.

Люди и так не слишком умны, а уж если влюбляются, разом становятся глупее новорожденных мышат.

Он положил столько сил, чтобы сблизиться с королем, втереться в его доверие, расположить к себе, а главное — к мифическому маркизу, целиком и полностью придуманному Котом. Потом еще этот людоед… Ну правда, жуткая личность. Скотина, просто скотина. Конечно, в поединке с Котом, в этой битве интеллектов, у людоеда не было ни одного шанса, но ведь физическая-то сила была совсем не на стороне Кота. И что теперь? Все напрасно?..

Человек, ради которого он столько старался, человек, вознесенный им на вершину мира, к ногам которого Кот бросил огромный замок, принцессу и несметные сокровища… Хм, ну ладно, только замок и принцессу — что, разве этого мало? — чем теперь занят этот человек?

Целуется взасос с какой-то тощей деревенской девчонкой, дочкой мельника, по общественному положению находящейся где-то между дочерью кожевенника и племянницей коновала. Черт бы подрал их всех, вместе взятых.

Жан наконец отлип от девицы.

— Кот! — позвал он.

— Чего тебе? — вяло отозвался тот.

— Кот, да не расстраивайся ты так… Шут с ними, с ихними высочествами! Катись они колбаской. Разве нам не хорошо жилось на мельнице?

Кот открыл было рот, чтобы дать язвительный ответ, который уже вертелся у него на языке, словно пойманная муха, но неожиданно для самого себя промолчал.

…Сеновал. Запах мышиной норки в хлеву. Серая кошка с пятнышком на лбу…

А как она мурлыкала, бог мой, как она мурлыкала! И это ее вкрадчивое «Мя-а-ау?» Кто еще умел так мяукнуть, как эта славная серая кошечка?..

К горлу подступил комок. Жан положил руку на спину Коту.

— А помнишь, как мы рыбачили у мельничного ручья?

Кот вздохнул. Жан начал поглаживать его по шерсти.

— Слушай, я ведь понимаю… Ты хотел, как лучше. Да только не для меня все эти придворные штучки. Ты, если хочешь, возвращайся. Ты умный, ты придумаешь что-нибудь, чтобы остаться при дворе…

— Это точно, — пробормотал Кот, рассеянно глядя на серебряное блюдо луны. Ночами он забирался на мельничную крышу и пел там, и луна была в точности…

— Скажешь им чего-нибудь. Ну, что меня дракон утащил ночью, пока все спали.

Кот кивнул.

…Луна была в точности как сегодня, и ветерок с реки был такой свежий, такой волнующий…

— Хотя мне будет тебя не хватать. Тебя и твоих… этих, авантюр.

— Угу, — кивнул Кот. Он едва слушал Жана, без остатка поглощенный своими мыслями.

…А кошечка, кажется, симпатизировала ему. Однажды притащила ему мышонка…

— А ты можешь заходить к нам иногда, — продолжал Жан. — Мышей ловить.

…Вместе с ней ловить мышек в амбаре…

…Стоп! Мыши. Авантюры. Мыши. И что еще?

Глупо хихикающая девица Адель и Жан, влюбленный и глупый, как мышонок.

И говорящая Мышь в подземелье.

И еще храпящая у очага старуха, мастерски умеющая готовить гороховую похлебку.

Все внезапно собралось воедино. Кот вскочил на лапы.

— Собирайтесь, — сказал он. — Мы возвращаемся в замок.

VII

Солнце нащупало все до единой дырки и прорехи в длинных шторах и нарисовало на них карты созвездий — по одной карте на каждое окно парадной залы. При других обстоятельствах Кот предпочел бы не выставлять дырки напоказ, но сейчас полумрак в зале играл ему на руку. Он поглядел на маркиза.

Маркиз отчаянно боролся с зевотой. Ему не удалось поспать даже получаса, и теперь он с трудом сдерживался от того, чтобы не продемонстрировать королю свой внутренний мир.

Кот незаметно ткнул его лапой.

— Давай, — прошипел он.

Маркиз набрал полную грудь воздуха, отыскал глазами отмеченный камень в полу и встал на него, обратившись лицом к королю, сидевшему за столом. Король с интересом наблюдал за его перемещениями.

Кот поднял короля с постели спозаранку и, рассыпаясь в извинениях, просил спуститься в залу.

— Маркиз хотел бы обсудить с Вашим Величеством некоторые важные вопросы, — уклончиво сказал он. — И сделать это было бы уместнее сейчас, пока слуги спят. Так будет меньше пересудов и сплетен… Если Ваше Величество понимает, о чем я говорю.

Его Величество прекрасно понимал. Он даже не стал будить своего лакея, который обычно помогал ему одеться, а вместо этого натянул халат поверх ночной рубашки, сбросил на пол ночной колпак, напялив вместо него корону, сунул босые ноги в туфли, и в таком виде прошествовал следом за Котом в парадную залу, где уже маялся маркиз.

— Э-э… Ваше Величество, — проблеял маркиз. — Ваше Величество, позвольте просить у вас руки… Э-э-э… Этой… Ну, то есть, руки вашей дочери.

«Немного неуверенно», — подумал Кот. — «Ну да ладно. Сойдет».

Лицо короля просветлело и он заерзал на скамье. Маркизовы миллионы готовились упасть прямо ему в руки.

Воспользовавшись моментом, Кот незаметно подал знак.

— Мой дорогой маркиз… — начал было говорить король и тут же осекся.

С громким шарканьем в зал ввалилась старая ведьма. Волосы ее были тщательно всклокочены, одежда растрепана и в некоторых местах порвана (внимательный наблюдатель мог бы заметить следы кошачьих когтей), а лицо перепачкано сажей. Огромная зеленовато-бурая бородавка украшала кончик ее носа.

6