Выбрать главу

Орис Хант

Падшие

Пролог

Мир одинаковых людей

Вы никогда не задумывались, насколько однообразна ваша жизнь?

Каждое утро вы встаёте, умываетесь и уходите по делам. Каждый день встречаете одинаковых людей, которые сегодня действуют так же, как и вчера. Каждый вечер возвращаетесь домой, снова умываетесь, ложитесь спать. Захватывающе?

Не думаю. Просто вы привыкли так жить и считаете, что это нормально. Сами до такого докатились? Вряд ли. Вам сказали. И показали. Так делают все, и это – норма.

Для интереса можете выйти на улицу и посмотреть в лица людей. Вы никогда не замечали, что они все сделаны по нескольким однотипным шаблонам, различающимся лишь в деталях? У кого-то, допустим, нос крюком, кто-то блондинист, а вон у того типа глаза карие. И всё? И только из-за этого следует говорить об уникальности человека?

Или, может, из-за действий? Про стандартное «привет-пока» я вообще молчу. Но разве вы не замечали, что часто реагируете так или иначе только потому, что так – надо? Что на похоронах нужно грустить и плакать, на праздниках – веселиться, а всё остальное время ходить с хмурым лицом? Иное поведение ненормально, а значит, будет осуждаться.

Так вот, мне это надоело.

Часть I. «Эпсикида»

Глава 1

Апрельским днём

1

– Что, опять? – устало спросил муж.

– Да, опять! Мы каждую неделю туда ездим! Семью кормить-одевать кто будет, а? – истерично крикнула жена.

– Да ладно, я же не…

– Ты не, ты не! – передразнила жена. – Обо мне и о ребёнке бы подумал!..

– Всё, тихо, тихо, – примирительно сказал муж. – Собираюсь уже.

– И снова тут, – усмехнулся парень.

– Да ладно тебе, – ответила девушка. – Всё равно по воскресеньям делать нефиг. А тут хоть погулять можно.

– Ага, знаю я тебя. Щас сядем на лавочку и будем сидеть. Как всегда.

– Ой, ну ты и зануда…

«Ох, башка-то как трещит», – думал Дядя Вася, заходя в Торговый Центр.

– Почему именно сегодня? – спросил худой длинноволосый парень по имени Гит: музыкант, лентяй и немного нытик.

– Звиняй, я опять на нуле, – развёл руками Он, его лучший друг: разгильдяй, пофигист и вечный нищеброд.

– Да понятно, но чего в выходной-то? Народу тьма будет.

– Скидки, – лукаво улыбнулся Он.

2

Что может быть лучше выходного дня? Люди выбираются за покупками, приходят в магазины, толкаются, покупают всякую фигню (или просто праздно на неё пялятся), затем идут в супермаркет за продуктами. Потом – домой, разгребать купленное. И так каждое воскресенье.

В тот день я собирался немного изменить их распорядок. Получится ли это у меня? Каковы будут последствия? Честно – не знал. Но попробовать хотелось.

Мне нужно было ружьё, патроны к нему. И ещё – небольшая группа людей.

– Вот мы и на лавочке! – воскликнул парень и скорчил дурацкую рожу.

– Да иди ты! – воскликнула девушка и притворно обиделась.

– С удовольствием! Пойдём в кафешку. Там хоть заняться будет чем.

– Тебе лишь бы пожрать, – заметила девушка. – А чтоб просто так со мной посидеть, так беда.

– Хм, – хмыкнул Он, проходя мимо парочки, сидящей на лавочке. – Как обычно, кучка чуваков, которым время некуда девать, – сказал Он Гиту. – О, давай сюда зайдём? – указал на магазин для охотников и рыболовов.

– Зачем тебе туда? – спросил Гит.

– Ну, так… – пожал плечами Он. – Там же часто всякие странные ништячки есть, во-о-от.

Дядя Вася выбирал пиво в супермаркете. Голова у него болела до сих пор.

Муж с женой и их дочка вошли в Торговый Центр, сдали свои куртки в гардероб и пошли дальше – отовариваться.

3

– Смотри, какие красавцы! – сказал Он, указывая на ружья, висящие на стене.

– Ты хоть стрелять-то из них умеешь? – спросил Гит.

– Не знаю, не пробовал, – ответил Он. – Но менее красивыми их это не делает!

Муж сидит на лавочке, уже весь взмокший и уставший. Жена с дочкой умотали в очередной бутик, а он остался сидеть с пакетами. Как всегда.

