Выиграй денежный приз!

Выбрать главу

Фонтана вел архитектурные постройки и в Петербурге. В самом начале 1710-х годов ему было поручено продолжать строительство Дворца Меншикова на Васильевском острове, в архитектуре которого есть элементы, близкие гагаринскому дворцу в Москве. Очевидно, он осуществлял и "архитектурный надзор" над сооружением Ораниенбаумского дворца, но не больше.

И действительно, сравнивая московские постройки, целиком приписываемые Фонтане, — Лефортовский дворец за Яузой и дом Гагарина на Тверской — с петербургскими дворцами, трудно представить, что ему было по силам проектирование такого гигантского комплекса, каким является дворец в Ораниенбауме. Скорее всего, проект принадлежал какому-нибудь крупному западноевропейскому архитектору, а Фонтана и другие архитекторы осуществляли этот проект.

Необходимо отметить, что архитектура петровского времени весьма неоднородна по стилевой направленности. На протяжении трех десятилетий происходило удивительное смешение, взаимопроникновение различных стилей, манер. В эту ломку стиля в России тех лет внесли свою ленту не только русские мастера, впитывавшие новые для них традиции западноевропейской ордерной архитектуры, но и иностранные зодчие. Надо иметь в виду, что и иноземные мастера не могли принадлежать к какой-либо определенной стилевой ветви западноевропейского искусства конца XVII — начала XVIII века, поскольку приезжали они из разных стран, где развитие архитектуры не шло синхронно. Этот момент приходится учитывать при характеристике творчества русских и иностранных зодчих рубежа XVII–XVIII веков, в том числе и Джованни Мари о Фонтаны.

После 1714 г. имя Фонтаны исчезает из документов; вероятно, он покинул Россию.

А. А. Кипарисова

И. МИЧУРИН

(1700–1763)

Сын небогатого помещика Костромской губернии, Иван Федорович Мичурин в числе других подростков, проявивших склонность к "наукам и художествам", был направлен в 1718 г. на обучение в Петербург. Там он был определен в Академию навигационных наук, где получил первоначальное образование. По окончании академии он был отдан в ученики к архитектору Н. Микетти, который работал в те годы на строительстве дворца в Стрельне.

Проблему создания отечественных строительных кадров, которые были бы на уровне мастерства и знаний своего времени, Петр I пытался разрешить на первых порах посылкой одаренной молодежи для обучения за границу. В 1716 г. была отправлена в Италию и Голландию первая группа «пенсионеров», среди них будущие живописцы Иван и Роман Никитины, будущие зодчие Петр Еропкин и Иван Коробов.

Мичурин был направлен в Голландию в 1723 г. для изучения шлюзного дела (гидростроительства), кладки фундаментов и планировки садов. Здесь Мичурин не только овладел инженерной наукой, но и приобрел широкие архитектурные познания. После нескольких лет обучения в Антверпене у архитектора и инженера И. Баумштета он получил аттестат ученика архитектуры и шлюзного дела.

По возвращении Мичурина из Голландии "мастерство его искусства" было освидетельствовано архитектором X. Конрадом, а затем его экзаменовали П. Еропкин и Д. Трезини. Получив звание гезеля (низший ранг архитектора), Мичурин работал на строительстве дворцов Петербурга и его окрестностей по 1731 г., когда он был переведен в Москву, временно превращенную в столицу в связи с пребыванием в ней Анны Иоанновны и царского двора.

