Выбрать главу

Галина Долгая

Шепот черных песков

© Долгая Г.А., 2015

© ООО «Издательство «Вече», 2015

© ООО «Издательство «Вече», электронная версия, 2015

* * *

Посвящаю Сарианиди Виктору Ивановичу.

С глубоким уважением и благодарностью за великий труд во имя истории.

Предисловие автора

Маргуш, Маргиана, Моуру – так называли древнюю страну, некогда процветающую в песках азиатской пустыни Каракум, в разные периоды истории человечества. Существовала она четыре с половиной тысячелетия тому назад, в 2300–1500 гг. до н. э., в дельте реки Мургаб, берущей начало в горах Парапамиза и исчезающей в песках Каракум.

Ныне Маргуш – ровесник многих государств, признанных Великими цивилизациями древности. Это Древний Египет, Месопотамия, Хараппская (протоиндийская) цивилизация, Китайская. Маргуш был открыт археологом В.И. Сарианиди в 1972 году (всего чуть более сорока лет тому назад!), а признан мировым сообществом на Международной конференции «Древняя Маргиана – новый центр мировой цивилизации» в ноябре 2006 года. Сколько открытий, сколько находок совершенно за это непродолжительное время на раскопках Маргуша! Археологами обнаружено более двухсот поселений, сосредоточенных в старой дельте Мургаба и вокруг главного города, названия которого не знает никто. Но тот город был центром светской и духовной жизни народа, что подтверждено раскопками и уникальными находками, по ценности ничем не уступающими сокровищам Древней Месопотамии.

Сегодня перед учеными стоит немало загадок, связанных с самим фактом возникновения страны Маргуш, не говоря о предназначении многих археологических объектов, «поднятых» из песка за прошедшее время. Это и «песчаные башни», и так называемые «кельи», и «слепые окна» во дворце и храмах, и многое другое, что подробно описано в научно-популярных книгах бессменного руководителя Маргианской археологической экспедиции Виктора Ивановича Сарианиди и в многотомных Трудах Маргианской археологической экспедиции, материалы которых стали основополагающими при работе над романом, как и личные впечатления после посещения городища Гонур-депе.

В своем романе я попыталась вдохнуть жизнь в город, давно заметенный песками. Вновь заселить его людьми, представить, откуда они пришли в оазис Мургаба, какую культуру принесли, как ассимилировались с местными племенами, как жили, как строили, как создавали те сокровища, которыми сегодня мы восхищаемся. Следуя за исследователями Маргуша, развивая их предположения в художественном ключе, я попыталась в двух книгах романа разобраться, как новая страна занимала свое положение среди других стран Азии и Ближнего Востока, как жили люди в период расцвета Маргуша и почему прекрасная страна канула в небытие на тысячелетия.

В романе описаны реальные строения – дворец царя, храмы, башни, цитадель, – уникальные ювелирные изделия, найденные во время раскопок, растительность, животные, которые в те времена, судя по находкам и их анализу, наполняли плодородные берега Мургаба. Описания жителей Маргуша тоже не случайны. Их внешность «списана» с образов маргушцев, восстановленных антропологами по останкам, обнаруженным в многочисленных погребениях. Божества шумеро-аккадского пантеона, культура жителей Месопотамии принята за основу при описании культуры и верований жителей Маргуша в ранний период. Многие артефакты с раскопок, при сравнении с подобными, найденными в странах Древней Месопотамии, дают основания для такой аналогии. Сделан акцент на почитание жителями Маргуша стихий огня, воды и земли, а также особого напитка жрецов – хаомы, которое отражает протозороастрийскую направленность их верований, что особо отмечено исследователями Маргианы.

Выражаю сердечную благодарность руководителю Маргианской археологической экспедиции, доктору исторических наук, академику Виктору Ивановичу Сарианиди и его заместителю, антропологу, доктору исторических и биологических наук Надежде Анатольевне Дубовой за консультации и помощь при написании романа. Моя особая благодарность всем ученым, исследователям, чьи труды помогли разобраться и понять многое о жизни, верованиях и быте людей такой далекой эпохи.

Всем, кто держит в руках эту книгу, желаю приятного чтения и надеюсь, что после этого древняя страна Маргуш станет более близкой и понятной.

