Эзотерика. Гороскопы. Гадания. Сонники. Бесплатно, без регистрации.
Вакансии. Поиск работы в вашем городе. Бесплатно, без регистрации.

Выбрать главу

Васильев С. Ф.

Метафилософия и компаративистика. Сборник научных трудов

ФИЛОСОФИЯ КАК АНСАМБЛЬ ДИАЛЕКТИЧЕСКИХ СТРУКТУР

Один из скептических тропов, приписываемый Агриппе, утверждает, что мы должны воздерживаться от суждения, поскольку из-за разноречивости мнений мы не можем отвергнуть или выбрать что-либо (22, 2, 239). В этом тропе подразумевается, что масса мнений, точек зрения по одному и тому же вопросу хаотична и неупорядочена.

Однако, если внимательно присмотреться к набору мнений по поводу той или другой философской проблемы, то можно обнаружить, что здесь присутствует некий скрытый порядок. Набор возможных позиций по определенной проблеме ограничен. Это относится, прежде всего, к проблемам, касающимся отношений между противоположными категориями, такими как, например, бытие и небытие, движение и покой, случайность и необходимость и т.п. Есть вполне определенный набор или спектр трактовок соотношения противоположностей. Различные формы отношений противоположностей мы называем диалектическими структурами, исходя из того, что диалектикой является наука о любых взаимоотношениях противоположностей, независимо от того, способствуют ли они развитию предмета или нет. Диалектические структуры показывают нам противоположности как смысловые энергии, которые могут разнообразно действовать друг на друга.

Порядок внутри агрегата мнений по подобным проблемам может обнаружиться тогда, когда мы сопоставим позиции, принадлежащие к разным философским традициям и направлениям. Мы хотим рассмотреть набор мнений как целокупность, мозаику, ансамбль, где один элемент дополняет другой. Поэтому, речь здесь идет не столько об исторических взаимоотношениях, сколько о смысловой связи идеальных типов философских учений. Некоторые диалектические структуры в истории философии недостаточно выявлены, но их можно логически домыслить, ибо они, по крайней мере, возможны. В других случаях, в ряде теорий наблюдается соединение нескольких диалектических структур в самых различных формах от дополнения до смешения и отождествления. Таким образом, реальный набор мнений в той или иной мере отклоняется от логически мыслимого идеального их набора. Тем не менее, первый есть, пусть несовершенное, выражение второго.

Открытие такого скрытого порядка философских учений позволит понять мировую философскую мысль как естественную систему, систематическое, а не хаотическое многообразие. В качестве образца естественной классификации обычно рассматривают периодическую систему химических элементов, которая позволяет предсказать какие вообще возможны химические элементы и каковы их свойства. Аналогично дело обстоит и с естественной классификацией философских теорий. Она должна показать, какие вообще возможны философские учения по данной проблеме. Тогда мы сможем заполнить пустующие клеточки периодической системы всех возможных философий. Тем самым мы получим возможность осуществить мерономическое и таксономическое структурное прогнозирование (13).

Попробуем показать, каков этот набор диалектических структур на примере понятий бытия и небытия.

«бытие,

А ничто не есть: прошу тебя обдумать это.» (18, 288)

Здесь мы видим, как одна противоположность (бытие) утверждает себя, полностью отрицая другую (небытие), исключая ее из круга существования. Есть только бытие, а противоположного ему небытия нет. Такую форму отношений противоположностей, такую диалектическую структуру логично назвать элиминацией одной противоположности другою.

Но если есть две противоположности, то и элиминация может быть двоякой. Если есть элиминация бытием небытия, то должна быть и обратная ей и симметричная элиминация бытия небытием. Симметрия подсказывает, что такая диалектическая структура должна быть выражена так: небытие есть, поэтому бытия нет. Такая элиминация подразумевается в нигилистическом ходе мысли. Хотя в истории философии трудно обнаружить такой нигилизм. Приближается к нему Горгий, утверждая, что «ничего не существует» (22, 1, 73). Хотя, строго говоря, его утверждение сюда не вполне подходит, поскольку дословно он утверждает, что нет ни сущего, ни несущего.

