Выбрать главу

Александр Островский

Расстрел «Белого дома». Черный Октябрь 1993 года

© Островский А.В., 2014

© Книжный мир, 2014

Введение. Мятеж или провокация?

Такое бывает не часто.

Днем 4 октября 1993 г. в центре Москвы появились танки. Они вышли на Калининский мост и открыли огонь по Дому Советов, прозванному в народе «Белым домом».

Кадры горящего здания парламента обошли весь мир.

Официальная версия гласит: накануне в Москве вспыхнул коммуно-фашистский мятеж, организованный вице-президентом А. В. Руцким и председателем Верховного Совета Р. И. Хасбулатовым; участники мятежа захватили мэрию, попытались взять останкинский телецентр, развязали кровавые столкновения на улицах города; блокировав мятежников в «Белом доме», правительство вынуждено было пойти на штурм.

По другой версии, 3 октября в столице произошло стихийное восстание сторонников парламента. Оно явилось ответом на незаконный роспуск Верховного Совета и Съезда народных депутатов, последовавший 21 сентября, ответом на массовое, зверское избиение участников митингов протеста, волна которых прокатилась по Москве.

Согласно третьей версии, октябрьские события 1993 г. – это организованная Кремлем провокация, цель которой заключалась в том, чтобы с ее помощью оправдать и роспуск парламента, то есть государственный переворот, и расстрел «Белого дома».

Однако дело заключается не только в том, как рассматривать события 1993 г. Возникают и другие вопросы.

Разве не А. В. Руцкой весной 1991 г. сорвал попытку народных депутатов отстранить Бориса Николаевича Ельцина от должности спикера, а затем в том же году поддержал его на президентских выборах и таким образом стал вице-президентом?

Разве не Руслан Имранович Хасбулатов, как утверждают некоторые, первоначально «служил Борису Николаевичу» так, что готов был «вылезти из сорочки»? И разве не Борис Николаевич, уйдя с поста спикера, навязал депутатам Руслана Имрановича в качестве своего преемника?

А разве не с молчаливого согласия Верховного Совета Б. Н. Ельцин сначала приостановил, потом запретил деятельность КПСС? Разве не Верховный Совет осенью 1991 г. поддержал курс Б. Н. Ельцина на проведение «шоковой терапии»? Разве не Верховный Совет ратифицировал Беловежское соглашение и тем самым одобрил уничтожение СССР?

Почему же вчерашние соратники стали врагами?

Что развело их по разные стороны баррикад?

Иначе говоря, из-за чего в октябре 1993 г. на улицах Москвы лилась кровь?

Интересующие нас события уже получили отражение в литературе. Однако за небольшим исключением, это – или мемуары, или публицистика.

Особую известность получила книга И. Иванова «Анафема», имевшая в первом издании подзаголовок «Записки разведчика». Из ее содержания явствует, что И. Иванов был близок к министру обороны генералу В. А. Ачалову, имел чин «полковника» и во время описываемых событий вел дневник.

Между тем в печати высказано мнение, что автор этой книги «лицо вымышленное», а сама она – не заслуживающий доверия апокриф.

Поскольку молва называла автором «Анафемы» известного журналиста, заместителя главного редактора газеты «Завтра» Владислава Владиславовича Шурыгина, я обратился к нему. В. В. Шурыгин подтвердил, что имел отношение к подготовке газетного варианта книги, но назвал ее автором другого человека. В период описываемых в ней событий он действительно находился в «Белом доме» и являлся одним из помощников В. А. Ачалова, поэтому не только располагал редкой информацией, но и имел доступ к не менее редким материалам, использованным в книге.

Оказалось, он и не «полковник», и не «разведчик», а доктор экономических наук Марат Мазитович Мусин, переиздавший свою книгу в 2009 г. под названием «Месть президента».

Книга была написана в невероятно короткие сроки. Предисловие к ней датировано 14 ноября 1993 г.. Отдельные главы появились на страницах газет уже в конце 1993 – начале 1994 гг. 9 августа 1994 г. книга увидела свет в качестве приложения к газете «Завтра». 1995 г. датировано ее первое издание, 2003 г. – второе, 2009 г. – третье.

