Выбрать главу

Преступники и преступления с древности до наших дней

Маньяки. Убийцы

I. ЦЕЗАРИ-УБИЙЦЫ

1. Узаконенные убийства в Риме

Смерть Цицерона.

В октябре 43 года до н. э., спустя полтора года после убийства Юлия Цезаря, его полководцы Марк Антоний, Эмилий Лепид и племянник Октавиан,[1] сопровождаемые своими войсками, встретились около города Бононии в Северной Италии и заключили соглашение, известное под названием второго триумвирата.[2] Его участники присваивали себе на ближайшие пять лет верховную власть в государстве.

В ноябре 43 года войска трех полководцев торжественно вошли в Рим. Было решено, что Октавиан на остающееся время года уступает свое консульство цезарианцу Вентидию, но вместе с Антонием и Лепидом получает право занимать государственные должности. Для скрепления союза Октавиан вступил в брак с Клодией, падчерицей Антония.

Что понимали триумвиры под выражением «восстановленме порядка», не замедлило обнаружиться.

Оно заключалось в истреблении их политических противников и в мести убийцам Цезаря. Следуя примеру римского диктатора Суллы, триумвиры с холодным расчетом составили список тех, кого следовало убить. В этот список были внесены богатейшие из римлян под тем предлогом, что они или принимали участие в убийстве Цезаря, или радовались ему. В этот же список каждый из триумвиров внес имена своих личных врагов. К смерти было предназначено около 300 сенаторов и более 2000 всадников.[3] Имения их должны были быть конфискованы и предназначались на покрытие громадных расходов по содержанию войска. Антоний первым внес в список знаменитого оратора, республиканца Цицерона, а Октавиан, в числе прочих, своего собственного опекуна; Лепид без малейшего возражения допустил внести в список имя своего брата.

Марк Антонии. Изображение на монете

Злополучные жители Рима и не подозревали того, что им готовилось. Был вечер, когда на улицах появились шайки убийц. Первые, кого они встретили, были четыре сенатора, внесенные в списки. Они тотчас были убиты на месте, и затем началась резня. Дома осужденных были окружены, двери выломаны и начались розыски несчастных. Благодаря наступившей ночной темноте, многим удалось спастись бегством; в их числе был и Цицерон. Всякому, укрывавшему обреченных, грозила смерть. За головы убитых была назначена плата: каждый свободнорожденный получал за голову 25000 динариев, а раб -10000. Теперь узы родства, дружбы, уважения и любви потеряли всякое значение, и в городе с необузданным неистовством разразились всевозможного рода пороки и страсти. Сыновья предавали отцов, жены — мужей, рабы — своих господ, должники — кредиторов. Мостовая на улицах и полы в домах были залиты кровью убитых. Головы жертв выставлялись напоказ на ораторских кафедрах, а тела бросались в Тибр.

Но посреди этих бесчеловечных сцен еще ярче выделялись прекрасные подвиги верности, самопожертвования, сострадания и человеколюбия даже со стороны рабов. Многие из них умирали под пыткой, но не выдавали своих скрывавшихся господ. Один раб, сопровождая своего бежавшего господина, спрятал его в роще, а сам пошел отыскивать лодку. Вернувшись, он увидел, что хозяин уже окружен стражей и падает на землю, пораженный мечом начальника стражи. «Господин, — воскликнул раб, — вздохни еще раз!» И затем убил начальника стражи. «Ты отмщен!» — воскликнул он снова и пронзил мечом сам себя. Преданный раб сенатора Вентидия на глазах остальных рабов заковал своего господина в цепи. Но ночью, достав хозяину платье военачальника, а сам с сотоварищами переодевшись в солдатскую одежду, вывел их всех из города, как будто они сами шли убивать. Однажды им пришлось ночевать в одном доме с шайкой убийц, которые сообщили, что они посланы в погоню за Вентидием. «А! — сказал раб, — мы также его ищем».

Другой раб вышел навстречу убийцам в одежде своего господина. Убийцы уже хотели нанести ему удар, когда другой раб крикнул: «Это не он; я покажу вам настоящего господина, который спрятался». Он действительно указал место, где скрывался его господин, который и был убит. Но едва народ узнал об этом происшествии, как в негодовании кинулся к дому и не успокоился, пока предатель не был распят, а верный раб не получил в награду свободу.

На защиту внесенного в список дяди Антония явилась к триумвирам родная мать Антония и с благородным мужеством сказала им, что осужденный находится в ее доме и что, если его не освободят от приговора, она умрет вместе с ним.

Октавиан Август. Мрамор. Рим. Ватиканские музеи

Регин, бывший некогда наместником и полководцем, с измазанным сажей лицом, переодетый угольщиком, вышел из дома, погоняя перед собой осла, нагруженного углем. Однако один солдат узнал его. За выдачу этот солдат мог бы получить деньги, но, благородный человек, он сказал Регину вполголоса: «Счастливого пути, начальник!» и спокойно пропустил его.

Жертвой этих ужасных дней стали и оба брата Цицероны. Они находились в тускуланском поместье, когда получили известие о своем приговоре. Сначала братья хотели бежать в Македонию к находящемуся там Бруту, но на путешествие не было ни денег, ни продовольствия, поэтому Квинт решился поехать в Рим. Но едва он добрался до своего дома, как был предательски выдан, и убийцы вошли в дом. Навстречу им вышел сын Квинта и клялся, что он не знает, где его отец. Не довольствуясь его уверениями, убийцы подвергли юношу пытке огнем и тисками. С ужасом слышит спрятавшийся отец стоны и вопли терзаемого. Родительская любовь пересилила страх, и Квинт Цицерон выскочил, чтобы спасти сына. Но безжалостные убийцы умертвили их обоих.

