Выбрать главу

Gart4786

Глава 1 Убегая в ночь

    Было холодно…

Капли дождя стремительно неслись в воздухе, а затем громко шлёпались об асфальт. Небо казалось огромным куском листового металла, по которому ползли злые чёрные тучи. Солнца я не видел уже несколько дней, хотя бы потому, что давно не вылезал со станции наружу. Дома были пустыми, в окнах даже не горел свет. Иногда казалось, что призраки здешних жителей украдкой помахивают мне из-за занавесок. Пора уже было взять отпуск. На всю жизнь.

Передо мной в бешеном потоке мелькали улицы, фонари, окна. Они перемешивались в какой-то сумасшедший танец, пытаясь сбить меня с пути. Сердце бешено стучало в груди, повторяя ритм падающих капель. Человек, постоянно стирающий свои кеды в мелкую пыль, бегая по улицам, не ощущает собственного дыхания и боли в ногах, он просто стремиться вперёд, пронизая собой пронстранство и обходя препятствия. Почему-то этим бегуном всегда оказывался я. И ловить пули из табельного оружия копов, стреляющих на ходу из машины, тоже всегда приходилось мне.

Где-то далеко я слышал гул полицейских сирен. Ремень сумки уже начал натирать плечо. Осколок стекла, который я поймал, разбив окно, теперь давал о себе знать пронзительной болью. Но это меня не останавливало. Я мчался вперёд, стуча подошвами по тротуару. В лицо стремительно нёсся поток воздуха.

И вот я попался. Сзади засветились огни. Если бы я повернулся, то, наверное бы ослеп. Отражение знакомой ненавистной надписи «Полиция Плэйнфилда» в витрине заброшенного ресторана заставила меня непроизвольно чертыхнуться вслух. В треске капель я услышал, как щёлкнул предохранитель, а машина понеслась быстрее, догоняя меня. Думать было некогда. Копы держали этот город под контролем, и поймать какого-нибудь уличного беглеца не было для них проблемой.

       Послышался визг тормозов. Я ускорил темп бега, постепенно приближаясь к станции. Но скрыться от них я бы не смог, и я понимал это. Над головой просвистела пуля, а затем с треском рассекла витрину. Они пытались остановить меня, как какого-то хищника, убегающего в чаще леса.

      Я скользнул за угол. Получилось выиграть пару секунд. Я знал, что машина уже несётся по дороге на бешеной скорости, и затормозить водитель не успеет. В голове уже сложился беспроигрышный план. Рука сама нащупала в кармане гранату. Медлить было нельзя. Я детонировал её и вслепую бросил за угол. Шанс был только один.

    Я увидел то, что должно было произойти. Граната попала прямо под днище машины, и она поднялась в воздух от мощного взрыва, крутанулась и с грохотом обрушилась на дорогу. В мою сторону полетела какая-то серая пыль, почти накрыв телефонную будку на углу. По асфальту пролетело боковое стекло от автомобиля. Оно было расчерчено десятками белых трещин.

   Подмога могла подоспеть очень скоро, и я поспешил к станции метро.

Глава 2 Крысиная нора

Когда я спустился к станции, сразу повеяло сыростью. Вокруг всё было серым – не то, что несколько лет назад. Когда Плэйнфилд был прекрасным местом. Когда у нас в городе была лучшая библиотека на весь штат. Когда каждый радовался зелёным пейзажам и лучами солнца. Я ведь тоже жил здесь когда-то…

Теперь всё по-другому…

Преступность захлестнула этот город. Даже власти до сих пор не могут уничтожить её. Но если ты живёшь в Плэйнфилде и ты не бандит, то долго здесь не проживёшь. Человеческие чувства вроде сострадания или жалости давно были смыты с этих улиц лужами крови. Здесь нет вежливых и добрых.  И, наверное, никогда не будет. С этим уже ничего не поделаешь.

Под ногами пробежала толстая крыса. Она быстро пересекла перрон и исчезла в дыре около телефонной будки. Трубка валялась на полу, а таксофон был разграблен на предмет четвертаков.

Я медленно прошёл через перрон. Вспомнился привычный гул народа, передвигающегося в метро, красочные вагоны и станции.

Я спокойно слез на холодные рельсы. Поезда здесь существовали только в виде заброшенных цепей вагонов, поэтому бояться было нечего. Я вытащил фонарик и посветил вперёд. Тоннели тёмные, мало ли что. Мягко ступая по старому грунту, я продвигался вперёд. В воздухе витала какая-то пыль.