14 мая 1998 г. Государственная дума создала Комиссию по дополнительному изучению и анализу событий, произошедших в городе Москве 21 сентября – 5 октября 1993 года, под председательством Т. А. Астраханкиной. Комиссия подготовила специальный доклад, который 20 сентября 1999 г. был рассмотрен на заседании Государственной Думы и через три года опубликован.

На сегодняшний день это наиболее полное официальное рассследование осенних событий 1993 г. Однако поставленные выше вопросы доклад оставил открытыми.

В поисках ответа на них мною были использованы не только опубликованные документы, воспоминания, интервью, но и устные свидетельства участников тех событий. Среди них – бывший тогда министром обороны Российской федерации Владислав Алексеевич Ачалов, министр внутренних дел Российской Федерации Андрей Федорович Дунаев, председатель Исполкома Федерации независимых профсоюзов России (ФНПР) Игорь Евгеньевич Клочков, председатель Исполкома Фронта национального спасения (ФНС) Илья Владиславович Константинов, командир Добровольческого полка Александр Алексеевич Марков, лидеры Союза офицеров Станислав Николаевич Терехов и Юрий Николаевич Нехорошев, глава Администрации президента Российской Федерации Сергей Александрович Филатов, председатель Верховного совета Российской Федерации Руслан Имранович Хасбулатов и др.

Всего мною было опрошено более пятидесяти человек. Кроме названных выше, это – Н. В. Андрианов, В. И. Анпилов, М. Г. Астафьев, Н. С. Афанасьев, И. М. Братищев, В. М. Бурхайло, С. А. Бурцев, В. С. Буханистый, Н. О. Глаголева, С. И. Долженко, Ю. Ф. Еремин, В. И. Зоркальцев, Л. Г. Ивашов, В. Б. Исаков, Г. Ф. Кирюшин, Ю. Н. Калинин, А. Л. Климовских, Е. А. Козлов, Ю. В. Колосков, Э. А. Коренев, В. Ю. Кузнецов, В. Д. Лобок, Ю. А. Нерсесов, С. А. Осминин, М. Н. Полторанин, А. П. Проскурин, С. Н. Решульский, А. М. Сабор, О. Т. Сазонов, И. И. Сапегин, В. М. Смирнов, В. М. Соловейчик, Н. О. Сорокин, Б. В. Тарасов, М. Г. Титов, Н. М. Харитонов, В. И. Хоухлянцев, В. В. Федосеенков, А. Д. Цыганок, К. А. Черемных, В. В. Шурыгин, В. А. Югин.

К сожалению, не ответил на мое письмо исполнявший в 1992 г. обязанности премьера Егор Тимурович Гайдар. Подобной же была реакция лидера Коммунистической партии Российской Федерации (КПРФ) Геннадия Андреевича Зюганова. Заявив, что у него есть дела поважнее, отклонил мое обращение к нему бывший тогда заместителем министра обороны Альберт Михайлович Макашов. Через десять минут после начала встречи указал мне на дверь лидер «Трудовой России» Виктор Иванович Анпилов.

В условиях, когда многие участники той трагедии еще хранят молчание или же ограничиваются строго дозированной информацией, когда для исследователя закрыты архивы Администрации президента, ФСБ, МВД и других государственных учреждений, нарисовать полную картину происходивших осенью 1993 г. событий невозможно.

Поэтому свою книгу я рассматриваю лишь как попытку реконструировать ход тех событий, понять их действительный смысл и хотя бы частично ответить на вопрос, из-за чего тогда на улицах столицы лилась кровь.

Считаю необходимым выразить признательность создателям портала «Русское воскресенье» и сайта «Октябрьское восстание 1993 г.»

Глава 1. На пути к перевороту

У истоков конфликта

Чтобы понять, когда и как возник конфликт между президентом и парламентом, следует вернуться к весне 1985 г.

Одной из ударных фигур, которые новый Генеральный секретарь ЦК КПСС М. С. Горбачев использовал в борьбе против своих противников, стал бывший первый секретарь Свердловского обкома КПСС Борис Николаевич Ельцин. Возглавив Московский горком КПСС, он начал кадровую чистку партийного и советского аппарата столицы.

1