В эти годы, после разрухи и запустения конца XVII и начала XVIII века, здесь началось некоторое оживление строительства. Еще на рубеже столетий Петр I пытался привести в порядок застройку древней столицы, Страдавшей от постоянных пожаров. Начиная с 1699 г. издавались указы о соблюдении чистоты в городе, о строительстве на погорелых местах каменных зданий или мазанок; запрещалось строить деревянные дома в Кремле, Китай-городе и Белом городе. Предлагалось располагать их "в линию", а не внутри дворов. Вменялось в обязанность всем приезжающим в Москву привозить с собой булыжник определенной величины для мощения главных улиц города. Но в 1714 г. указ о запрещении каменных построек повсюду, кроме Петербурга, прервал эти меры, предпринимаемые для улучшения состояния города. Лишь в 1718 г. было разрешено строить каменные здания в Кремле и Китай-городе. Практически же ремонтные работы, преимущественно дворцовых строений, начались в связи с коронациями Петра II (1727) и Анны Иоанновны (1731). Вскоре императрица возвратилась в Петербург, но восстановительные работы в Москве уже не прекращались.

В 1731 г. в Москве началось составление плана города. Частично он был выполнен архитектором И. Мордвиновым, а после его смерти в 1734 г. все работы были продолжены Мичуриным. Благодаря энергии Мичурина план города был успешно выполнен. Гравированный в 1739 г., он получил наименование мичуринского.

Нанесение на план сети улиц и строений наглядно выявило беспорядочность московской застройки, давно вышедшей за пределы собственно города. Запутанность жилых кварталов, кривые улицы, переулки и тупики не только нарушали упорядоченность городской планировки, но и вступали в резкое противоречие с требованиями регулярности архитектуры, утверждаемыми тогда в строительстве новой столицы.

Мичурин, составляя план Москвы, вносил некоторые изменения в очертании улиц, выпрямлял их, устранял тупики. На выгоревших местах проектировалась регулярная застройка, предполагаемая к осуществлению в будущем. Была, например, намечена большая дорога от Земляного города к царской резиденции в Анненгоф, обстроенная «образцовыми» домами.

План Мичурина явился основой для дальнейшего упорядочения застройки Москвы и послужил отправным документом для архитекторов, трудившихся над ее совершенствованием. Так вместе с составлением мичуринского плана в московское зодчество вошла главнейшая тема русской архитектуры XVIII — начала XIX столетия — новое регулярное градостроение, получившее здесь местное истолкование, претворенное на почве древнего традиционного строительства Москвы.

При выполнении столь сложного, громадного по объему работ предприятия, каким было снятие плана города, Мичурин расширил и укрепил свою архитектурную команду. Он добился постоянного помещения для изготовления чертежей, увеличения числа учеников и помощников. К ним принадлежали Д. Ухтомский, В. Обухов, И. Евлашев и другие зодчие Москвы уже следующего поколения. Мичурин организовал московскую Архитектурную контору, положившую начало собиранию сил для формирования новой московской архитектурной школы, с развитием которой был связан значительный этап в истории московского зодчества.

Мичурин и его помощники продолжали и начатую Мордвиновым работу по поддержанию и восстановлению некоторых ветхих строений Москвы и Подмосковья. Зодчий выезжал также с этой целью в Тверь, Владимир, Коломну, Кострому и другие города. В числе видных архитекторов того времени — М. Земцова, И. Коробова, И. Шумахера и И. Бланка — он участвовал в освидетельствовании возводимой по проекту Г. Шеделя колокольни Киево-Печерской лавры.

Некоторые ремонтные и восстановительные работы перерастали в крупные проекты (реставрационные), в которых Мичурин проявлял себя не только как опытный инженер-строитель, но и как одаренный архитектор.

Таким проектом был замысел Мичурина, связанный с восстановлением рухнувшего в 1723 г. каменного шатра Воскресенского собора (1658–1685) в Новом Иерусалиме. Зодчие, осматривавшие поврежденный собор, предлагали разобрать его до основания и строить заново. Мичурин же, Исследовав в 1733 г. сооружение, пришел к заключению, что этот замечательный памятник русского зодчества можно восстановить в первоначальном виде, сохранив стены и возведя на них новый каменный шатер.

