Дом с закрытыми окнами | Страница 1 | Онлайн-библиотека

Эзотерическая литература. Гороскопы. Гадания. Сонники. Бесплатно, без регистрации.
Вакансии. Поиск работы в вашем городе. Бесплатно, без регистрации.

Выбрать главу

Иван Баринов, Дмитрий Лин

Дом с закрытыми окнами

Глава I. Пробуждение

Михаил открыл глаза. Голова по-прежнему сильно кружилась, а взгляд был застлан сплошной пеленой, поэтому он не мог рассмотреть то место, где находится. Такое состояние не было для него чем-то новым. Ведь последние несколько месяцев он постоянно прикладывался к бутылке, считая, что его жизнь прошла впустую.

В свои тридцать пять лет он ни разу не был женат, да и детей у него тоже не было. Говорить о том, что он ненормальный, было бы неправильно. Ведь когда-то он тоже любил. Любил очень сильно и искренне, отдавая своим чувствам всего себя.

Эта история началась, когда Мише было чуть больше семнадцати. Однажды в школе он встретил красивую девушку, и его сердце наполнилось такими чувствами, каких раньше он не испытывал. Девушка поначалу отвечала ухаживаниям парня, однако в скором времени решила воспользоваться его чувствами. Заставляя выполнять все её прихоти и пожелания, словно он был её игрушкой. Ведь она не испытывала к нему взаимности, а парень по своей наивности этого не видел. Старался угождать во всем и всегда. Но однажды девушка встретила другого парня, что оказался на ее взгляд гораздо достойнее Миши.

Теперь она твердо решила строить отношения с другим человеком, а Миша оказался лишним. И однажды при встрече девушка грубо прогнала его. Но и этого ей показалось мало: она наговорила столько плохого в адрес Миши, что его сердце не выдержало и разбилось на мелкие кусочки. Он навсегда утратил веру в женщин. И теперь, встречая новую девушку, Миша сразу вспоминал о своей первой и единственной неудачной любви, предполагая, что и здесь все будет точно так же. Он решил, что все женщины одинаковы, и такое чувство, как любовь, им недоступно, во всем они видят лишь корыстные интересы. От этого Михаил решил заглушить свои желания изучением наук – не совсем традиционных. Больше всего его привлекали оккультные науки, ведь темные силы могли предложить очень многое, дабы отомстить неугодным людям.

Однако Михаил не был уверен, что поступает правильно, поэтому применять на практике свои знания не решался.

Его же друзья были с этим категорически не согласны, считая, что необходимо заняться практической частью. Поэтому при каждом удобном случае они предлагали это сделать, но Михаил сомневался, оттягивая этот момент как можно дальше. Лишь по вечерам, оставшись один в своей квартире, он открывал одну из любимых книг по оккультным наукам и мистицизму, погружаясь в глубь этого прекрасного и, как он считал, важного чтения. Забывая обо всех проявлениях любви как чувства.

Конечно, поначалу Мишу это не так сильно расстраивало, но однажды, проснувшись утром, он осознал очень важный аспект: все его друзья уже обзавелись семьями и детьми, а он… что он сможет оставить после себя?..

Все это сильно его расстроило, затронув самые глубокие чувства, которые он долгое время держал при себе. Он был настолько обескуражен, что взял один из крепких напитков и стал топить свои эмоции на дне граненого стакана. Поэтому периодически просыпался в подобном состоянии, и конечно, имел большой опыт борьбы с ним.

Миша приподнялся на одной руке и осторожно пошлепал себя по щекам, тем самым пытаясь разбудить свое спящее сознание. И это ему удалось – через мгновение глаза смогли различить небольшие огоньки. А еще через мгновение он увидел маленькие светильники в виде свечей, что висели на стенах неизвестного дома и освещали пространство.

– Интересно, куда это меня занесло? – хриплым голосом сказал он и сел на колени, при этом обняв свою голову обеими руками. Она по-прежнему кружилась, поэтому, закрыв глаза, Миша сосредоточился.

Из-за такого состояния подняться на ноги не получалось. Поэтому он решил попытаться припомнить последние события, что могли привести его в это странное место.

Михаил сосредоточился, напрягая память. Он помнил, как пришел домой, сел за стол и приступил к ужину. Потом зазвонил телефон, в котором раздался голос хорошего друга Сергея, и тот предложил следующим вечером сходить на кладбище и наконец приступить к практике. Заняться вызовом демона – демона ночи. Миша, конечно, не сразу, но все же согласился, решив, что время действительно пришло. Поэтому, положив телефон, он достал из холодильника охлажденную бутылку, налил из нее в стакан.

