Выбрать главу

Спиллейн Микки

Убей или умри !

МИКИ СПИЛЛЕЙН

"УБЕЙ ИЛИ УМРИ!"

Перевод Е.Ивановой

Старенький маневровый локомотив отошел от узловой станции Ричфилда, увлекая за собой поезд, состоящий всего из двух вагонов, и отправляясь в путь по двенадцатимильной подъездной ветке, ведущей в сторону озера Раппахо. Пожалуй, в любое другое время и при иных обстоятельствах путешествие в допотопном вагончике, чудом сохранившемся с доисторических времен, и вызвало бы в моей душе бурю восторга, но только на этот раз оно превратилось в самое настоящее мучение. Все здесь было щедро запорошено угольной пылью, намертво въевшейся в некогда шерстяную обивку кресел и витавшей в воздухе, отчего во рту появлялся специфический привкус. Лето близилось к концу, во всяком случае, два его месяца были уже позади, и теперь в мелькавшие за окном горные долины с территории Канады устремлялись потоки холодного воздуха. Отопление же в вагоне не работало.

Вообще-то, в любое другое время, я не стал бы возражать, но теперь от холода и гуляющих по вагону сквозняков мой забинтованный бок снова начал напоминать о себе тупой, ноющей болью, и мысленно я уже проклинал себя за то, что, как последний дурак, поддался на уговоры идиота врача, решившего, что мне, видите ли, необходим полноценный отдых. Я мог бы неплохо отдохнуть и в Нью-Йорке, но вместо этого позволил сбить себя с толку разговорами о пользе свежего воздуха и согласился отправиться в эту глухомань.

Целью моего путешествия было озеро Раппахо. Но вот, наконец, поезд остановился, и когда я ступил на платформу, из багажного отделения выгрузили тощий бумажный мешок с почтой и с полдюжины свертков.

По другую сторону от платформы был припаркован черный "Шевроле Шеви" 58-го года, на дверце которого была от руки намалевана надпись "ТАКСИ". Водителя машины я тоже заприметил довольно быстро. Он сидел в будке станционного смотрителя - сухонького, морщинистого старичка - и теперь они оба таращились на меня из окна, как на барана, который отбился от стада и случайно забрел в церковь. Но горы есть горы. И если заявиться туда в межсезонье, когда вашего приезда никто не ждет, то вы рискуете сразу же оказаться в центре всеобщего внимания.

Сделав знак таксисту, я подхватил с земли свою старенькую дорожную сумку и картонный футляр для пересылки чертежей, приспособленный мною для хранения складной бамбуковой удочки, после чего прошел через всю станцию к машине, закинул вещи на заднее сиденье, а сам сел спереди и приготовился к поездке в Пайнвуд. Еще минут через пять объявился водитель.

Он открыл дверцу с противоположной стороны.

- Здрасте. В Пайнвуд едете?

- А что, можно поехать ещё куда-нибудь?

Он покачал головой.

- Да вроде бы на пятьдесят миль окрест больше некуда.

- Ну раз так, поехали в Пайнвуд.

Он сел за руль и включил зажигание. Затем начал сдавать назад, огибая угол станции, и сделал вид, будто бы только что обратил внимание на мою дорожную сумку, лежащую на заднем сиденье.

- Порыбачить едете?

- В общем-то, собирался.

- И зря. Сейчас не сезон.

- Но ведь он ещё открыт, не правда ли?

Он кивнул.

- Ага, до конца месяца. Но рыба уже не клюет.

- Сделайте милость, заткнитесь, пожалуйста, - предложил ему я.

После этого на протяжении всех четырех миль пути навстречу догорающему в небе солнцу, он сидел молча, крепко сжимая руль и глядя на дорогу.

Постоянное население Пайнвуда составляло две с половиной тысячи человек. Городок раскинулся в долине на берегу озера Раппахо, простираясь на полторы мили в длину и четыре квартала в ширину. Летние домики и коттеджи на окраинах уже давно пустовали, и вся городская жизнь сосредоточилась, главным образом, в районе нескольких центральных перекрестков.

Гостиница "Пайнс-Отель" стояла на углу двух улиц. Это был трехэтажный каркасный дом с побеленными стенами и опоясанный на уровне второго этажа балконом, который нависал над землей на всю ширину тротуара.

Я расплатился с таксистом, а затем взял свой багаж и вошел в здание.

Двое субъектов внушительной комплекции, скучавшие у дверей, дождались, пока я пройду через весь холл и остановлюсь у стойки портье, после чего направились следом и принялись наблюдать за тем, как я заполняю карточку регистрации. Затем тот, что был попредставительнее, вынул мою карточку из зажима папки и взглянул на нее.

