Выбрать главу

Дворец князя Гагарина на Тверской, о котором В. И. Баженов в речи на закладке Большого Кремлевского дворца сказал: "…а всех домов прекраснее дом князя Гагарина на Тверской", не сохранился. В начале XX века он был сломан и на его месте возведен многоэтажный доходный дом. За время своего существования дворец Гагарина неоднократно подвергался переделкам, несколько раз менял владельцев.

При изучении памятников русской архитектуры начала XVIII века исследование затрудняется недостаточностью, а подчас и отсутствием архивных материалов, плохой сохранностью памятников, многочисленными перестройками и переделками, связанными с изменением стилей, вкусов владельцев, необходимостью ремонта. С этими сложностями сталкивается исследователь и при реконструкции первоначального облика дворца Гагарина. На плане, «сочиненном» в 1819 г., видно, что дом входил в состав большой городской усадьбы, однако определить, когда были возведены хозяйственные постройки — одновременно с главным домом или нет, — невозможно. Для восстановления внешнего, а отчасти и внутреннего облика дома обратимся к изобразительным материалам. В собрании Музея имени А. В. Щусева хранится акварель Д… Кваренги "Вид на церковь Успения на Покровке и дворец князя Гагарина на Тверской улице"

(1797). Кроме того, известны четыре чертежа из «Альбомов» М. Казакова, а также непубликовавшаяся акварель М. Садовникова из собрания Музея имени А. В. Щусева на обороте его же рисунка "Василий Блаженный" — "Вид на Тверскую улицу со стороны Тверской площади", 1833. В "Русской старине" в 1852 г. было опубликовано описание здания и литография, фиксирующая его внешний вид в середине XIX века.

Основные архитектурные, а отчасти и пропорциональные членения одинаковы на всех изображениях гагаринского дома. Абсолютные размеры главного здания на чертежах Казакова увеличены за счет повышения кровли, в то время как основной объем кажется несколько приземистым, как бы придавленным высокой кровлей. На других изображениях пропорции основного объема выглядят более вытянутыми, поскольку изящная по рисунку балюстрада, завершающая здание, как бы увеличивает его высоту.

Дворец Гагарина представлял собой двухэтажную по дворовому фасаду постройку с центральным и двумя торцовыми ризалитами. В углублениях между ними находились террасы-лоджии, перекрытие над ними поддерживалось тройными арками. Симметричная композиция главного фасада отмечена посредине аркой проездных ворот, которые вели во внутренний двор усадьбы. На второй, парадный этаж вела широкая лестница, располагавшаяся в правой части проездной арки. На главном фасаде по бокам проездной арки находились два глухих арочных проема.

Рисунки М. Садовникова и А. Мартынова фиксируют изменения, которые произошли с фасадом гагаринского дома примерно за 50 лет (с конца XVIII до середины XIX века). В первоначальном, по-видимому, завершающем здание карнизе были пробиты окна из третьего, мезонинного этажа; расширены, а также вновь пробиты окна подвалов, изменена форма парадных лестниц на главном фасаде — теперь в лоджии первого этажа поднимались по двум парным, изгибающимся к центру маршам.

Если судить по имеющимся изображениям, а также по описанию В. Л. Снегирева в "Русской старине", главный и дворовый фасады дома были обильно украшены белокаменной резьбой: "На лицевом фасаде этого дома разными его владельцами много сбито рельефных украшений, сделанных во вкусе архитектуры XVIII века и заимствованных из флорентийских жилых домов". Кроме того, Снегирев отмечает, что "на заднем фасаде дома — на двор — находился из второго этажа балкон с балясами, орнаментами на консолях; от всего этого оставались еще обломки каменных листьев, голов кариатид и фигур".

Внутренняя планировка дома, за исключением овальных залов второго этажа, изображенных на чертежах Казакова, вероятно, сохраняла более или менее первоначальный вид.

