Выбрать главу

Саймон Грин

Плач соловья

ГЛАВА ПЕРВАЯ

ПРЕКРАСНАЯ ДОЧЬ ВИСЕЛЬНИКА

Темная Сторона изобилует всевозможными сверхъестественными силами, но источники энергии должны быть надежны и защищены от вмешательств co стороны. Кому-то необходимо вырабатывать электричество, чтобы горели эти яркие неоновые вывески. Энергия, которую потребляет Тёмная Сторона — город в городе, — добывается из разных источников. Некоторые источники незаконны, а некоторые противоестественны. Это могут быть кровавые жертвоприношения и порабощенные полубоги, гештальт-разумы и микроскопические черные дыры, удерживаемые стасис-полем. Есть и другие источники, столь колоссальные и чудовищные, столь невообразимо чуждые, что можно сойти с ума от одного взгляда на их тайные механизмы. Правда, пока горит свет и ходят поезда, на Темной Стороне до этого никому нет дела. Если говорить об электричестве, единственным надежным источником была сверхновая электростанция — «Прометей-инкорпорейтед». Магия более заметна, но наукой на Темной Стороне никогда не пренебрегали.

Становление «Прометей инкорпорейтед» — история недавняя. За пять лет завоевав прочную репутацию благодаря своей надежности и доступным ценам, теперь она поставляла около двенадцати процентов электроэнергии, потребляемой на Темной Стороне. Так что диверсии, с некоторых пор не прекращающиеся в строго охраняемой зоне электростанции, необходимо остановить. Уокер ясно дал это понять. Уокер представляет власти — загадочных, мало кому известных людей, которые управляют Темной Стороной (насколько ею возможно управлять). Иногда он дает мне работу потому что я надежен, умею хранить секреты и при этом меня не жалко.

Держась в тени на расстоянии, я разглядывал массивное здание «Прометей инкорпорейтед». Смотреть было особенно не на что: еще одна башня из стекла и стали. Наверху офисы, администрация и тому подобное. Пониже лаборатории — разработка и исследования, а на первом этаже — управление по связям с общественностью. Считается, что сама электростанция, чудо современной науки, находится где-то под землей. Я говорю «считается», потому что там, насколько мне известно, мало кто бывал. Внутри все автоматизировано, управляется из единого центра, и даже сейчас, шесть лет спустя, никто понятия не имеет, что это собой представляет и как работает. Хранить же тайны на Темной Стороне очень непросто.

«Прометей инкорпорейтед» начала свой путь к успеху, когда я был далеко отсюда, пытаясь — безуспешно — жить обычной жизнью в обычном мире. Сейчас, когда я здесь, мне очень нужно знать, что скрыто за ее фасадом. Мне нравится узнавать то, чего никто больше не знает. Такие вещи не раз спасали мне жизнь.

Я вышел из тени и направился к административному зданию, окруженному армией охранников и полицейских. Кордон у входа заметил меня и следил, как я приближаюсь. Бог знает, сколько пушек сейчас смотрели в мою сторону; я чуть не оглох от щелчков предохранителей. Окажись на моем месте кто угодно другой, он бы занервничал.

Я остановился перед входом, загороженным полицейскими в эффектных темно-синих мундирах с серебряным галуном. Я кивнул старшему — рослому и внушительному человеку c холодным внимательным взглядом. Он смотрел на меня спокойно, не реагируя на шепотки за спиной. Я разобрал свое собственное имя. Koe-кто из людей крестился, кто-то делал отвращающие знаки. Моя улыбка им явно не понравилась. Я улыбнулся еще шире. С тех пор как я сумел добыть Нечестивый Грааль, улизнув от двух ангельских армий, моя репутация едва ли нуждается в укреплении. Она, конечно, держится главным образом на слухах, но я и не думаю их опровергать, особенно самые дурные. Ничто так славно не отпугивает, как хорошая — точнее, плохая — репутация.

— Мне приказано проверять документы, — сказал полицейский. — И еще мне приказано стрелять во всех, кого нет в утвержденном списке.

— Вы меня знаете, — ответил я спокойно. — И меня здесь ждут.

Полицейский несколько расслабился.

— Первая хорошая новость за сегодняшний вечер. Здравствуйте, Тейлор. По правде сказать, я рад, что вы здесь. Мои люди серьезно обеспокоены.

— Кто-нибудь погиб? — спросил я, хмурясь. — Как я понимаю, речь идет о диверсии?