Близкую к элиминации, но все же другую диалектическую структуру мы обнаруживаем в следующих словах П. Тиллиха: «Бытие «охватывает» как само себя, так и вечно преодолевается в ходе божественной жизни. Основа всего сущего не мертвая тождественность без движения и становления, а живое творчество. Эта основа творчески утверждает себя, вечно побеждая свое собственное небытие» (16, 29). Здесь мы видим, в отличие от элиминации, что другая противоположность не отрицается полностью. Она признается, но как часть, вид, свойство другой противоположности. Такую структуру правильно называть поглощением одной противоположности другой. Следует отметить, однако, что у П. Тиллиха, данное отношение противоположностей смешано с другим с борьбой. Такая же смесь наблюдается и у другого немецкого мыслителя Э. Блоха: «И очень важно! Ничто постоянно остается видом хотя и поскольку оно противостоит Бытию, – видом, антивидом Бытия, Ничто Бытием. Понятие Бытия превосходит понятие Ничто Бытия.» (2, 260).

В более чистом виде структура поглощения может быть обнаружена в словах Платона, что небытие не противоположность бытию, а указывает лишь на иное по отношению к нему (15, 2, 331). Кроме того, поглощение может состоять и в том, что свойства и функции одной противоположности отдаются другой. Такое положение дел мы наблюдаем у А. Ф. Лосева: «Не-сущее есть иное, чем сущее. И в то же время нет ничего, и не может быть ничего кроме сущего. Что значит, что не-сущее ограничивает сущее? Это значит, что сущее само себя ограничивает, определяет. Не-сущее, иное, меон, есть не что иное, как тот момент в сущем же, который заставляет это сущее самого себя ограничивать и определять» (10, 131). Здесь способность небытия ограничивать бытие приписывается самому же бытию.

Для симметрии следует отметить и обратное поглощение бытия небытием. В чистом виде ее можно усмотреть у А. Н. Чанышева: «Небытие абсолютно, а бытие относительно», «бытие обратная сторона небытия, точнее, форма существования небытия (20, 161).

Что будет, если обе противоположности будут даны как стремящиеся элиминировать и поглотить друг друга? Такая форма отношений противоположностей, такая диалектическая структура есть борьба. Здесь происходит как бы активный передел между противоположностями сферы существования. Причем одна из противоположностей стремится вытеснить из нее другую. Борьба как отношение между бытием и небытием лежит в центре размышления Э. Блоха: «Облик негативного Ничто, принадлежащего только к Ничто, предполагает, что оно относится жестко и враждебно к позитиву, то есть еще или уже не включается (или еще и уже не включаемо) в диалектическую связь. К этому жесткому Ничто относится прежде всего не равнодушное, а уничтожающе Несовместимое, которое не является таковым только в одном аспекте уничтожения, катастрофы.» (2, 259). У П. Тиллиха бытие самоутверждается, постоянно побеждая свое собственное небытие (16, 29).

В ходе борьбы мыслимы различные степени преобладания одной противоположности над другой. Полная победа одной означает элиминацию или поглощение другой. Мыслимо также и равновесие в борьбе, как пролог к опосредствованию. В борьбе обе противоположности утверждают себя через отрицание другой. Они даны в одной сфере, и, чем больше одной противоположности, тем меньше другой.

Но что будет, если энергия противоположностей будет направлена не на отвоевание у противной стороны сферы существования, а на то, чтобы отделиться от этой противной стороны, прервать связь, замкнуться в себе. Такое отношение противоположностей друг к другу можно назвать дуализмом. Но слово «дуализм» несет на себе большую смысловую нагрузку, оно многозначно. Поэтому, лучше использовать термин отделение, отчуждение противоположностей друг от друга. Такое отделение, отрицание вообще какой-либо связи между противоположностями можно увидеть в следующем высказывании Горгия: «К тому же если предметы мысли есть сущее, то не-сущее не должно быть предметом мысли, поскольку противоположному свойственно противоположное, а не-сущее противоположно сущему. И поэтому если сущему свойственно быть мыслимым, то во всех отношениях не-сущему свойственно не быть мыслимым (22, 1, 76). В этом высказывании, по выражению Гегеля, бытие и небытие трактуются как нечто определенное, прочно отделяющееся друг от друга (5, 32). Здесь абстракция фиксирует бытие и ничто и показывает их защищенными от перехода (6, 1, 153).

1