Выбрать главу

Думки девичьи горькия

запуталась девка я

Инна Фидянина-Зубкова

© Инна Фидянина-Зубкова, 2016

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Когда совесть с планеты ушла

Я проснулась и поняла:СОВЕСТЬ с планеты УШЛАПросто Совести больше нет —закрылась она на обед,в синем море купается,с людями она не знаетсяв чаще сидит иль на небе?Пока все мысли о хлебео домах, о яхтах богатых,Совесть ушла виноватои больше уже не вернётсяа тех найдёт, кто не сдаётсягде то в чужих мирах..Вот я сижу на сносях:кто ж у меня родится,на без совести где пригодится,куда пойдёт и зачем:за золотом, в власть? «Почёмнынче совесть?» – скажет,а если скажет – повяжути кинут в темницу.. да, да!Ведь Совесть ушла навсегдаи никогда не вернётсяЛадно. Раз мать не сдаетсязначит и ты расти, мой сынок,как в в поле бессовестный колосок:беги отыщи нашу Совесть!Тогда напишу ДРУГУЮ я повесть.

Любовь на дне колодца

На дне колодца лежала ЛЮБОВЬЯ ее вновь и вновьне поднимала —боялась вспугнуть, ведь немалоее от меня улетело..Вокруг колодца несмелоя кругами ходила,внутрь заглядывала, отходила.А дома уже подумала:«Какая ж я все таки умная —каждому Антошкедосталось от меня понемножку!»* * *И вот последний Антошкане очень то и рассердился,когда от меня удалился.Я вздохнула свободно:вот она ваша любовь – ПРОХОДИТ!Проходящая любовь проходилая сама себе тихонько говорила:«Какая девочка я разумная —не прыгнула, как полоумнаяна дно непростого колодца!»Ну ПОЧЕМУ же прыгнуть так хотца?

Плач девицы

Ой одна я у маменьки,одна одинешенька я у папеньки,никто замуж меня не берёт —никто в наши ворота не пролезает!«А широки ли ворота?»Папка сделал для кота.Ой одна я несчастная горемычная!«К горю мы привычные!»Да кто это всё лезет – плакать мешает?«Сосед твой Мишаня!»Я соседей с малых лет не видала —маманя гулять не пускала.Страшной ты сам али нет?«Пригож собой, покашто не дед.»Ой жизнь моя нескладная,гори она неладная!Замуж то меня, Мишаня, возьмёшь?«Через забор ко мне сиганёшь?»А зачем мне через забор сигать?«По другому мне тебя не украсть!»Ой-о-ой ведь папанька будет ругатися,а маманька по полу кататися!Уходи подальше Михайло,мово деда не видел ты хайло!«Тьфу на тебя, дура деревенская!»Ой да несчастная я, честная!И зачем бог мучился: делал из меня мученицу?Пойду ка я да утоплюся в корыте..– Голову свою не простудите!Кто ж опять мне плакать мешает?– Борька! – хряк с корыта вещает.Тьфу на тебя, Борька, сто раз тьфу!!– Доплюёшься – замуж не возьму!

Устала я

Ничего уже не свято,кроме этих островов.Я не клятаи не мята,а хватаюсь за перо:«Предпоследние денёчкимежду миром и войной.Напишу… одни лишь точкимежду мною и тобой.Вот хожу, считаю правду:сколько в мире было зла?Всё пусто, несправедливо.У меня болит спина.»* * *Ничего уже не свято,кроме этих островов.Я не клята и не мята,просто мало просто слов:«Между мною и тобойматерик лишь небольшойи вода вода вода, а до смерти четыре шага:первый шаг – мой первый бойшаг второй – морской прибой,третий шаг – наша победа,а четвёртый – уж доедуможет быть, когда нибудьдо тебя. Ах, дай уснуть.Я не верю в наше счастье,у меня ведь нету платья,нету у меня и слёз,а БЕЗ СЛЁЗ ты не возьмёшь!Всё, прощай. Письмо помято.Я устала. Нет, не клята,я любила островаи немножечко тебя.А вблизи? Вблизи – не знаю,ведь пока не приласкаешь,ничего и не поймёшь.Дрожь по телу? Это ложь.»Просто Вовочке письмо.Не смотрите, что ононе любовно и не свято,так, в преддверии утраты.Я на Русь гляжу устало:стороной, войной? Немалоещё ворогов на нас…Ну что ж, а я рабочий класс!