— Убитых пока нет, но потерь хватает. — Полицейский смотрел угрюмо. — Тому, кто сейчас разносит электростанцию, людей не жалко. За три ночи у меня набралось сорок человек раненых, а я все еще понятия не имею, чья это работа. Никто ничего не видит, а потом раз — и готово дело… Мы перекрыли входы и выходы лучше некуда, но этот ублюдок все равно является и продолжает свое дело.

— Может, это свои? — спросил я, чтобы он не подумал, будто я не слушаю.

— Я сначала тоже так думал, но уже неделю ни одна живая душа на работу не выходит. Когда начались неприятности, босс отправил их по домам. Кроме него, в здании никого нет. Я на всякий случай проверил персонал, но ничего подозрительного не обнаружил. Большинство работают здесь не так давно, чтоб успеть всерьез разозлиться на хозяев.

— Так отчего же ваши люди так нервничают? — спросил я негромко. — Еще немного, и они друг в друга стрелять начнут.

Полицейский фыркнул:

— Я же сказал — никто ничего не видит. Все подходы к зданию находятся под наблюдением, внутри — сторожевые камеры и датчики движения. А оно приходит и уходит, когда захочет.

— Многие жители Темной Стороны приходят и уходят, когда захотят, — заметил я.

— А то я не знаю. Да только в этом месте много высоких технологий и мало магии. Стоит всерьез применить магию, как сработают все системы защиты сразу. Кто бы ни пытался или что бы ни пыталось — остановить электростанцию, сейчас творится что-то особенное. Ни такой науки, ни такой магии я в жизни не видел.

Я непринужденно кивнул, излучая небрежную уверенность:

— Поэтому руководство и обратилось ко мне. Я нахожу ответы, которых не могут найти другие. Увидимся позже.

Я обошел своего собеседника, но перед самой дверью дорогу мне заступил другой полицейский — мускулистый молодой парень. Пистолет в его огромных ручищах выглядел игрушечным. Смотрел он свирепо и явно не сомневался, что производит впечатление.

— Всех обыскивают и у всех отбирают оружие! — рявкнул он. — Это касается каждого, даже таких крутых парней, как ты, Тейлор!

Старший полицейский открыл было рот, но я остановил его жестом. В тот день, когда я не смогу управиться с блюстителем порядка, страдающим от запора, я уйду на пенсию.

Я гадко улыбнулся:

— Я огнестрельным оружием не пользуюсь. Никогда не пользовался. Оно слишком несовершенно.

Я поднял руки и раскрыл ладони. Полицейский выкатил глаза, глядя, как ему под ноги градом сыплются патроны, подскакивают и катятся по полу.

— Это из твоей пушки, — сказал я. — А теперь уйди с дороги, пока я не сделал то же самое с твоими кишками.

Он все равно нажал на курок. Когда выстрела не прозвучало, в горле его что-то пискнуло, он с усилием сглотнул и отступил на шаг. Я прошагал мимо, как если бы этого стража не существовало. Открывая массивную дверь в вестибюль, я успел услышать, как старший делает засранцу разнос.

Я вошел в роскошную приемную по-хозяйски, но произвести впечатление на публику не удалось — внутри никого не было. За моей спиной щелкнул замок c дистанционным приводом. Кто-то все же знал, что я здесь. Под потолком по углам горели красные огоньки видеокамер, так что я просто стоял, давая возможность налюбоваться на себя как следует. Думаю, я смотрелся неплохо. Мое белое летнее пальто было чище, чем обычно, и я почти уверен, что не забыл побриться. Ах, как важно иногда бывает хорошо выглядеть! Затрещал невидимый громкоговоритель, и по широкому холлу разнесся знакомый шепот.

— Рад, что ты здесь, Джон. Иди через офис менеджера и поднимись ко мне. Голубая дверь в конце холла, дальше по стрелкам. Постарайся не сбиться с дороги, тут везде ловушки. И не забывай оглядываться. Мы не знаем, в какой момент случится очередная диверсия.

Я прошел через голубую дверь и последовал за светящимися на стенах стрелками. Насколько роскошной была приемная, настолько строгими были служебные помещения. Узкие коридоры с голыми стенами, пронумерованные двери и вытертые дорожки на полу. Повсюду тихо, будто все огромное здание напряглось и ожидает беды. Наконец стрелки довели меня до двери с эмблемой «Прометей инкорпорейтед», за которой и ожидал меня сам владелец и директор Винсент Крамер.

1