Выбрать главу

Командующий 3-й армией генерал-майор Я.Г. Крейзер

В борьбе с прорывающимися на восток соединениями враг использовал данные воздушной разведки о районах скопления наших войск и маршрутах движения колонн и сведения, полученные путем перехватов переговоров по радио. Так, 19.10 воздушная разведка обнаружила «две группы противника, каждая силою в одну дивизию с артиллерией и танками. Южная группа противника наступает на Поповка (8 км юго-западнее Дмитровск) на фронте шириной около 7 км. Два дня тому назад ее атаки были отбиты, но они усиливаются. С юго-запада подходят новые колонны.

Сегодня новая группа противника в районе Аллапенки (4 км северо-западнее Дмитровск) — 1000 автомашин, обнаружена тяжелая артиллерия и артиллерия большой мощности, 12 танков. Исходное положение в лесу севернее Аллапенки.

Донесения воздушной разведки о направлении удара противоречивы, здесь полагают, что на восток».

Бои шли в исключительно тяжелых условиях болотистой местности. В ночь на 21 октября части армии прорвали фронт противника, наступая по сплошному болоту, и 23 октября пересекли занятое противником шоссе Фатеж — Кромы.

В конце концов, по словам Еременко, из армии Крейзера пробились к своим войскам в районе Поныри приблизительно 13 000 человек. В ходе боев с 3-й армией противник потерял около 5500 солдат и офицеров убитыми, 100 пленными, около 250 автомашин, до 25–30 танков и много другого боевого имущества.

50-я армия генерал-майора М.П. Петрова утром 9.10, оторвавшись от противника, продолжила отход. Ее части сумели совершить бросок на восток в 50 км, прежде чем они столкнулись со значительным сопротивлением противника. Завязались тяжелые бои. В районе Хвастовичи части армии 12 октября вступили в бой с сильной группировкой противника, подошедшей со стороны Орла, которая преградила ей путь на восток и юго-восток.

Из оперсводки 4-й армии фон Клюге за 13.10:

«Остатки сил противника, окруженного северо-западнее Брянска 2-й армией и частью сил 2-й танковой армии, все еще оказывают отчаянное сопротивление. Уничтожение этих сил является ближайшей задачей. 40 тыс. военнопленных, взятых в боях с 50-й армией русских, доказывает, что основные силы этой армии уничтожены».

Но 50-я армия, продолжая выполнять поставленную задачу, к исходу 13 октября вышла на рубеж Подбужье, Карачев и сосредоточилась в районе ст. Батагово (25 км северо-восточнее Брянска), Буяновичи для переправы через р. Рессета (приток р. Жиздра) и подготовки прорыва. На реке глубиной до 3 м с болотистой поймой мостов не было. Утром 154-я стрелковая дивизия генерала Я.С. Фоканова форсировала реку, но немцы не дали ей развить успех. Артиллеристы армии, огнем отбивая атаки с направления Хвастовичи, Пеневичи, поддерживали пехоту, переправившуюся через реку. К 14 октября навели мосты и с утра под сильным артиллерийским и минометным огнем начали переправу противотанковой и полковой артиллерии на конной тяге, а также орудий 151-го кап. К исходу дня их удалось переправить на другой берег. Однако две попытки перевезти орудия на мехтяге не удались — орудия проваливались вместе с тягачами. В этот день все 20 установок гвардейского минометного полка, израсходовавшего все боеприпасы, по решению Военного совета были взорваны. 15 октября пришлось уничтожить и 16 орудий 761-го артполка, а также 8 орудий 643-го корпусного артполка.

Переправившиеся части понесли большие потери. Исход боя решил обходящий отряд во главе с командармом, который вышел в тыл противнику. Нашим частям удалось пробиться к югу на 5–7 км. Но развить прорыв в юго-восточном направлении не удалось. Обходящий отряд был расчленен, многие погибли в бою, в том числе и член Военного совета армии бригадный комиссар Н.А. Шляпиен. Командующий армией Герой Советского Союза М.П. Петров в бою получил смертельное ранение (подробнее о судьбе Михаила Петровича Петрова мы расскажем позднее). Остатки армии опять были окружены в районе Желтоводье, Вереща (10 км северо-западнее Карачев), и 17 октября немцы сообщили о завершении ликвидации ее частей.

