Выбрать главу

Евгений Белозерцев

Образование. Историко-культурный феномен

© Е. П. Белозерцев, 2004

© Изд-во Р. Асланова «Юридический центр Пресс», 2004

Для кого и как появился данный курс лекций

(Вместо предисловия)

Русская боль и русская тревога за нашу культуру не должны ослабевать в это трудное и ответственное время, когда задачи так огромны, культурные силы так разрозненны и слабы, а национальное самосознание так придавлено. И в грядущее, к будущей, молодой России, обращено наше упование, наша вера.

С. Н. Булгаков

Курс лекций «Образование: историко-культурный феномен», подготовленный с ориентацией на государственный образовательный стандарт высших учебных заведений, содержит необходимый объем знаний по теории, истории и философии образования и, как показывает наш опыт, удачно встраивается в систему гуманитарных, социально-экономических (блок ГСЭ) и общих педагогических (блок ОПД) дисциплин.

Как появился данный курс лекций?

Наука и практика – вопреки распространенному мнению – развиваются не от незнания к знанию, а наоборот: от знания к незнанию. Эту только на первый взгляд парадоксальную мысль можно всецело оценить в нашей сегодняшней действительности.

Творчески работающие специалисты, мастера своего дела всегда идут от «знания», сложенного из опыта предшественников и современников, к «незнанию», к новым вопросам и проблемам отрасли, жизни страны в целом, которые еще никто не почувствовал, не выразил словом, не сформулировал в лекции, не оформил в документ. Одни из них прокладывают столбовую дорогу, другие – тропинку возле нее. И потому едва ли не самым показательным для нашего движения в глубь непознанной действительности является способность и стремление добыть новое знание.

Но знание и понимание – это вовсе не одно и то же. В 1983–1986 гг. автор настоящего курса лекций был командирован в Республику Афганистан в качестве советника-консультанта министра обучения и воспитания и имел возможность наблюдать специалистов, уверенных в себе (из страны, которая была «впереди планеты всей»), лихо демонстрирующих свое понимание, настаивающих на собственных рекомендациях о том, как должны развиваться те или иные отрасли народного хозяйства этой «отсталой страны». Я (к тому времени поработавший в школе, вузе, министерстве и защитивший кандидатскую диссертацию по педагогике), «многознающий», вынужден был однажды признаться в том, что многое, если не все, в образовании Афганистана не понимаю… Не буду рассказывать о том, как выходил из этого состояния. Важно другое: я впервые задумался над вопросами, что такое образование, какова связь истории, культуры, религии народа с образованием? Благодаря афганским размышлениям, стал анализировать предшествующий опыт и сложившуюся систему взглядов. По возвращении на Родину я оказался свидетелем результатов и последствий очередного «реформирования» отечественного образования: руководители разного ранга демонстрировали незнание и непонимание истории отечественного образования, неуважение к сложившейся системе как феномену культуры народа.

Категория «образование» была известна давно, но и сегодня она недостаточно понятна. С сожалением приходится признать, что в длительном процессе обсуждения ключевых понятий педагогики собственно научная аргументация чаще всего уступала и уступает точке зрения «авторитетных» лиц. Это признает и один из академиков РАО Алексей Иванович Пискунов. Ясно одно, попытки свести «образование» к педагогической категории вызывают много недоразумений и чаще всего ведут к абсурду. Очевидно, дело в том, что образование – фундаментальная категория науки, неизмеримо более сложное явление… А известно, что никакое сложное явление нельзя описать с помощью одного языка. И действительно, язык педагогики, базовые слова ее сегодня уточняются, обогащаются, рождаются новые педагогические категории благодаря языкам истории, философии, социологии, культуры, литературы, психологии.

В трудном и противоречивом процессе рождения обновленного образа педагогики восстанавливаются черты забытые и черты когда-то сознательно стертые, уничтоженные…

Одно необходимое предуведомление.