Заболела я

Захворала я, заболела,не спала, не пила и не ела,а по бережку морскому ходилана море синее дулась, говорила:«Ай плевать на всё уже на свете,несчастливые растут у меня дети,горемышны будут мои внуки,и сама я – то в печали, то в разлуке.На пороге почему то война,никому она не нужна;а у богаодна дорога:от рожденья к погосту.«Ну здравствуй, Вова, я в гости!»Заболела я, захворала,не пила, не ела, но всталаи отправилась на работуа там.. дураки. Я бродомпобежала от  них да поплакала.Смотрю на себя: я жалкая,жалкая, пустомельная,обессиленная, не дельная.А на улице просто вьюга —не моя родная подруга.Просто я жить устала.Опять скажешь: «А ну села, встала,отжалась, пошла по кругу!»Нет, не к милому другу?* * *Наварю варенье —будешь его кушать.Никому НЕ НАДОстихи такие слушать.

Тебя кто нибудь да признает

Каждый на этой планете мужчинамог бы быть моим мужем,чёртом и даже сыном..– Но на кой ляд мне такой нужен? —говорила я мрачно. —То турок, то арабчёноки даже вроде бы негритёнокКуда же, скажите, деватьсямне, татаро-монголочке?Сяду ка я на лодочкуи подальше от этого края —туда, где я не узнаюв каждом проходящем мужчинечёрта, сына и мужа:на святую звезду Андромеду,короче, пойду и поеду!И скажут мне там: «Ну здравствуй,будь с нами ты лаской,медузой или Горгоной.Но хотим от тебя одного мы:чтобы ты была нам женою,дочкой, мамой, свекровью..Иди ка пройдись, родная —тебя кто нибудь да признает!»

Она и люди, охраняющие праздник

Она любит свои приметыона плачет, когда нет ни зимы, ни весны, ни лета.Она уходит не маясь, с городом не прощаясь,не встречаясь с своей роднёй.Ей говорят: «Дверь закройи отойди отсюдапокуда покуда покударассматриваем мы лица,а на лицах ресницы.Вот такой это, девочка, праздникпраздник – какой то проказник.Тебе не весело? Нам вроде тоже.Наши лица на что то похожи..»– Они похожи на лица,на которых должны быть ресницы,на которых должна быть маскаарлекина или гримаса,но почему то нету.Вы, люди в костюмах, раздеты,разуты, не на ту ногу обуты? —она им задавала вопросы.Они обещали бросить —стоять и следить за народом:«Да что ему будет, приходу?»Она тоже пообещалапойти домой, выпить чаюи не следить за народом:– Да что ему будет, уроду?Вот так и закончилось лето.Она рыдала с утра до беда,вспоминая серых людей —у ней не было никого РОДНЕЙ.

Я тебя недолюбила

Мы совсем не виноватыв своей жажде бытия.Вольно вольно иль невольноумираем – всё не зря.Длинноногими сердцамимы идём куда то вдаль,длиннорукими умамизагребаем – что не жаль.* * *Нарисуй мне сегодня бойсамый кровавый такой,и я в том бою тону..Затеяли мы игруиз непролазных мечаний,встреч, побед, расставаний.Зачем же и мне сгорать?Ты положишь меня на кроватьи мы вместе уснёмгорьким горьким огнёмнашей ненависти и любви.Я на небе. Ловиприветы моиКонец ознакомительного фрагмента. Полный текст доступен на www.litres.ru
1