На этом воспоминания обрывались. Михаил вновь сосредоточился и попытался вспомнить что-либо еще, но все было тщетно, воспоминания обрывались. «Неужели я так сильно напился, что не помню, куда забрел?» – мелькнуло у него в голове. Тут он почувствовал, что начали замерзать ноги. Михаил открыл глаза, и увидел под собой серый холодный бетонный пол. Зрение постепенно стало подстраиваться под сумрачный свет, и он смог различить на полу какие-то линии, выполненные из маленькой плитки. «Возможно, – подумал он, – когда-то эта плитка была цветная, теперь же она стала такого серого, холодного цвета, как и ее хозяин. Почему хозяин?..» Не найдя ответа на этот вопрос, Михаил решил встать и осмотреться. Опустив руки, он осторожно начал подниматься. При этом ему приходилось опираться на холодную, безжизненную стену. Окончательно придя в себя и встав, Михаил решил внимательно осмотреть помещение. Тем более что к этому моменту глаза подстроились к здешнему сумраку.

Первое, что он увидел, – небольшое запыленное зеркало, которое достаточно давно висело на стене. Определить это было несложно, так как на зеркале лежал толстый слой пыли. Он подошел к нему и, протерев рукой пыль, увидел грубое лицо человека, любящего выпить.

«Да, – вздохнул он, – врачи ведь правду говорят: водка из человека делает обезьяну». В зеркале отражалось опухшее, с повисшими мешками под глазами лицо, поросшее двухдневной щетиной. Михаил провел ладонью по колючему подбородку.

«Да, Миша. Тебе надо срочно бросать пить, – сказал он вслух, рассматривая себя. – А то закончишь свой век где-нибудь под забором или в сточной канаве».

После этого он невесело хмыкнул и повернулся в профиль.

Было видно, что у него уже начинает появляться живот. Его черная футболка с пентаграммой во всю грудь немного выпирает вперед в области живота. Миша снова повернулся лицом к зеркалу и оглядел себя с ног до головы. Его черные коротко подстриженные волосы были в пыли. От этого они казались посеребренными. Черная кожаная куртка также была вся испачкана в пыли. Синие джинсы оказались порванными на коленях. Серые кроссовки фирмы «Reebok» тоже были порваны.

«Вот черт, – вздохнул Михаил, – это мои самые любимые кроссы, купленные за три тысячи рублей! Ах!» – махнул он рукой, отвернувшись от зеркала.

Теперь он решился оглядеться и понять, где находится. На стене напротив него висели три подсвечника с длинными лампочками в виде свеч. Однако их свет был настолько тусклым, что с трудом можно было разглядеть стену вокруг них. Поэтому Михаил подошел поближе и стал разглядывать обои. На их зеленоватом фоне проходила золотая оливковая ветвь, красиво обвивающая такую же золотую трость. На полу лежал длинный ковер непонятного цвета. В этом сумраке нельзя было рассмотреть его рисунок. Да и никаких пометок видно не было, однако окружающая обстановка на помнила ему музейную архитектуру. Только здесь было неестественно тихо. Не было слышно никаких звуков, даже светильники не издавали своего привычного электрического жужжания. Потолок же вообще оказался не виден, тьма, словно непроницаемый ковер, скрыла его. «Окна», – пронеслось в голове Михаила. Он стал осматриваться по сторонам, но не смог найти их. Однако, подняв голову вверх, он увидел, что окна располагались гораздо выше, чем должны, почти под самым потолком, где тьма скрадывала их верхушки. При этом они были затянуты черной, словно ночь, непроницаемой тканью, что скрывала улицу, не давая проникнуть ни единому лучику света.

Миша тут же хлопнул себя по карману и залез рукой внутрь, но не нашел там своего мобильного телефона. Тогда он дернул руку, обнажая запястье, и облегченно вздохнул, увидев там любимые механические часы. Они очень массивно смотрелись на его руке, так как были сделаны из серебристого металла, с большим черным циферблатом, на котором был нарисован человеческий череп. Часы показывали двадцать минут пятого. «Ничего себе, который час. Я так рано никогда не просыпался», – промелькнуло в его голове, и он широко зевнул.

1