Снегирев, описавший дом Гагарина в 1852 г., особенно настаивал на том, что здание было построено иностранным архитектором. Действительно, «итальянский» характер здания, напоминающего североитальянские палаццо XVII–XVIII веков, виден даже на рисунках. Недаром дворец привлек внимание Д. Кваренги, изобразившего его на одной из своих превосходных акварелей. Как бы оттеняя «итальянский» характер дома, он поместил на его фоне русское здание — церковь Успения на Покровке.

И. Э. Грабарь уверенно приписывает дворец Гагарина творчеству Джованни Марио Фонтаны.

Фасадная декорация гагаринского дома имеет некоторое сходство с внешним декором законченной в 1707 г. церкви Архангела Гавриила, "что на Чистом пруду" (Меншикова башня). Здесь и балкон с точеными балясинами, и каннелированные пилястры большого ордера; пропорции и очертания арочных окон гагаринского дома близки к заделанным арочным проемам верхнего восьмерика Меншиковой башни; угловые пилястры двух верхних восьмериков Меншиковой башни напоминают граненые опоры аркад дома Гагарина с резными филенками и капителью; среди прочих схожих элементов — оформление верхнего края карнизов сухариками и т. д.

Даже это простое перечисление сходных мотивов говорит о значительной стилистической близости памятников.

Что еще построил Фонтана в Москве до переезда в Петербург, сказать трудно. Судя по архивным данным, он появился в новой столице около 1710 г., т. е. почти одновременно с А. Д. Меншиковым.

Однако можно предположить, что в Москве Фонтана принял участие еще в одной постройке на средства Гагарина. В 1706 г. московский комендант купил у стольника Д. Лихачева село Степановское под Москвой. Видимо, приблизительно в это время здесь и началось сооружение храма-колокольни во имя св. Исаакия Далматского, день празднования которого совпадает с днем рождения Петра I. Архивных сведений об этой постройке почти не сохранилось, кроме надписи на деревянном кресте, находившемся в самой церкви. Надпись эта приведена в статье А. Мартынова: "Освятися олтарь… и воодружен бысть крест сей в церкви преподобного отца нашего Исаакия Далматского седмь тысящ 240-го генваря 19 дня, а от Рождества Христова 1732 года индикта десятого при державе Анны Иоанновны".

П. А. Тельтевский, ссылаясь на эту надпись, датирует храм 30-ми годами XVIII века и изменяет прежнюю датировку М. А. Ильина, который, основываясь на утерянных ныне документах, относил дату постройки к 1703 г.

Архитектура храма-колокольни в Степановском, в целом, конечно, несколько необычная для 30-х годов XVIII века, носит на себе следы влияния двух разных эпох. Завершение церкви, действительно характерное для позднего времени, было сделано в 30-е годы, но центральный объем выдает более раннюю эпоху. Ордерный декор здания напоминает декор галерей Лефортовского дворца (объединяющие два этажа гладкие пилястры, в данном случае — тосканского ордера). Если учесть, что первоначально церковь была выше, поскольку нижний ярус сильно врос в землю, то такое изменение пропорционального соотношения частей может лишь подтвердить более раннюю датировку. В оформлении второго, центрального яруса храма использован прием декорирования низа оконных проемов и глухих арок балконами, которые своими очертаниями напоминают балюстраду гагаринского дома или Меншиковой башни.

Таким образом, даже если не настаивать на авторстве Фонтаны в этой постройке, то следует все же причислить ее к кругу возможных произведений этого мастера и при этом предложить новую датировку. Время постройки может быть ограничено 1706 г. (время покупки Степановского Гагариным) и 1711 г. (отъезд Гагарина на пост сибирского губернатора).

