Партнеры по преступлению | Страница 1 | Онлайн-библиотека

Эзотерическая литература. Гороскопы. Гадания. Сонники. Бесплатно, без регистрации.
Вакансии. Поиск работы в вашем городе. Бесплатно, без регистрации.

Выбрать главу

Агата Кристи

Партнеры по преступлению

Agatha Christie

PARTNERS IN CRIME

Copyright © 1929 Agatha Christie Limited.

All rights reserved.

AGATHA CHRISTIE and the Agatha Christie Signature are registered trademarks of Agatha Christie Limited in the UK and/or elsewhere. All rights reserved.

© Бушуев А. В., перевод на русский язык, 2015

© Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательство «Э», 2016

* * *

Глава 1

Фея в доме

Миссис Томас Бересфорд, сидевшая на диване, переменила позу и с тоской выглянула в окно. Вид был не слишком впечатляющим и представлял собой жилой квартал на другой стороне улицы. Женщина вздохнула, затем зевнула.

– Как жаль, – вздохнула она, – что ничего не происходит.

Муж смерил ее укоризненным взглядом.

– Будь осторожна, Таппенс, твоя страсть к вульгарным сенсациям может плохо кончиться.

Таппенс вздохнула и мечтательно закрыла глаза.

– Итак, Томми и Таппенс поженились, – проворковала она, – и жили долго и счастливо. И шесть лет спустя они все так же жили долго и счастливо. Удивительно, как в жизни все отличается от того, о чем ты мечтаешь…

– Глубокая мысль, Таппенс. Но не оригинальная. Выдающиеся поэты и еще более выдающиеся богословы говорили об этом и раньше, и, прошу меня извинить, гораздо лучше тебя.

– Шесть лет назад, – продолжала Таппенс, – я бы поклялась, что, имея в твоем лице мужа и достаточно денег, жизнь будет представляться мне величавой сладкозвучной песней, как некогда сказал один поэт, коего ты, несомненно, знаешь.

– Так что же омрачает твое существование – я или деньги? – холодно осведомился Томми.

– «Омрачает» – не вполне подходящее слово, – великодушно отозвалась Таппенс. – К хорошим вещам привыкаешь быстро, только и всего. Точно так же по достоинству оценить способность дышать носом можно, лишь будучи простуженным.

– Может, мне стоит слегка пренебречь тобою? – осведомился Томми. – Начать прожигать жизнь с другими женщинами по ночным клубам? Что-то в этом роде?

– Бесполезно, – отозвалась Таппенс. – Ты наткнешься там на меня в обществе других мужчин. И мне отлично известно, что ты равнодушен к другим женщинам, в то время как ты не можешь быть абсолютно уверен в том, что я равнодушна к другим мужчинам. Мы, женщины, гораздо наблюдательнее вас.

– Зато по части скромности мужчинам нет равных, – пробормотал ее муж. – Но что с тобою, Таппенс? Почему тебе не сидится на месте?

– Не знаю. Хочу, чтобы что-нибудь произошло. Что-нибудь волнующее и увлекательное. Разве тебе не хотелось бы, Томми, снова заняться поисками немецких шпионов? Вспомни наши былые деньки, полные опасностей и риска! Разумеется, я в курсе, что ты и сейчас имеешь отношение к секретной службе, но ведь это все исключительно кабинетная работа.

– Хочешь сказать, что не стала бы возражать, если б меня отправили в холодную Россию, переодетым в большевика-бутлегера или что-то в этом роде?

– Только не это, боже упаси, – ответила Таппенс. – Мне не дали бы отправиться туда вместе с тобой, я же не привыкла сидеть сложа руки. Мне всегда необходимо чем-то себя занять. Я весь день только это и говорю.

– Удел женщины, – предположил Томми, махнув рукой.

– Двадцать минут уборки после завтрака каждое утро – и квартира в идеальном состоянии. Тебе нет причин сетовать по этому поводу, верно?

– Ты ведешь дом настолько идеально, Таппенс, что беспорядок стал бы приятным разнообразием.

– Приятно слышать, – призналась женщина. – У тебя, конечно, есть твоя работа, – продолжила она, – но скажи мне, Томми, разве ты никогда не испытывал тайного желания, чтобы в жизни что-то происходило?

– Нет, – ответил ее муж. – Во всяком случае, вряд ли. В принципе оно неплохо – чего-то желать. Вот только это что-то может оказаться весьма малоприятным.

– Как, однако, удручающе благоразумны мужчины, – вздохнула Таппенс. – Неужели тебя никогда не посещало безумное желание жить жизнью, полной любви и приключений?