С наилучшими пожеланиями Галина Долгая

Книга первая. Маргуш: рассвет

Повели исчезнуть или появиться – и будет!

«Энума Элиш», эпос о сотворении мира

Пролог

1846 год, Англия, Лондон

«Говорит Дарий-царь: если ты увидишь эту надпись и скульптурные изображения и не разрушишь их, а будешь охранять по мере сил, пусть Ахурамазда будет тебе другом и пусть твой род будет многочисленным, да будешь ты долголетен, и пусть Ахурамазда даст благой конец тому, что ты делаешь».

Поставив точку, Генри Роулинсон выпрямился и отложил перо. Затем поднял лист бумаги перед собой и торжественно прочитал первые слова вслух:

– Говорит Дарий-царь!

В тишину кабинета, в котором работал сэр Генри, словно ворвался поток горячего воздуха. Как наяву из поднебесья послышался пронзительный крик орла, и исследователь вновь оказался в Персии – там, где в скалах более двух тысяч лет тому назад были высечены письмена, расшифровкой которых и занимался молодой дипломат и исследователь.

Бехистунская скала, высотой более полутора тысяч футов, как длань старческой руки, венчает узкий хребет, отходящий от основного массива Загросских гор в Керманшахскую долину. В озере под скалой всегда холодная и чистая вода. Из глубины земли бьют ключи, и воды столько, что хватает на целую реку, вытекающую из озера.

Многие века к этому благодатному оазису стремились караваны. Отдыхая в прохладе, путешественники взирали на барельеф царя, выполненный талантливым, но безвестным мастером в полный рост и во всем величии победителя. Надписи над и под барельефом на Бехистунской скале видели современники Дария, воины Александра Македонского, арабские завоеватели. Но лишь в начале девятнадцатого века исследователи озадачились их смыслом, потерянным в веках. И сейчас один из них занимался расшифровкой части надписей, сделанных на древнеперсидском языке.

– Доброе утро, сэр Генри! – сдержанно-веселый голос молодого помощника вывел Роулинсона из задумчивости.

– Утро доброе! – ответил он и, пригласив гостя присесть, подал переведенный отрывок. – Прочитайте, дорогой друг! Удивительно! Царь Дарий завещает хранить его послание!

– Удивительно то, что его до сих пор не уничтожили, – иронично заметил Джордж, пробегая взглядом по строкам.

Сэр Генри облокотился на спинку стула, положил свои огромные ладони на стол, заваленный бумагами, и подтвердил:

– Как вы правы, друг мой! Вот даже по египетским пирамидам сам Наполеон стрелял, и, замечу, – из пушки! – он еще более оживился, встал из-за стола и, обойдя его, сел напротив своего щеголеватого помощника. – Да что Наполеон! Я сам видел следы обстрела Бехистунской скалы! Кто-то тоже порезвился, не без этого! Если бы надпись была сделана хотя бы метров на двадцать ниже, ее бы уже наверняка уничтожили. А так… – сэр Генри закинул ногу на ногу и с широкой улыбкой, не без хвастовства, спросил: – Знаете ли вы, что только мне удалось скопировать почти все надписи? А это, я вам скажу, было непростой задачей! Четыре года я каждый свободный от службы день ездил к той скале и висел на головокружительной высоте, балансируя, как канатоходец, на корабельной веревке, привязанной за выступы на самом верху. И срисовывал, срисовывал, – он бережно приподнял ворох бумажных рулонов на столе.

– Да уж, и как только вы умудрились залезть на ту гору – и высота, и крутизна… Браво, сэр Генри! Браво!

– Скажу откровенно – это были лучшие годы моей жизни. Такого азарта, такого щекотания нервов я не испытывал больше нигде, разве что, когда нащупал разгадку, когда все эти палочки, закорючки, что вы теперь можете видеть на этих рулонах бумаги, начали обретать смысл. – Роулинсон встал и заходил по кабинету, меряя его широкими шагами. – И все же насколько вперед видел персидский царь! Приказать высечь в скале на высоте около пятисот футов барельеф с подробными надписями, к тому же на трех языках – древнеперсидском, аккадском, эламском!.. И сколько открытий уже сделано, сколько еще предстоит и это все благодаря тщеславной идее Дария! Провидец, да и только! Да и его самого мы теперь знаем, как самих себя. Высокий для тех лет, подтянутый, гордый.

1