Изменив направление действий и нанеся удар в северо-восточном направлении, армия прорвала заслоны врага и двинулась в направлении на Белев. Остаткам армии и ее штабу во главе с полковником Л.А. Пэрн удалось пробиться из окружения именно там, где до вмешательства начальника Генштаба они сначала успешно продвигались. В район Белева к 23 октября вышли остатки 217, 290, 279, 278, 258, 260 и 154-й стрелковых дивизий, танковой бригады, а также несколько отдельных стрелковых и артиллерийских полков и другие части. Из окружения удалось вывести 14 орудий артполка 217-й сд, 18 орудий 299-й сд, 4 — 154-й сд и 2 орудия — 151-го кап, а также некоторое количество противотанковых орудий. Вышедшие из окружения части заняли оборону в пределах Белевского участка обороны. Всего в ходе боев армия потеряла около 90 тысяч человек. Тем не менее свыше 12 тысяч бойцов сумели пробиться к своим войскам.

Командующий 50-й армией генерал-майор М.П. Петров

Немецкие источники рисуют другую картину боев. По их данным, полностью наши войска севернее и южнее Брянска были окружены к 14 октября. Так, 15 октября генерал-фельдмаршал Ф. фон Бок доложил главкому сухопутных войск:

«Бои с окруженными под Вязьмой войсками противника продолжаются в целом ряде разрозненных районов. Еще не представляется возможным определить, когда это будет закончено <…> Перед фронтом 2-й армии упорно обороняется 50-я русская армия. Отражены ее попытки прорваться под Желтоводье».

Через три дня в оперсводке ОКХ № 125 от 18.10.1941 прозвучало:

«2-я армия: В ходе уничтожения 50-й русской армии взято в плен 55 105 человек, захвачено трофеев: 477 орудий, 21 танк, 1065 автомашин, много другого оружия и технического имущества…

Уничтожены: 50-я армия в составе следующих дивизий: 149 (дивизия 43-й армии Резервного фронта. — Л.Л.), 154, 217, 258, 260, 278, 279, 290, 299-я стрелковые дивизии, 3-я резервная дивизия, 108 танковая дивизия».

21 октября ОКВ объявило:

«<…> При очистке поля боя восточнее Брянска погибли командующий 50-й советской армией, депутат Верховного Совета генерал Петров и несколько офицеров его штаба».

В общей сложности, из брянского окружения смогли пробиться остатки 18 дивизий и одной танковой бригады, всего примерно 23 тыс. человек. В том числе вышли полевые управления фронта и всех трех армий. Таким образом, армии Брянского фронта, прорвав многочисленные вражеские заслоны, выполнили поставленную Ставкой задачу — вырвались из оперативного окружения и даже сохранили часть сил для создания нового фронта обороны. Следует подчеркнуть, что армии вышли из окружения практически без помощи извне, если не считать встречный удар частей группы генерала Ермакова на завершающем этапе и удары авиации по заявке фронта. При этом они своими активными действиями сковали значительные силы 2-й танковой и часть сил 2-й полевой армий противника, чем способствовали восстановлению стратегического фронта обороны на новых рубежах.

Военный совет в Шутове — прорываться или обороняться? Мы подошли к самому драматическому моменту вяземских событий. Попытаемся и в дальнейшем излагать ход боевых действий языком документов, кратко комментируя их по мере необходимости. Но придется сразу оговориться: документальных материалов, касающихся боев в окружении, сохранилось не так много — в основном только те, что были переданы тем или иным способом в вышестоящие штабы. Большая часть документов соединений и частей была уничтожена в окружении и при выходе из него. Некоторые из них сохранились лишь потому, что попали во вражеские руки (например, некоторые документы 50-й армии), а уж потом были захвачены нашими войсками вместе с трофеями и сданы в архив. Многие документы до сих пор не рассекречены, особенно документы Ставки.

Поэтому придется исходить из того, что есть, а также шире использовать свидетельства непосредственных участников боев, опубликованные в различное время, сверяя их с документами не только советских, но и немецких архивов. В них одни и те же события зачастую излагаются по-разному, в зависимости от степени владения автором материалом, знания документальных источников и личной добросовестности. Многое, конечно, зависело от усердия редакторов и цензоров, которые неукоснительно выполняли требования печально известного «Перечня сведений, запрещенных к опубликованию в открытой печати» и инструкций военного ведомства. Мы уже видели, как поработали редакторы над статьей командарма Лукина, которая увидела свет только через 11 лет после его смерти. Поэтому, читая мемуары военачальников и воспоминания ветеранов, надо всегда помнить, в какое время нашей истории они были опубликованы. Что было на самом деле — никогда уже не узнаем. Путем сопоставления различных источников можно лишь приблизиться к истине, подтвердить или опровергнуть достоверность тех или иных сведений.

101