– Это ты в какой книжке вычитала, Таппенс? – снисходительно осведомился у жены Томми.

– Ты только представь, – продолжала гнуть свою линию женщина. – Раздается стук в дверь, ты идешь открыть, а за ней, шатаясь, стоит мертвец…

– Мертвец не доковылял бы до нашей двери, – скептически заявил Томми.

– Ты прекрасно понимаешь, о чем я, – ответила Таппенс. – Они, прежде чем испустить дух, всегда шатаясь, стоят за дверью, чтобы упасть к твоим ногам и прошептать пару загадочных слов вроде «пятнистый леопард» или что-то в этом роде.

– Тебе не помешал бы целительный курс Шопенгауэра или Иммануила Канта, – не удержался от ехидного совета Томми.

– Они не помешали бы как раз тебе, дорогой, – сказала Таппенс. – Ты становишься записным домоседом. Вон как уже оброс жирком…

– Неправда, – возмутился Томми. – Кстати, это не ты ли делаешь упражнения для похудания?

– Их делают все, – отмахнулась супруга. – Когда я сказала, что ты оброс жирком, я говорила скорее метафорически, чем буквально. Ты становишься самодовольным, преуспевающим, лощеным и тяжелым на подъем.

– Не понимаю, что на тебя нашло, – произнес Томми.

– Дух авантюризма, – прошептала Таппенс. – В любом случае это лучше, чем тосковать по большой любви. На меня такое временами находит. Я мечтаю о том, что встречу мужчину, настоящего красавца…

– Ты встретила меня, – ответил Томми. – Разве этого не достаточно?

– …смуглого стройного красавца, ужасно сильного, умеющего скакать верхом и укрощать мустангов при помощи лассо…

– Ага, в ковбойских штанах из овчины и широкополой шляпе, – саркастически добавил Томми.

– …и живущего в прериях, – закончила фразу Таппенс. – И чтобы он безумно в меня влюбился. Я бы, конечно, как порядочная женщина, его отвергла, сохранив верность брачному обету, но в душе сгорала бы от любви к нему.

– Отлично, – отозвался Томми. – Я только и делаю, что мечтаю познакомиться с красивой девушкой. Девушкой с волосами цвета спелой ржи, которая безоглядно влюбилась бы в меня. Только вряд ли я стал бы отвергать ее… Нет-нет, я бы точно не стал этого делать.

– Это, – заявила женщина, – проявление капризного характера.

– Да что с тобою, Таппенс? – удивленно спросил Томми. – Раньше ты никогда не вела таких разговоров.

– Верно, но это уже давно закипало во мне и искало выхода, – невозмутимо ответила она. – Видишь ли, крайне опасно иметь все, что ты хочешь, включая достаточное количество денег на покупку вещей. Не говоря уже про шляпки.

– У тебя их и без того около четырех десятков, – сказал Томми, – и все похожи одна на другую.

– Шляпки – они такие, – согласилась Таппенс. – На самом деле они не похожи. Каждая обладает индивидуальностью. Кстати, сегодня утром я видела прелестную шляпку у «Виолетты».

– Если тебе больше нечем заняться, кроме покупки шляпок, которые тебе не нужны, то…

– Верно, – снова согласилась Таппенс. – Об этом я и говорю. Будь у меня что-то поинтереснее!.. Может, заняться благотворительностью? О, Томми, как бы я хотела, чтобы произошло нечто волнующее. Мне кажется… я чувствую, это было бы хорошо для нас обоих. Если бы нам найти фею…

– Удивительно это от тебя слышать, – заметил Томми.

С этими словами он встал, прошел через всю комнату, открыл ящик письменного стола, вытащил небольшой снимок и протянул его жене.

– Так, значит, ты их уже напечатал? – удивилась Таппенс. – Это который? Тот, что ты снял в этой комнате, или тот, что сделала я?

– Тот, который снял я. Твой снимок не получился. У тебя, как всегда, недодержка. Ты неисправима.

– Как мило с твоей стороны думать, что есть что-то, что ты умеешь делать лучше меня, – съязвила Таппенс.

– Неумное замечание, – парировал Томми. – И я на время оставлю его без внимания. Я, собственно, хотел показать тебе вот это.

С этими словами он указал на белое пятнышко на фотографии.

– Царапина на негативе, – сказала Таппенс.

– Вовсе нет, – возразил Томми. – Это, Таппенс, след феи.

– Томми, ты идиот.

– Посмотри сама.

Он вручил ей увеличительное стекло. Таппенс внимательно рассмотрела в него фото. При известной доле фантазии царапину на негативе и впрямь можно было принять за крошечное крылатое создание, сидящее на каминной решетке.

1