Предложение Мичурина не встретило возражений, но средства из казны перестали отпускаться, и начатые работы прекратились, когда над ротондой еще не был выстроен шатер. Восстановление собора было закончено позднее, по проекту Б. Растрелли, в соответствии с которым вместо каменного шатра, как это предусматривалось Мичуриным, был воздвигнут деревянный, а изразцовая облицовка — исключительный образец художественной отделки интерьера — заменена декоративной лепниной в духе барокко тех лет [Собор был разрушен во время Великой Отечественной войны].

Творчески отнесся Мичурин к возможности восстановления древнего дворца на Воробьевых горах. Дворец, основанный в селе Воробьеве в XV веке, был перестроен в конце XVII века, когда "под деревянные хоромы" был сделан каменный подклет (цокольный этаж). К началу XVIII в. деревянные части дворца совершенно развалились, и в 1737 г. Мичурину было поручено снять чертежи и выполнить модель дворца, а затем, по возможности, приспособить его для проживания.

31
Ю. С. Яралов (составитель): ЗОДЧИЕ МОСКВЫ XV–XIX вв 1
ОТ СОСТАВИТЕЛЯ 1
Т. П. Кудрявцева: ОЧЕРК ИСТОРИИ: МОСКОВСКОЙ АРХИТЕКТУРЫ: XV–XVIII веков 1
А. М. Викторов: В. ЕРМОЛИН 9
С. М. Земцов: АРХИТЕКТОРЫ МОСКВЫ: ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ XV: И ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЫ XVI века 11
АНТОН ФРЯЗИН 12
АРИСТОТЕЛЬ РУДОЛЬФО ФИОРАВАНТИ 12
МАРКО ФРЯЗИН И ПЬЕТРО АНТОНИО СОЛАРИ 16
АЛЕВИЗ СТАРЫЙ 19
АЛЕВИЗ НОВЫЙ 19
ПОСЛЕДНИЕ ФРЯЗИНЫ — БОН ФРЯЗИН И ПЕТРОК МАЛЫЙ 21
Т. И. Гейдор: БАРМА- ПОСТНИК 22
Т. П. Федотова: О. СТАРЦЕВ 23
Т. П. Федотова: Л. БУХВОСТОВ 24
В. Н. и Н. И. Былинины: И. ЗАРУДНЫЙ 26
Т. А. Гатова: ДЖОВАННИ МАРИО ФОНТАНА 29
А. А. Кипарисова: И. МИЧУРИН: (1700–1763) 31
А. Л. Кипарисова: А.УХТОМСКИИ: (1719–1774) 33
И. А. Потапова: Ф. и П. АРГУНОВЫ: (1733 — около 1768) (1768–1806) 36
А. Ф. Крашенинников: К. БЛАНК: (1728–1793) 40
Е. А. Белецкая: В. БАЖЕНОВ: (1737–1799) 42
Н. А. Потапова: М. КАЗАКОВ: (1738–1812) 45
М. С. Никольская: И. ЕГОТОВ: (1756–1815) 49
А. В. Соловьев: Е.ТЮРИН: (1792–1870) 51
Л. Ф. Крашенинников: А. КВАРЕНГИ: (1744–1817) 52
3. К. Покровская: О. ВОВЕ: (1784–1834) 54
Е. А. Белецкая, 3. К. Покровская: Д. ЖИЛЯРДИ: (1785–1845) 57
Е. А. Белецкая: А. ГРИГОРЬЕВ: (1782–1868) 60
Т. И. Гейдар: Д. ГРИГОРЬЕВ: (1789–1856) 63
С. П. Яковлев: В. СТАСОВ: (1769–1848) 64
Е. И. Кириченко: ОЧЕРК ИСТОРИИ: МОСКОВСКОЙ АРХИТЕКТУРЫ: ВТОРОЙ ТРЕТИ XIX -: НАЧАЛА XX века 68
К. ТОН: (1794–1881) 70
А.ПОМЕРАШЕВ: (1848–1918) 72
М. БЫКОВСКИЙ: (1801–1885) 74
Ф. ШЕХТЕЛЬ: (1859–1926) 77
Л. М. Смирнова: Р. КЛЕЙН: (1858–1924) 80