Рим. Мавзолей Августа

Между тем Марк Цицерон добрался до моря и в нерешительности стоял на берегу. Сначала он приказал внести его на корабль, но потом передумал. То он хотел отправиться к Сексту Помпею, то в сердечном трепете намеревался обратиться к Октавиану с мольбой о пощаде. Наконец Цицерон приказал нести себя в свое поместье. И по дороге его настигла шайка убийц. Едва он высунул голову из носилок, как бывший военный трибун Попилий Ленас, которого Цицерон когда-то защищал в суде, нанес ему три удара мечом по шее. Попилий отнес голову Цицерона к Антонию и получил за нее в десять раз больше назначенной цены. Мстительная жена Антония, Фульвия, проколола булавками язык, который, вероятно, не шадил и ее. Затем Антоний приказал выставить голову и правую руку Цицерона перед ораторской кафедрой, украшением которой так часто был погибший.

Так трагически кончил свою жизнь величайший из римских ораторов. Он имел необыкновенный дар речи, неисчерпаемое богатство выражений, позволявшее для всякого настроения находить вполне соответствующие слова и выражения, дар убедительного и живого остроумия, звучный голос и благородную наружность. Как частный человек, Цицерон обладал всеми добродетелями, которые доставляли ему любовь и уважение всех честных людей. При всеобщем разврате его чистота вдвойне достойна похвалы и уважения. Цицерон самоотверженно любил отечество и стремился к справедливости и благородству. Как политический деятель, Цицерон, конечно, выказал мало проницательности и еще меньше твердости, чему много способствовало его добродушие.

Едва миновали убийства, как начались грабежи. Все жители Рима были парализованы царящим беззаконием и незащищенностью. Триумвиры ото всех требовали взносов в государственную казну. В этом отношении не пощадили даже женщин. 1400 богатых женщин были объявлены лишенными своих имений под тем предлогом, что они находились в родстве с убийцами Цезаря. Они явились все к триумвирам, и одна из них, дочь оратора Гортензия, подала просьбу, в которой доказывала несправедливость такого постановления. Следствием такого ходатайства было, по крайней мере, то, что триумвиры потребовали денежные взносы лишь с 400 женщин.

К.Ф. Беккер. Всемирная история. Мифы древнего мира. — Саратов: Надежда, 1995.

2. Маньяк на троне

(Гай Светоний Транквилл)

Гаи Цезарь, имевший при жизни прозвище Калигула и под этим именем вошедший в историю, родился в 12 г. н. э., а в 37 г. н. э. после смерти Цезаря Тиберия был провозглашен императором с официальным именем Гай Цезарь Август Германик.

1
Преступники и преступления с древности до наших дней: Маньяки. Убийцы 1
I. ЦЕЗАРИ-УБИЙЦЫ 1
1. Узаконенные убийства в Риме 1
2. Маньяк на троне: (Гай Светоний Транквилл) 1
3. Мессалина 6
4. Кровавые дела императора Домициана 8
ІІ. ВО ВРЕМЕНА ДРАКУЛЫ И «СИНЕЙ БОРОДЫ» 8
1. Людоеды поневоле (Радульф Глабер)[10] 8
2. Синяя Борода 9
3. Граф Дракула 10
4. Процессы волкодлаков 10
5. Убийцы с «Батавии» 12
ІІІ. УБИЙЦЫ ГАЛАНТНОГО ВЕКА: (Кон. XVII–XVIII в.) 14
1. Слушания в «Огненной палате» 14
2. Процесс над Юджином Арамом 16
3. Салтычиха 19
4. Отцеубийца 19
5. Дерю 20
6. Портреты убийц эпохи Французской революции 26
IV. УБИЙЦЫ БУРЖУАЗНОГО ВЕКА (XIX в.) 28
1. Граф Монте-Кристо 28
2. Библиофил-убийца 29
3. Исчезновение доктора Паркмана 29
4. Сад старика Бендера 32
5. Таинственное убийство австрийского военного агента 33
6. Дело кровавой красавицы: (Записки И. Д. Путилина) 38
7. Трагедия в Морском корпусе 42
8. Кровавый миллион: (Записки И.Д.Путилина) 46
9. Николай Оберемок: (Записки судебного следователя[18]) 48
10. Люди петли[19] 50
11. Ритуальные убийства в Европе и России в XVII — XIX в.в 51
V. УБИЙЦЫ НОВЕЙШЕГО ВРЕМЕНИ (XX В.) 55
1. Дело Криппена 55
2. Дело об убийстве Клавы Г 57
3. Смит — «Синяя борода» 60
4. Людоед[25] 62
5. Убийца 24-х[26] 64
6. Неизменность метода[27] 68
7. Дело Кети Гагедорн 73
8. Врач-убийца 76
9. Кровавый след Рудольфа Плейля 78
10. Кристи Леман — отравительница-новатор 80
11. Тайна Ламы Тэрнер 83
12. Гибель Шарон Тэйт и ее друзей 88
13. Кровавый заказ педагога 89
14. Синяя борода из Техаса 90
15. Несостоявшаяся трагедия 91
16. Необъявленный национальный траур 92
СЕРИЙНЫЕ УБИЙЦЫ В СССР 92
17. Убийца из Мосгаза 92
18. Монстр откровенничает 94
19. Маньяк из Белоруссии 95
20. Застенчивый душитель 96
21. Заслуженный учитель 97
22. Некрофил с тремя паспортами 97
23. Чаепитие по-читински 98
24. Титов из Армавира 99
25. Матери и дети 100
26. Рабовладельцы из Кирова 101
27. Расстрел в Ижевске 103