Существует еще одна, не сохранившаяся до нашего времени постройка, которую необходимо включить в круг работ Джованни Марио Фонтаны. В 1956 г., изучая архивные материалы, А. П. Петров высказал предположение, что Фонтане принадлежит постройка в начале 1710-х годов дома генерал-адмирала Ф. М. Апраксина в Белом городе на Никитской улице. Судить о внешнем виде этого сооружения не представляется возможным, так как не найдено каких-либо его изображений. А. П. Петров указывает на Фонтану как на возможного автора дома Апраксина, исходя из анализа переписки Ф. М. Апраксина со своим московским управляющим С. В. Рагузинским по поводу постройки московской городской усадьбы. В ней, по мнению Петрова, именно Фонтана называется "итальянцем-архитектором" или "добрым архитектором италианцем". Присутствие итальянского архитектора на постройке дома прослеживается до начала 1712 г.

30
Ю. С. Яралов (составитель): ЗОДЧИЕ МОСКВЫ XV–XIX вв 1
ОТ СОСТАВИТЕЛЯ 1
Т. П. Кудрявцева: ОЧЕРК ИСТОРИИ: МОСКОВСКОЙ АРХИТЕКТУРЫ: XV–XVIII веков 1
А. М. Викторов: В. ЕРМОЛИН 9
С. М. Земцов: АРХИТЕКТОРЫ МОСКВЫ: ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ XV: И ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЫ XVI века 11
АНТОН ФРЯЗИН 12
АРИСТОТЕЛЬ РУДОЛЬФО ФИОРАВАНТИ 12
МАРКО ФРЯЗИН И ПЬЕТРО АНТОНИО СОЛАРИ 16
АЛЕВИЗ СТАРЫЙ 19
АЛЕВИЗ НОВЫЙ 19
ПОСЛЕДНИЕ ФРЯЗИНЫ — БОН ФРЯЗИН И ПЕТРОК МАЛЫЙ 21
Т. И. Гейдор: БАРМА- ПОСТНИК 22
Т. П. Федотова: О. СТАРЦЕВ 23
Т. П. Федотова: Л. БУХВОСТОВ 24
В. Н. и Н. И. Былинины: И. ЗАРУДНЫЙ 26
Т. А. Гатова: ДЖОВАННИ МАРИО ФОНТАНА 29
А. А. Кипарисова: И. МИЧУРИН: (1700–1763) 31
А. Л. Кипарисова: А.УХТОМСКИИ: (1719–1774) 33
И. А. Потапова: Ф. и П. АРГУНОВЫ: (1733 — около 1768) (1768–1806) 36
А. Ф. Крашенинников: К. БЛАНК: (1728–1793) 40
Е. А. Белецкая: В. БАЖЕНОВ: (1737–1799) 42
Н. А. Потапова: М. КАЗАКОВ: (1738–1812) 45
М. С. Никольская: И. ЕГОТОВ: (1756–1815) 49
А. В. Соловьев: Е.ТЮРИН: (1792–1870) 51
Л. Ф. Крашенинников: А. КВАРЕНГИ: (1744–1817) 52
3. К. Покровская: О. ВОВЕ: (1784–1834) 54
Е. А. Белецкая, 3. К. Покровская: Д. ЖИЛЯРДИ: (1785–1845) 57
Е. А. Белецкая: А. ГРИГОРЬЕВ: (1782–1868) 60
Т. И. Гейдар: Д. ГРИГОРЬЕВ: (1789–1856) 63
С. П. Яковлев: В. СТАСОВ: (1769–1848) 64
Е. И. Кириченко: ОЧЕРК ИСТОРИИ: МОСКОВСКОЙ АРХИТЕКТУРЫ: ВТОРОЙ ТРЕТИ XIX -: НАЧАЛА XX века 68
К. ТОН: (1794–1881) 70
А.ПОМЕРАШЕВ: (1848–1918) 72
М. БЫКОВСКИЙ: (1801–1885) 74
Ф. ШЕХТЕЛЬ: (1859–1926) 77
Л. М. Смирнова: Р. КЛЕЙН: (1858–1924) 80