В начале XX в. атеизм и религиозный индифферентизм стали для русской интеллигенции, по горькому замечанию С. Н. Булгакова, синонимами образования и просвещенности. В начале XXI в. с сожалением приходится констатировать, что история повторяется и повторяется в виде фарса, отметая все возможные аргументы, не извлекая необходимые уроки: атеизм снова стал первоосновой сознания и научной методологии. Но при этом в определенных кругах считается недопустимым разделение, незнание друг друга, противопоставление, взаимный снобизм, характерные для светской и церковной наук. Современный ученый Н. А. Нарочницкая резонно замечает: «…вопрос о соотношении современных историко-философских и социологических доктрин и христианского учения важен не только с точки зрения веры и судьбы христианства. Сопоставление категорий и ценностей современного общественного сознания с христианским наследием имеет огромное научное значение и не может не интересовать ученого-обществоведа – историка, философа, политолога, юриста…» и, добавим от себя, психолога и педагога, руководителя образовательного учреждения. В предлагаемом курсе лекций на основе базовых принципов научности, историзма, целостности воссоздания образовательной картины России применены одновременно антропологический, историософский и региональный подходы.

В процессе разработки лекций автор провел обмен мнениями с представителями различных научных направлений, вузов, регионов. Заинтересованные и неспешные обсуждения выявили ряд тенденций. Назову лишь некоторые из них.

Первая. В обществе появляется все больше таких граждан, которые (во всяком случае, в публичных выступлениях) понимают, что без спокойного, уважительного, объективного отношения ко всем сторонам нашего бытия мы лишаемся корней, питающих нас соками истории и культуры; мы лишаемся духовно-нравственных, социальных идеалов, без которых невозможно возвыситься над окружающей нас недостойной реальностью. В общественном сознании начинает преобладать мысль, согласно которой в нашей стране возможно создание действительно демократической политической системы, если она (система) выражает в содержании, структуре и характере деятельности своих институтов, организаций, партий не только экономические, социальные и политические интересы, но также миропонимание народа, его психологическое состояние и национальное самосознание. Никакие корпоративные интересы не могут быть выше интереса государственного.

Вторая. Все, кто страдает о России, кто мечтает о ее величии, кто делает что-либо конкретное для ее возрождения, усматривают генетическую связь между такими фундаментальными понятиями, как образование, культура, национальное самосознание, патриотизм, компетентность. Более того, путь к возрождению России пролегает через воспитание духовно-нравственных ценностей. По отношению к образованию можно и должно судить об уровне государственного мышления.

Третья. По оценкам ученых и практиков, государственных и общественных деятелей, образование на федеральном уровне переживает глубокий кризис. Природа образовательной системы, гражданский и профессиональный потенциал работников образования находятся на пределе своих возможностей. Глубокий кризис образования выражается не столько в материально-финансовом оскудении, поставившем его на грань физического выживания, сколько в неопределенности целей, содержания и характера самого образования. В этой ситуации все более осознается необходимость решения стратегических задач развития образования.

Хронология событий показывает настойчивость и последовательность интеллигенции, деятелей науки и культуры, учителей и преподавателей, понимающих, что они своим интеллектом, талантом, непосредственным участием в делах просвещения могут оказать поддержку отечественному образованию. Данная тенденция как оптимистическая проявляется особенно ярко в регионах.

В различных городах России, например в Волгограде, Ставрополе, Барнауле, Ельце и др., специалисты разрабатывают региональные концепции или программы образования. В Архангельске разработан учебный план школы с национально-региональным компонентом (Т. С. Буторина). В Магадане предпринята попытка авторской разработки проекта системы образования в нетипичных зонах (О. А. Леонова, В. П. Серкин). В Хабаровском крае есть интересные наработки проекта развития жизни и деятельности края средствами образования и культуры. В Курске специалисты Педагогического университета и Института повышения квалификации работников образования, создав творческий коллектив, разработали концепцию и программу развития образования в области.

1