- Мистер Келли Смит, Нью-Йорк, - вслух прочитал он. - Город-то большой, так что адресок можно было бы и полностью указать.

- Ну да. - Портье осторожно, бочком попятился от своей стойки, и на лице его застыла натянутая улыбка, которой, он, по-видимому, хотел угодить одновременно и мне, и тем двоим.

- Я пробуду у вас две недели, - объявил я ему. - Мне нужна комната наверху, но не на солнечной стороне, оплата вперед, наличными. - С этими словами я придвинул к нему стодолларовую купюру и стал ждать.

- Ну а если кому-нибудь вдруг понадобится вас срочно разыскать в Нью-Йорке.., - начал было верзила.

Я выхватил у него свою карточку.

- Тогда просто загляните в телефонный справочник. Я там есть, отрезал я, начиная раздражаться.

- Смит - очень распространенная фамилия...

- Я единственный Келли Смит, другого нет.

Он пристально уставился на меня, задумав, очевидно, испепелить взглядом, но играть с ним в гляделки я не собирался. Тогда он протянул руку и, взяв со стойки мои сто долларов, принялся их внимательно разглядывать.

- Давненько я уже не видел таких бумажек.

Я без лишних церемоний выхватил у него свои деньги.

- И никогда больше не увидите, если будете продолжать в том же духе, огрызнулся я.

Портье, испуганно улыбаясь, взял купюру и отсчитал шестнадцать долларов сдачи. Затем он протянул мне ключ от номера.

- Два-девятнадцать, угловая комната.

Верзила тронул меня за плечо.

- Так вы, оказывается, хам.

Я усмехнулся, нагло глядя на него.

- А вы - дрянной полицейский. А теперь отстаньте от меня или же начните вести расследование надлежащим образом. Если уж вам так неймется, то я с радостью зайду к вам в участок, расскажу свою полную биографию, позволю вам снять мои опечатки пальцев и вдоволь повыпендриваться, как если бы вас снимали для "Драгнет". 1) Но сначала мне нужно принять душ и что-нибудь съесть.

_____________________________

1) "Драгнет" - популярный в США полицейский телесериал, действие которого основано на реальных событиях, взятых из полицейских архивов.

В ответ он недовольно скривился.

- Будем считать, что я поймал вас на слове. Ну так что, неужели и вправду придете?

- Ага, - пообещал я. А потом добавил, глядя ему вслед: - Зайду как-нибудь на досуге.

После того, как за ними закрылась дверь, портье сказал:

- Это капитан Кокс со своим сержантом, Хэлом Вэнсом.

- И что, они всех ваших постояльцев встречают с такими почестями?

- Ну что вы... нет, конечно.

- А много их народу в участке?

- Полицейских-то? Ну... человек шесть, наверное.

- Эти двое слишком о себе возомнили. Пусть только попробуют снова доколоться до меня, и я им такую веселую жизнь устрою, что мало не покажется.

В этот момент у меня за спиной раздался грудной женский голос, в котором слышались властные нотки.

- Не думаю, что смогу принять вас здесь, как желанного гостя.

Я взглянул на портье.

- Премиленькое у вас заведение, ничего не скажешь. А это ещё кто такая?

- Хозяйка. - Он кивнул на красовавшуюся у него на стойке металлическую табличку с гравировкой: "Мисс Дэри Дал, владелица".

Она оказалась рослой, полногрудой девицей с безупречной, загорелой кожей и распущенными, сильно выгоревшими на солнце волосами, рассыпавшимися по широким плечам.

- У тебя нет выбора, дорогуша. Я уже оплатил счет за две недели вперед. А теперь, давай, улыбнись. Такая милая крыска, как ты, должна всегда улыбаться.

Она улыбнулась. Очень мило. Как я и ожидал, улыбка получилась довольно соблазнительной, после чего она, не спеша и покачивая бедрами, направилась в мою сторону. И лишь взгляд её оставался по-прежнему холоден.

- Пошел к черту, урод, - обронила она, проходя мимо меня.

Ее имя показалось мне знакомым. Объяснение этому я смог получить все у того же услужливого портье.

- Это её сестра жила в Нью-Йорке и по прошлому году наложила на себя руки. Ее звали Флори Дал. Выбросилась из окна небоскреба "Нью-Сенчури-Билдинг".

Мне не составило никакого труда припомнить эту нашумевшую историю. В прессе было много шума, когда, сводя счеты с жизную, девушка угодила на крышу припаркованного внизу лимузина и едва не убила делегата одного из европейских представительств ООН, находившегося в машине в обществе одной известной в городе проститутки. Бульварные газеты успели раструбить об этом происшествии прежде, чем скандал удалось замять.

1