Вот показалась знакомая красная дверь. Я открыл её и вошёл в узкий коридор. Крысы сюда не лезли, наверное, слишком глубоко. Я подошёл ко второй двери слева и ключом открыл её.

Я увидел привычный слабый свет. Когда я вошёл в кабинет диспетчера, Билл стоял у стола и что-то рассказывал. Я услышал только: «…тогда они просто сожрут нас, как голодный толстяк жареные куриные крылышки» Рядом возился с автоматом Саймон. Он, похоже, слушал в пол уха. Лис как всегда курил, сидя в кресле. Вообще это было его любимым занятием в минуты безделья, курение почему-то совсем не вредило ему. Увидев меня, Билл резко замолчал. Он что-то чиркнул ручкой на большой карте города и затем уставился на меня так, будто чего-то ждал. Я быстрым шагом подошёл к столу.

    - Деньги принёс? – обыкновенным хриплым голосом спросил Билл.

    Его суровое лицо не внушало желания пошутить. Брился он не часто, да и почти некогда было. Поэтому лицо его покрывала густая щетина, а у щеки виднелся красный шрам от удара лезвием. Своими мощными кулаками он наносил такие сокрушающие удары, что с тем же успехом он мог бы пробить бетонную стену. Он был коренным жителем Плэйнфилда. У него даже здесь когда-то был свой дом. Все планы в банде разрабатывал именно он.

     Я быстрым движением сорвал сумку с плеча и положил её на стол. Билл проверил её содержимое и с улыбкой на лице положил пачки банкнот в сейф под столом.

    - Отличная работа, Джон! – гордо сказал он и протянул руку ладонью вверх. Но в его голосе звучало некоторое равнодушие.

    - Стараюсь ради общего дела, - ответил я и отдал ему «пять». Хлопок получился громкий.

      Саймон тем временем, положил автомат на край стола и сел за мониторы. В нашей команде он был подрывником, поэтому он всегда был спокоен, даже в критической ситуации. Раньше он работал в Далласе, продавал фейерверки, но всё сложилось не так, как он хотел и Саймон остался без дома и без работы.

    Он постоянно возился с взрывчаткой.  Даже некоторые места на станции были заминированы. А его сумка весила несколько килограмм, ведь в ней лежало больше дюжины гранат.

    Он редко представал перед нами без своих  тёмных очков и чёрной кепки. Спал он меньше всех нас, проводя полночи за клавиатурой компьютера, поэтому синяки у него под глазами стали уже сочного пурпурного оттенка. На руке он всегда носил часы, а за поясом таился «Кольт» ещё военного образца. Пальцы его постоянно пестрели мозолями от кропотливой работы. В нашей банде он играл роль прикрытия, и это у него получалось лучше всего.

    Я взял ножичек, ведь я уже давненько не играл в дартс.

    - Вижу, что по-тихому у тебя не получилось…- вдруг оживился Лис.

        Лис был самым загадочным нашим бойцом. Свою мать и отца он никогда не знал. Они ушли из памяти, когда он был совсем мал. Имени он своего тоже не знал. Жил на улице, с такими же мальчишками-попрошайками, как и он. Добрые прохожие давали ему пару монеток, но этого не хватало. Ему приходилось воровать из магазинов еду. Но каким-то образом он никогда не попадался.  Его быстрые ноги и ловкие руки сослужили ему хорошую службу. Он мог забраться в любые норы, за это его и прозвали Лисом.

    На заданиях он всегда выступает в роли шпиона-разведчика. Он тенью пробирается в здание и убивает всех охранников, словно охотник добычу.

    Внешность его довольно примечательна: рыжие волосы, которые своей длиной закрывают уши, хитрые усы, постоянно ходившие из стороны в сторону и внимательный просто орлиный взгляд, который как будто пронизывает собой пространство.

    Лис считает, что пушки – это для лохов, как он говорит. Сам он пользуется огромной коллекцией ножей: охотничьих, метательных и даже длинным ножом мачете. Никто не знает, где он их достал, а сам он об этом умалчивал.

      Я метнул нож и попал в десятку.

       - …ну, или ты решил просто так вынести там всё к чертям своей гранатой… – хмуро добавил Лис, стряхивая пепел.

    Он всегда подмечал интересные детали, и часто он удивлял своими мыслями.

    Я снова кинул нож, но потом повернулся к Лису и не увидел куда попал. Он сначала таинственно пошевелил своими рыжими усами, кинул окурок в урну, а потом

1