– Сколько с меня?

– Сорок.

– Но как? – занервничал Дядя Вася. – Там же было написано, что две бутылки по цене одной. За двадцать.

– Это старая акция. Цена ниже была.

– Но на жёлтой бумаге большими цифрами…

– Вы будете платить?

– У меня не хватает на две.

– Тогда берите одну.

– Вот у меня есть тридцать пять. – Дядя Вася отсчитал мелочь. – Давайте я вам отдам всё сейчас, а пятёрку недостающую вы мне простите…

– Если не хватает, берите одну, или не берите вообще, – раздражённо ответила кассир.

– Но мне нужны две! Да что вы, не можете, что ли…

– Сейчас охрану позову!

4

– Ладно, пойдём, – вздохнула девушка.

Итак, пара всё-таки пошла в кафе.

– Пошли в кафе? – сказал Гит, когда ему надоело разглядывать охотничье снаряжение.

– Пошли, – ответил Он.

Итак, Гит и Он также направились в кафе.

– Слушайте, может, перекусить сходим? – устало предложил муж.

– Тебе лишь бы жрать! – воскликнула жена.

– В кафе? В кафе? В кафе? – дочка дёргала отца за рукав.

– Да, – ответил отец.

– Мам, пойдём, мам, пойдём… – теперь дочь донимала мать.

– Хорошо, доченька, идём, – мать наклонилась и поцеловала своё чадо в лоб, затем сурово взглянула на мужа: – Давай быстрей только.

На входе в охотничий магазин столкнулся с какими-то парнями. Они извинились, пошли дальше. Вежливые, я аж удивился. Обычно передо мной никто не извиняется.

Вошёл я в магазин, подошёл к стенду с винтовками и стал выбирать.

Выбрал.

Жестом подозвал продавца, он мне всё объяснил.

Так я купил винтовку. Что хорошо, у меня не потребовали никаких документов, справок или ещё чего. Просто взяли и продали огнестрел. Что меня удивило.

Однако всё шло по плану.

5

Он и Гит заходят в кафе. Оно практически пустое (вероятно, потому, что сейчас утро).

Он замечает верещащую девочку. Она что-то клянчит у полного мужчины (видимо, её отца), который пытается её не замечать. Шуму-то сколько! А кассир, напротив которого стоят эти двое, усиленно старается не затыкать уши руками. По нему прям видно, как он мучается.

За одним из столов сидит женщина. Вокруг неё – куча пакетов. И на столе тоже пакеты. А женщины на самом деле не видать, но Он догадывается о её существовании, когда куча пакетов внезапно начинает вопить: «Купи ей картошку!».

В дальнем углу сидит парочка, которую Он уже видел. Они беседуют и едят. Девушка вроде обижена, а парню всё равно: он обгладывает куриную ножку.

6

Я зарядил ружьё, зашёл в кафешку и выстрелил в потолок.

Кто-то закричал. Паренёк, стоявший за кассой, дал дёру. Остальных я жестами согнал в одну кучу и повёл туда, где раньше находился кассир.

Почему я выбрал именно кафе? Потому что там тогда было меньше всего народу: время обеда ещё не пришло.

– Отпустите меня, э! Отпустите, бл**ь, вы!

Двое охранников пытались оттащить Дядю Васю подальше от супермаркета. Дядя Вася сопротивлялся: не желал уходить без своего пива.

Внезапно послышался резкий хлопок. Дядя Вася остановился, его конвоиры тоже.

– Что это было? – спросил один охранник у другого. Ему ответил громкоговоритель:

– Внимание! Немедленная эвакуация! В Торговом Центре произошёл теракт!

7

Когда меня обозвали террористом, я был несколько уязвлён. Ведь я просто взял в заложники кучку людей, а это ну никак нельзя считать признаком террористического акта! В конце концов, в заложники сегодня не берёт только ленивый. Уж в такое время мы живём.

Однако я снова отвлёкся.

Собрав людей в кучу и открыв дверь по ту сторону кафе (то есть к кассам, кухне и прочему), я хотел заставить своих заложников зайти внутрь. Собственно, заставлять их и не пришлось – достаточно было потыкать в них ружьём: они сразу подняли руки и пошли туда, куда я только собирался указать. Причём все сразу и чисто машинально. То ли фильмов насмотрелись, то ли ещё что, но в тот миг они все действовали абсолютно одинаково.

1